1944

                                                                                                                          Даниил Петров

СОВЕТСКИЙ УРОК НЕСОВЕТСКОЙ СТРАНЕ
(ЗНАКОВОЕ РЕШЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ 1944 ГОДА)

13 января 1944 года исполняется годовщина исторического решения Исполкома Ленгорсовета — о восстановлении исторических названий 20 центральным улицам нашего города и о переименовании проспекта Ленина.

Многие ли горожане помнят, что с приходом в России к власти большевиков массовым переименованиям подверглись улицы почти всех городов? И первым из них был Петроград – колыбель революции.

1918-1944 – топонимический геноцид в городе на Неве

Зимний дворец по замыслу новой власти стоял на площади Урицкого (вместо Дворцовой). К Смольному стал вести Советский проспект (вместо Суворовского). Главной артерией Васильевского острова в Ленинграде до 1944 года был не Большой проспект, а проспект Рудольфа Адлера, спешно по конъюнктурным соображениям переименованный позже в проспект Пролетарской Победы. Что уж говорить о расположении Публичной библиотеки на углу проспекта 25 Октября (Невский) и улицы 3 июля (Садовой).

Стоит вспомнить подход академика Д. С. Лихачева, который к культурному наследию относил не только материальные памятники (дворцы, музейные собрания и т.п.), но и вещи, не всегда осязаемые: начиная от устных народных преданий и заканчивая названиями, которые складываются в народе, близки к его культурной традиции. Топонимия (совокупность всех названий) – важнейшая составляющая культуры любой страны.

Именно по этой причине борьба власти, пришедшей в 1917 году, с отечественной культурой не могла обойти и область названий. Они также должны были быть «перекрашенными» на новый лад. Иногда это принимало формы почти смешные: город Струги Белые Псковской области (название, не имевшее никакого отношения к политике) превратился в Струги Красные. Иногда наносился более серьезный урон культурному наследию в области названий. Петроград – лучший тому пример. Была предпринята попытка стереть из памяти народной вошедшие в мировую историю с произведениями литературы и искусства названия самого города и его главных артерий. Названий, воспетых за 200 лет многими великими классиками, которых еще в 1920-ые годы собирались «скинуть с корабля современности».

Хитрость проводившейся советской властью политики массовых переименований имела две стороны.

Во-первых, как сказано, стиралась из памяти народной история родных мест, история страны до 1917 года. Например, зачем жителям проспекта имени товарища Володарского (ныне снова – Литейный проспект) помнить о том, что еще с петровских времен в начале проспекта находился литейный завод, который ковал боеспособность тогдашней России? России, стремившейся во всеуслышание заявить о себе на мировой арене (что в те годы, без пушек, выпускавшихся заводом, было невозможно)? Достижения царей советская власть (особенно по первому времени) всячески пыталась показать в черных красках. По этой причине никакой ценности в исторической памяти о литейном дворе, литейном заводе, литейной части советская власть не видела.

Во-вторых, с 1917 года искусственно насаждался культ личности руководителей и идеологов большевистской партии. По этой причине многие новые (советские) названия получили имена до недавних пор мало кому в России известных людей. Но вопрос пропаганды новых героев решался умно. Были либо нет у советской власти консультанты в области психологии народных масс, но был использован тонкий прием воздействия на подсознание народа: рядом с именами большевицких лидеров (Володарского, Дзержинского, Ленина, Свердлова, Сталина, Урицкого и пр.) появлялись на соседних улицах имена великих представителей отечественной культуры: Мусоргского (вместо Среднего проспекта), Росси (вместо Театральной), Салтыкова-Щедрина (вместо Кирочной), Чайковского (вместо Сергиевской) и пр. – людей, порой далеких от политики и еще более далеких от того, чтобы разделять радикальные взгляды большевиков. Таким образом, создавалось впечатление, что имена эти равновеликие: что Володарский, Дзержинский, Ленин и пр. внесли в нашу историю доброго и положительного не меньше, чем Чайковский, Росси, Мусоргский и другие.

Начало возвращения к истокам. 1944 год

Тем более экстраординарным и необычным представляется решение Ленинградского Исполкома о возвращении названий. Во-первых, это – первый случай переименования в советской стране не по причинам, связанным с политической конъюнктурой. Переименование города Троцка (Гатчина) в Красногвардейск в 1929 году явно стоит вне этого порядка.

Во-вторых, это первый и единственный случай массового возвращения названий в СССР. Ничего подобного не было ни в Москве, ни в других городах. Впоследствии в СССР проводились лишь одиночные разовые возвращения названий. Так, Таврический сад вновь в 1985 году обрел свое название, перестав последовательно быть Парком Первой Пятилетки и Городским детским парком.

В-третьих, характерно, что возвращение названий в 1944 году было проведено с совершенно нетрадиционным для Советской России игнорированием государственной большевистской идеологии. С карты города стирались не какие-либо второстепенные по своему идеологическому звучанию названия, а имена, остававшиеся до окончательного упадка СССР неоспариваемыми идеалами, начиная от имени Плеханова и заканчивая ушедшими в 1944 году от ленинградцев «Красных Командиров».

Более того, пунктом 2 этого решения Исполкома проспект Ленина был переименован в Пискаревский проспект. Причина этого очевидна — это дань памяти полумиллиону блокадников и защитников города, похороненных на находящемся рядом Пискаревском кладбище. Однако, в этом примере невозможно не обратить внимание и на то, что речь идет именно о переименовании, а не о возвращении исторического названия. Более того, стиралось с карты города имя верховного советского лидера. Даже сегодня в свободной от диктата большевистской идеологии России некоторым подобные действия представляются невозможными!

Чем же были обусловлены такие экстраординарные идеологические послабления советской власти? В Центральном государственном архиве Санкт-Петербурга, к сожалению, пока не нашли предыстории этого вопроса. Есть лишь само решение со ссылкой на то, что «ряд прежних наименований… тесно связан с историей и характерными особенностями города и прочно вошел в обиход населения». Есть также документы об исполнении решения.

Несомненными представляются две вещи. Во-первых, вся страна была восхищена беспримерным подвигом ленинградцев и армии, не допустивших сдачи города. Из рассекреченных переговоров Сталина в период 1941–1942 гг. и других до недавних пор секретных документов видно, что высшая власть советской страны была готова и готовилась к захвату города на Неве врагом. То, что этого не произошло, очевидно, было удивлением не только для обывателей. Жители и защитники города не Неве своими кровью и страданиями заслужили право на историческую память.

Во-вторых, наш город в очередной раз подтвердил право ношения своего высокого знамени культурной столицы. Город показал, что ему не безразлична история страны, ее культурного наследия в виде исторических (в противоположность конъюнктурным) наименований. Согласитесь, что даже в менее сложные и трагические годы (решение о возвращении принималось еще до полного снятия вражеской блокады города) у других советских начальников в повестке дня возвращение исторических имен отсутствовало: партия этого не требовала, государственная идеология этого не предусматривала. Ленинградские партийные руководители не побоялись данный вопрос поднять и решить его положительно.

Впрочем, картина будет неполной, если уважаемому читателю не напомнить, что уже через несколько лет в 1949–1951 гг. против ленинградских партийных начальников было инспирировано по ложным и лживым обвинениям «Ленинградское дело». Те же председатель и секретарь Ленгорисполкома П. С. Попков и А. А. Бубнов, подписавшие в 1944 году решение о возвращении 20 названий и о переименовании проспекта Ленина, в 1950-м были расстреляны. Кто знает, не явилась ли идеологическая «нестойкость» ленинградских руководителей в части готовности даже немножко убрать политику партии с улиц родного города одной из многих причин, побудивших Советский Кремль жестоко разделаться с ленинградской «самостийностью».

Стоит также отметить, что инициатива по возвращению названий, связанных с героическим Ленинградом, коснулась не только города, но и области. Решением Президиума Верховного Совета СССР от 23 января 1944 года были возвращены исторические названия Гатчине (до тех пор – Красногвардейск) и Павловску (Слуцк). Руководители Ленинградского областного Исполкома, стоявшие у истоков этих возвращений, также были репрессированы по «Ленинградскому делу».

Советский урок несоветской России

Падение коммунистической идеологии на рубеже 1980–1990ых дало возможность вновь поднять вопрос о восстановлении исторических названий С.-Петербурга и многих других городов. В результате вернул себе имя и сам город на Неве, и многие проезды в нем. К сожалению, этот процесс до конца не осмыслен многими горожанами. И не завершен. До сих пор исправлены не все ошибки советской власти в части массовых и не основанных на истории и культуре России переименований.

Среди тех, кто не интересуется темой возвращения названий, бытует ряд нелепых мифов. Якобы возвращение названий не может быть произведено в режиме минимальных затрат. Не забываем ли мы, что в январе 1944 года еще в блокадном Ленинграде и еще в воюющей России денег на новые таблички хватило? Не уподобляемся ли мы иванам, родства не помнящим, когда отказываемся возвращать бесценную отечественную историю под предлогом мнимых затрат?

Наконец, можно ли забывать, что существуют законные способы приведения этих затрат к нулю. Так, в 2010 году в Петербурге была проведена очередная плановая замена уличных указателей. Ни что не мешало утвердить давно принятые Топонимической комиссией С.-Петербурга решения и без затрат вернуть названия улицам, чьи имена были конъюнктурно исковерканы в советские годы.

Левые (прокоммунистические) партии упорно насаждают также миф о необходимости замены документов при любых переименованиях. При этом надежда мифотворцев опирается, очевидно, на два столпа: незнание гражданами законов (не обязывающих менять документы при переименованиях) и правовая неграмотность некоторых чиновников, готовых пойти на поводу предлагаемой лжелогики.

Опять же забываем историю. Управление снабжения Ленгорисполкома, которому было поручено провести замену табличек в Ленинграде во исполнение решения о восстановлении названий, еще в марте 1944 года, отчитываясь о результатах, смело писало доклад на бланке с указанием старого наименования улицы (проспект Рошаля вместо возвращенного Адмиралтейского проспекта). Никто и ничто не обязывает нас менять все бланки и печати при переименовании: это может быть сделано в плановом порядке (по мере расходования старых бланков, износа старых печатей и т.п.).

Общим выводом к данной исторической годовщине предложу пожелания отечественным, в том числе городским властям брать пример со своих предшественников и смелее принимать решения, если они основаны на любви к Родине, к ее культуре и истории. Непонимание же отдельными гражданами необходимости этого должно встречать терпимую и упорную работу власти по Просвещению.



Наименование на начало 1944 года

Возвращенное наименование

1

Проспект 25 Октября

Невский проспект

2

Улица 3 июля

Садовая улица

3

Проспект Красных командиров

Измайловский проспект

4

Площадь Красных Командиров

Измайловская площадь

5

Площадь Жертв Революции

Марсово Поле

6

Площадь имени Воровского

Исаакиевская площадь

7

Площадь имени Плеханова

Казанская площадь

8

Проспект имени Володарского

Литейный проспект

9

Проспект имени Нахимсона

Владимирский проспект

10

Проспект Карла Либкхнехта

Большой проспект П.С.

11

Улица Розы Люксембург

Введенская улица

12

Набережная имени Рошаля

Адмиралтейская набережная

13

Проспект имени Рошаля

Адмиралтейский проспект

14

Улица имени Слуцкого

Таврическая улица

15

Советский проспект

Суворовский проспект

16

Проспект Пролетарской Победы

Большой проспект В.О.

17

Проспект Мусоргского

Средний проспект

18

Проспект Железнякова

Малый проспект В.О.

19

Площадь Урицкого

Дворцовая площадь

20

Набережная 9 января

Дворцовая набережная


Наименование на начало 1944 года

Переименование

21

Проспект Ленина

Пискаревский проспект






 

Об авторе
Петров Даниил Викторович
Родился в Ленинграде в 1975 г., к.ю.н. (СПбГУ), магистр Университета Манчестера. Работал начальником арбитражного отдела КУГИ Санкт-Петербурга, начальником отдела госполитики Адвокатского бюро «ЕПАМ», начальником Департамента управления имуществом «РЖД». Общественная работа: поисковый отряд «Орел» (Тверская область), вице-президент Фонда «Возвращение» (Москва). Автор 2 монографий и более 10 статей на правовые и исторические темы.


Наверх