История семейной фотографии

История семейной фотографии


Сколько себя помню, на стене нашей комнаты висела эта фотография. Я спрашивал бабушку, кто эти мужчины в офицерской форме, дамы в красивых платьях и дети в матросках. Она мне говорила, что это ее папа и мама, а также братья и сестры, и рассказывала о каждом из них.

Эта фотография1 была сделана 18 января 1914 года, когда большая семья (а у прадедушки с прабабушкой было 15 детей) собралась на празднование дня ангела одной из старших сестер Мани (Марии Александровны). Это был тот редкий случай, когда вся семья смогла собраться в Петербурге, так как старшие братья-офицеры служили в гарнизонах в разных частях империи. Праздновали в доме отца − Александра Васильевича Яковлева в большой квартире №1 дома 9 (современный адрес №13) по улице Большой Зелениной.

По семейному преданию, эта семейная фотография в 1915 году была опубликована в военной газете «Русский инвалид» как пример патриотической семьи, все члены которой, могущие воевать, встали на защиту родины в трудные дни Первой мировой войны.

Непростые судьбы людей, снятых на этой фотографии, – это срез истории нашей страны.


В середине фотографии мои прадедушка и прабабушка, а вокруг них все их дети, внуки и жены сыновей.

002 Александр Васильевич Яковлев 1913.jpg   Александр Васильевич Яковлев, 1913 год

Мой прадед Александр Васильевич Яковлев родился в 1845 году и был четвертым ребенком в семье литейного мастера Арсенала Литейной части Василия Ивановича Яковлева и его жены Степаниды Никифоровны. Одна из пушек, отлитых Василием Ивановичем, хранится в Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи2.

В 1852 году, когда Александру было 7 лет, умер его отец. Смышленый мальчик был любимцем товарищей отца, как сейчас сказали бы «сыном полка», и обучался здесь же, в Арсенале, в Техническом Артиллерийском училище на пожертвованные солдатские пятаки.

В 1865 году ему было присвоено звание унтер-офицера3. С разрешения начальства слушал лекции в Михайловском Артиллерийском училище, а в 1869 экстерном выдержал экзамен на чин прапорщика полевой артиллерии.

После получения чина занимался изучением обеспечения крепостной артиллерии Петербурга, а затем был направлен в Варшаву, где занимался проектированием и испытаниями обозных и госпитальных повозок.

В 1877 году женился на 16-летней дочери своего Варшавского командира генерал-майора артиллерии Звездкина − Александре, которую увез сразу же после выпускного бала в Институте благородных девиц. Венчались уже по приезде в Петербург в Матвеевской церкви.

В 1885 году Александру Васильевичу присвоен чин полковника с переводом в интендантское ведомство. Он многократно был командирован в различные города империи по делам интендантского ведомства. Получил увечья во время испытаний военных повозок нового образца.

Награжден орденами Св.Станислава 2 и 3 степени, Св.Анны 2 и 3 степени, Св.Владимира 3 и 4 степени.

В 1906 году Александр Васильевич был произведен в генерал-лейтенанты с увольнением по болезни в отставку с пенсией 2863 рубля (в год).


003 Александра Павловна Яковлева 1910-е.jpg    Александра Павловна Яковлева, СПб. 1910-е гг.

Моя прабабушка Александра Павловна Яковлева (1861–1918), дочь артиллерии генерал-майора Павла Александровича Звездкина (1806–1869) и Марии Степановны Звездкиной, родившейся в Витебской губернии. По семейному преданию, Мария Степановна была из рода фон Граббе, но за тайный брак без благословения родителей со штабс-капитаном Звездкиным была лишена наследства и вычеркнута из писцовых книг.

Родилась Александра Павловна в г. Варшаве. До десяти лет училась в школе. Затем обучалась в Варшавском институте благородных девиц. Окончила его в 1877 году с золотой медалью.

004 Александра Павловна Звездкина в период знакомства с Яковлевым Александром Васильевичем 1877 Варшава..jpg
Александра Павловна Звездкина, Варшава 1877 год

   
     Вышла замуж за подчиненного отца – штабс-капитана Александра Васильевича Яковлева.

У Александры Павловны и Александра Васильевича было 15 детей, лишь один из которых − Андрей – умер еще в младенчестве, 4 лет от роду, отравившись миндалем, предназначенным для рождественской елки.

Все сыновья после окончания военных училищ служили офицерами.

В июле 1915 году Александра Павловна снова оказалась в Варшаве. На этот раз, приехав для сопровождения в Петербург гроба с телом своего сына Александра, георгиевского кавалера, погибшего в кровопролитном бою при обороне Варшавы. По воспоминаниям, Александра Павловна, приехав в город, где она родилась и прожила до совершеннолетия, не могла сказать ни слова по-польски, хотя все понимала. На обратной дороге в Петербург от переживаний у нее случился инсульт, от которого она так и не оправилась до своей кончины в 1918 году.

Александра Павловна была захоронена в склепе на Митрофаньевском кладбище. Аренда земли на кладбище была оплачена на 50 лет вперед, но в 1927 году кладбище было закрыто, кладбищенская церковь была снесена, большинство могил и склепы разорены. В годы Великой Отечественной войны на территории бывшего кладбища был построен ложный аэродром, который немцы нещадно бомбили. Вся земля была перепахана воронками от разрывов бомб. После войны здесь на наскоро заасфальтированной площадке была устроена городская барахолка. Сейчас это место занято складами, гаражами и свалками. Между тем там кое-где еще сохранились кресты и надгробия.


Старший сын Александра Васильевича и Александры Павловны Павел (род. 1878), на большой фотографии слева вверху, капитан 1-ой Восточно-Сибирской стрелковой артиллерийской бригады. Ниже − его жена Алиса Фридриховна, а внизу чуть правее их сын Александр.

005 Павел Александрович Яковлев с Алисой Федоровной и Шуриком 1914.jpg
Павел Александрович Яковлев с Алисой Фридриховной и Шуриком, СПб. 1914 год


Павел Александрович защищал родину на фронтах Первой мировой войны.

После революции в начале 20-х семья Павла Александровича эмигрировала из России пароходом из Крыма. Тогда же от Алисы Фридриховны было получено письмо. Она писала в Петербург младшим, чтобы они прислали денег, для чего бы продали иконы (в семье было много прекрасных икон в резных киотах с серебряными окладами). Но к этому времени все иконы и часть мебели уже были ночью вывезены подселенцем, принудительно вселенным в квартиру при уплотнении. Он после этого исчез и больше не появлялся.

Последнее письмо от Павла Александровича было получено из Франции из города Лион.


Правее Павла Александровича на большой фотографии юнкер Николаевского училища Георгий Александрович (1894–1976).

006 Георгий Александрович Яковлев 1914.jpg
Георгий Александрович Яковлев, СПб. 1914 год


Он окончил училище в 1914 году, участвовал в Первой мировой войне. Во время Гражданской войны служил в Красной армии. В 30-е гг. жил и работал инженером в Москве. Назначался на работу Главным инженером строительства Самарского и Ленинаканского мясокомбинатов. В годы Великой Отечественной войны воевал. В 1944-м был отозван с фронта в г. Сочи для участия в разработке плана восстановления курорта. Сочи является одним из активных оползневых районов. В довоенные пятилетки строительство города-курорта было включено в число ударных строек. Увеличившееся строительство, для нужд которого брали песок и гальку с сочинских пляжей, привели к необратимым процессам. В годы войны пляжная полоса курорта была разрушена. Также увеличилась интенсивность оползней. Кроме того начали разрушаться защитные сооружения недавно построенного Сочинского порта. Поэтому было решено неотложно принять меры по проведению берегоукрепительных и противооползневых работ. Для разработки плана были привлечены отозванные с фронтов и эвакуации виднейшие специалисты СССР, в т.ч. Георгий Александрович Яковлев. В 1945 году на основании работы этой комиссии было принято Постановление Правительства о срочном проведении работ по восстановлению Сочи.

Георгий Александрович был женат первым браком на Надежде Алексеевне Кокушкиной. Их сын Владимир после окончания школы в 1940 году со своим одноклассником устроился в геолого-разведочную партию на Кольский полуостров. Только окончилась Финская война. Во время одной из разведок они наткнулись в лесу на наш подбитый самолет. Взяв у убитого летчика документы и оружие, они отправились на ближайшую пограничную заставу. Так как у юношей при себе было оружие, им инкриминировали «нападение на заставу». Володю быстро осудили и отправили в лагерь в Медвежьегорск. Его напарника, видимо, так сильно избили, что он сошел с ума и был отправлен в Ленинград в психиатрическую больницу. С началом войны в 1941 году возникла угроза нападения Финляндии на Карело-Финскую ССР и поэтому все лагеря должны были эвакуировать на Восток.

На запросы Георгия Александровича о судьбе сына сообщили, что он погиб при эвакуации в 1941 году. Хотя действительно ли заключенных эвакуировали или расстреляли на месте неизвестно.

Надежда Алексеевна умерла в 1941 году в блокадном Ленинграде.


007 Александр Александрович Яковлев 1914.jpg
Александр Александрович Яковлев, Польша 1914 год


Правее Георгия Александровича на семейной фотографии в верхнем ряду − Александр Александрович (1892–1915), подпоручик лейб-гвардии Гренадерского полка. Участвовал в Первой мировой войне. Георгиевский кавалер. Погиб в бою при обороне Варшавы во время австро-германского наступления 8 июля 1915 года.

По решению офицерского собрания лейб-гвардии Гренадерского полка захоронен в храме Спаса Преображения Господня Гренадерского полка на Аптекарском острове в Санкт-Петербурге.

Катафалк с гробом Александра Александровича от Варшавского вокзала до храма на Аптекарском острове сопровождал почетный караул и оркестр. Сопровождающие почти через весь город шли пешком.

В храме Гренадерского полка была установлена заказанная отцом Александром Александровича в Академии художеств икона «Моление о чаше». Рядом с киотом висела табличка «В память Георгиевского кавалера Яковлева Александра Александровича, павшего в бою 8 июля 1915 года».

В 1930 году церковь Гренадерского полка была закрыта, купола храма снесены, иконостас уничтожен, росписи Брюллова закрашены (по другим данным − уничтожены), иконы пропали, часть сводов сломана. Останки офицеров были выброшены, а на месте их захоронения был устроен бассейн для опытов лаборатории физической акустики Ленинградского электротехнического института (ЛЭТИ).

В 2006 году храм Гренадерского полка вновь был передан церкви, и началось его восстановление. Стараниями родственников Александра Александровича в Академии художеств был сделан новый список с иконы «Моление о чаше», и 4 октября 2015 года икона «Христос в Гефсиманском саду» была помещена в храм Спаса Преображения Господня, а также был отслужен благодарственный молебен.


008 Степан Александрович Яковлев 1910-е.jpg
Степан Александрович Яковлев, СПб. 1910-е гг.


Справа от Александра Александровича на большой фотографии − Степан Александрович (1888–1919), поручик 1-ого Восточно-Сибирского стрелкового Его Величества полка, ниже − его дочь Валентина. Жена Степана Александровича была очень экзальтированной особой с признаками нервного расстройства и на почве ревности покончила с собой, когда Валентине не было и трех лет. Служил Степан на Дальнем Востоке в районе северной Маньчжурии. По сведениям одного из сослуживцев − Степана Александровича, узнав в нем офицера, сбросили с идущего поезда, когда он пытался вернуться с Дальнего Востока в Петроград в 1919 году.


009 Михаил Александрович Яковлев 1914.jpg
Михаил Александрович Яковлев, СПб. 1914 год


Еще правее − Михаил Александрович (род. 1890), подпоручик лейб-гвардии Гренадерского полка. Во время Первой мировой войны был тяжело ранен и попал в австрийский плен в бою под Варшавой 8 июля 1915 года, тогда же, когда погиб его младший брат Александр. Был в плену до окончания войны, а потом попал во Францию. В 20-х гг. работал в Париже таксистом. По слухам, был женат на дочери одного из иерархов Русской православной церкви во Франции. Письма от него к сестре Александре приходили до середины 1930-х гг.

010 Мария Александровна Яковлева 1901.jpg
Мария Александровна Яковлева, СПб. 1901 год


Рядом с Михаилом − сестра Мария Александровна (1886–1978), единственная из дочерей, успевшая выйти замуж до революции и получить приданое, причем дважды. Она была замужем за Владимиром Филлипьевым, блестящем офицером, дворянином, но заядлым игроком. Однажды Владимир, проиграв все свое состояние, заложил сундучок с приданым своей жены, но, проиграв и это, застрелился. Отец выкупил заложенное приданое и снова вручил дочери. Второй раз Мария Александровна вышла замуж за Порфирия Андреевича. Он был из купцов и занимался антиквариатом на международном уровне. С ним она прожила недолго − он заболел и умер. Третьим мужем Марии Александровны стал Андрей Иванович Иорданский, в свое время окончивший Политехнический институт и уже в советские годы работавший ведущим инженером завода «Электросила». Умер Андрей Иванович в блокаду, в 1942 году. Во время повальных арестов в Ленинграде, которые пошли после убийства Кирова в 1934-1935 годах, сестры жгли документы и фотографии оставшиеся с дореволюционных времен - свидетельства того, что они «генеральские дочки». Но, когда во время блокады Мария Александровна стала работать комендантом, выяснилось что все сведения о них преспокойно лежали в «Большом доме» и секретом для органов не являлись.

Кстати, последние остатки золотых монет от приданого Мария Александровна тратила уже в семидесятые годы.


011 Федор Александрович Яковлев 1914 дж.jpg
Федор Александрович Яковлев, СПб. 1914 год


Правее в верхнем ряду − Федор Александрович (1884–1937), штабс-капитан. Участвовал в Первой мировой войне. В середине 30-х гг., после убийства Кирова, был арестован и отправлен в лагерь. Пропал в 1937 году после амнистии по дороге в Ленинград из Рыбинского лагеря.

Жена Федора - Серафима Павловна (на фотографии она с сыном Александром ниже Федора Александровича) умерла в блокаду. У них было два сына − Александр и Павел, которые во время Великой Отечественной войны воевали на Севере, а после войны остались там же на постоянное место жительства.


012 Екатерина Александровна Яковлева 1915.jpg
Екатерина Александровна Яковлева, СПб. 1915 год


Направо от Федора Александровича моя бабушка − Екатерина Александровна (1895–1990). В 1914 года, с началом Первой мировой войны, моя бабушка, в то время 18-летняя барышня, как и все годные по возрасту для службы Яковлевы, отправилась на защиту отечества. После окончания курсов сестер милосердия она работала сначала сестрой милосердия в прифронтовом госпитале, а затем операционной сестрой в военном госпитале под г. Подольском. После революции работала в институте у профессора Г. И. Турнера. В начале Великой Отечественной войны в качестве медсестры неоднократно сопровождала поезда с эвакуируемыми детьми. В конце августа 1941 года прорвалась обратно в Ленинград с одним из последних поездов. На следующий день сообщение с «Большой землей» было прервано. Все время блокады Екатерина Александровна работала медсестрой в детской поликлинике.


013 Александра Александровна Яковлева 1915.jpg
Александра Александровна Яковлева, СПб. 1915 год


Ниже нее старшая сестра Александра Александровна (1880–1935). После отчисления из Петербургского университета за участие в антиправительственных демонстрациях, упросила отца выправить ей паспорт (в то время паспорт для выезда за границу женщины могли получить только с согласия отца или мужа) и в счет приданого оплатить учебу в Швейцарии в Лозаннском университете.

В Швейцарии зачли ее обучение в Петербургском университете и приняли на соответствующий курс. Александра Александровна окончила общий курс обучения, интернатуру, оперировала, защитилась и получила ученое звание профессора по офтальмологии. В 1913 году вернулась в Россию. В царской России иностранные дипломы о получении высшего образования не признавались, и поэтому ей пришлось экстерном сдавать экзамены для получения диплома врача. С началом Первой мировой войны Александра Александровна сразу определилась на работу в военный госпиталь, где много оперировала, спасая раненых. После начала революции и развала фронтов вернулась в Петроград. Поступила работать врачом на Путиловский завод. Проводила исследования и из-за отсутствия нормального термостата сшила себе «патронташ» для пробирок, которые переносила на теле. Сестры за нее очень беспокоились, когда она пешком ходила на работу с Петроградской за Нарвскую заставу. Мало того, что время было беспокойное, а на ней еще и пробирки с болезнетворными микробами. В Советской России Александра Александровна неоднократно выезжала на борьбу со свирепствующими в то время эпидемиями тифа, холеры и даже на эпидемию чумы в Среднюю Азию.

Учитывая опасные времена, на семейном совете было решено, что, так как у Александры Александровны не было семьи, то она будет вести переписку с братом Михаилом, который жил во Франции. И действительно опасения не обманули − в 1935 году за связь с заграницей ее отправили в ссылку под г. Саратов. Уезжала Александра Александровна в соответствии с традициями своей революционной молодости, отправив на место ссылки свою большую библиотеку и пианино. Но условия сталинской ссылки разительно отличались от дореволюционных и, не выдержав суровых испытаний, она покончила с собой.


014 Дмитрий Александрович Яковлев 1915.jpg
Дмитрий Александрович Яковлев, СПб. 1915 год


Во втором ряду крайний слева Митя − Дмитрий Александрович (1902–1983), ученик гимназии им. Петра I (угол Большого пр. Петроградской стороны и Шамшевой улицы). В кадетское училище его не приняли из-за осложнения на уши после скарлатины. В 1917 году, после февральской революции занятия в гимназии частенько отменяли, и 14-летний Митя, упросив отца купить ему кожаную куртку и нацепив на нее красный бант, бегал по Петроградской стороне на многие интересные мероприятия. В 1970-х дядя Митя рассказывал, что видел Ленина, выступающего с балкона особняка Кшесинской (правда, издали и недолго). На мой вопрос, что же ему больше всего запомнилось, Дмитрий Александрович отвечал, что больше всего запомнился слой шелухи от семечек, сплошь покрывавший улицы Петроградской все лето. До революции чистота блюлась идеальная. А на вопрос о встрече Ленина на Финляндском вокзале он рассказывал, что она была официально организована Временным правительством в связи с возвращением политэмигрантов, долго играл оркестр т.к. поезд задерживался, открывал митинг кто-то из представителей Временного правительства, а Ленин выступал далеко не первым из приехавших. Сам Дмитрий Александрович там присутствовал или рассказывал с чьих-то слов, я не знаю.

В начале 1918 года умерла мать. Так как банки были национализированы, а пенсию отцу платить перестали, семья осталась без средств к существованию. Тогда же в Петрограде начался голод, и Митя несколько раз совершал рискованные поездки в губернию для обмена семейных ценностей на продукты. Ближе к зиме он определился в детский дом (Чернышов пер., 9), так как там хоть и скудно, но кормили. Когда ему исполнилось 18 лет, то устроился на работу инструктором Всеобуча в Гдовский военкомат Псковской губернии. В 1921 вернулся в Петроград4. В наводнение 1924 года в районе 1-го Медицинского института он с риском для жизни на лодке спасал людей. Позже окончил техникум, работал на заводе. Репрессии середины 30-х не обошли Дмитрия Александровича. В 1935 он был сослан на строительство Рыбинского гидроузла. В 1936-м Дмитрий Александрович возвращается в Ленинград на свой завод.

Началась Великая Отечественная война. Ездил копать окопы, а в августе, т.к. был негоден к строевой, написал заявление и пошел добровольцем в ополчение. Был пулеметчиком, командиром отделения, снайпером. Убил 35 фашистов5. В конце 1942 года получил тяжелое ранение и после госпиталя был демобилизован. Награжден орденом Славы 2 степени, медалями «За оборону Ленинграда» и «За победу над Германией».


015 Николай Александрович Яковлев 1915.jpg
Николай Александрович Яковлев, СПб. 1915 год


Мальчик внизу в центре – Коля, Николай Александрович (род. 1904).

Весной 1918 года ситуация в Петрограде была крайне напряженной. От голода и болезней страдали все горожане, но больше всего − дети. Петроградским отделением Всероссийского Союза Городов, к тому времени уже формально распущенного большевиками, было объявлено о возможности отправить детей на лето в более благополучные районы России в составе так называемых детских питательных колоний. В одну из таких колоний был зачислен Николай http://www.petrograd-kids-odyssey.ru/.

В мае 1918 года около 1000 детей в возрасте от 3 до 16 лет были отправлены на Урал, где они неожиданно оказались в зоне военных действий в связи с начавшимся чехословацким мятежом.

К осени 1918-го дети оказались в критической ситуации − без продовольствия и теплой одежды. Ехать назад в Петроград было невозможно из-за боевых действий. На помощь детям и отчаявшимся воспитателям пришли сотрудники Американского Красного Креста. Они накормили и одели детей и взяли на себя полную ответственность за их судьбу.

Военная обстановка становилась все более сложной. Оставаться на Урале было крайне опасно, а путь в Петроград был отрезан. В этих невероятно сложных условиях удалось сформировать несколько железнодорожных составов и отправить детей подальше от линии фронта − во Владивосток. Там дети Петроградской колонии провели почти целый год, в том числе на острове Русский, под опекой Красного Креста, который полностью финансировал их содержание, обучение и лечение.
После оккупации Владивостока японцами весной 1920 года Американский Красный Крест должен был покинуть территорию России. По настоянию начальника Петроградской колонии полковника Райли Аллена было принято решение не бросать детей на произвол судьбы, а оставить их под опекой Красного Креста и отправить домой, в Петроград, единственно возможным путем − морским.

Американскому Красному Кресту удалось собрать средства для реализации этого плана, который казался многим совершенно фантастическим. Шла война, отношения с Японией были очень напряженными. Несмотря на это, Красный Крест сумел зафрахтовать японский сухогруз «Йомей мару», в кратчайшие сроки переоборудовать его под пассажирское судно и обеспечить всем необходимым для долгого морского путешествия более чем тысячи человек, большинство из которых были дети.

В течение двух месяцев корабль был для них домом.
Владивосток - японский порт Муроран - Сан-Франциско - Панамский канал - Нью-Йорк - Брест (Франция) - порт Койвисто в Финляндии - таков был маршрут этого невероятного морского путешествия.
После двух с половиной лет скитаний, к январю 1921 года, все дети, в том числе и Николай Яковлев, возвратились в Петроград, совершив при этом самое настоящее кругосветное путешествие6. Вернувшись домой, Коля узнал, что за время его вынужденного путешествия умер отец. Немного осмотревшись в голодном и холодном Петрограде, он решил податься куда-нибудь на юг. Приходили отрывочные сведения, что Николай где-то под Самаркандом, но затем связь с ним была потеряна.



016 Елена Александровна Яковлева 1914.jpg
Елена Александровна Яковлева, СПб. 1914 год


Крайняя справа внизу – Леля, ученица гимназии Федоровой (угол Большой Гребецкой ул. и Геслеровского пр.). Елена Александровна (1901–2001) во время Великой Отечественной войны с началом блокады Ленинграда работала в детской поликлинике, а в марте 1943 года была командирована на сопровождение через Ладогу эвакуируемых из Ленинграда детей и занималась их обустройством в Ярославле. В этой партии собралось около 1000 детей эвакуационного детского дома. В Ярославле Елена Александровна заболела крупозным воспалением легких и чудом выжила, уже положенная в палату безнадежных больных.


Зять Елены Александровны – Анатолий Иванович Варламов (1921–2004) принимал самое активное участие в боевых действиях Великой Отечественной войны.

Варламов А.И..jpg
Варламов Анатолий Иванович. 1975 год


Призванный в самые первые дни войны из Курска, Анатолий Иванович пешим маршем прибыл в г. Мичуринск, где проходил обучение в военно-инженерном училище по специальности «подрывное дело». Из-за непредвиденной задержки с выдачей аттестатов и присвоением званий, отправился в местный военкомат на распределительный пункт, где его, как разбирающегося в радио призера всесоюзных выставок, определили начальником радиостанции Сталинградской танковой бригады, входившей сначала в состав 62-й армии, а затем − 4-го гвардейского механизированного корпуса. Анатолий Иванович принимал участие в обороне Сталинграда, Ростовской и Донбасской наступательных операций, освобождении Правобережной Украины, Ясско-Кишиневской наступательной операции, освобождении Болгарии и Югославии, взятии Будапешта. Неоднократно участвовал в танковых прорывах и рейдах по тылам врага. Анатолий Иванович награжден орденами «Красной звезды» и «Отечественной войны», многочисленными медалями, в том числе: «За отвагу», «За оборону Сталинграда», «За боевые заслуги», «За взятие Будапешта» «За освобождение Белграда» и др.


018 Наталья Александровна Яковлева 1914.jpg
Наталья Александровна Яковлева, СПб. 1914 год


Ребенок на руках у прабабушки – это ее самая младшая дочь Наталя, Наталья Александровна (1909–1981). В 1920 году, после смерти отца и матери, опеку над ней и осиротевшей дочерью Степана Александровича Валентиной оформила Александра Александровна, и они стали жить у нее за Нарвской заставой на Промышленной улице. Потом в середине 20-х гг. Наталя ушла в детский дом, стала учиться в школе, а по ее окончании стала работать. Вернулась в квартиру на Большой Зелениной. В начале 30-х, работая на заводе «Электроаппарат» (угол Косой и 24 линий В.О.), познакомилась со своим будущим мужем – Александром Исаевичем (Абрамом Срулевичем) Эдельштейном, который был там комсомольским вожаком. После «не совсем правильного» выступления на комсомольском собрании его должны были арестовать, и какое-то время Александр прятался в кладовке квартиры на Большой Зелениной. Затем, от греха подальше, уехал к сестре Раисе в г. Харьков. Там он долго скитался по городу в поисках работы и смог устроиться только на вредную работу на Биофабрике под г. Сумы Харьковской области. В конце 1934 года к нему смогли приехать Наталья Александровна с двумя детьми – Сережей (1929 г.р.) и Ритой (1931 г.р.). На следующий день после начала Великой Отечественной войны Александра Исаевича призвали на фронт, где он пропал без вести, а Наталья Александровна с детьми были вынуждены бежать от немцев в эвакуацию.

Автор: Яковлев Валерьян Борисович

02.06.2016.


Источники:
1. Фотография семьи генерал-лейтенанта Яковлева А. В. от 18.01.1914 г., хранящаяся в ВИМАИВиВС.
2. Артиллерийский исторический музей. Каталог материальной части отечественной артиллерии. Л. 1961, стр. 81, п. 116, Инв.№ 2/47; ½ пуд. осадная мортира; отлита в Петербургском арсенале в 1845 г. мастером Яковлевым.
3. Послужной список генерал-лейтенанта Яковлева А. В. от 05.09.1907 г. № 2605, хранящийся в ВИМАИВиВС.
4. Автобиография Яковлева Д. А. от 25.09.1953 г.
5. Личная книжка № 27 снайпера-истребителя фашистов Яковлева Д. А. от 16.01.- 27.03.1942 г. 891 стрелкового полка 189 стрелковой дивизии.
6. Молкина О. Над нами Красный крест. Петербургская семья на фоне ХХ века. СПб. : Остров, 2007.




Возврат к списку

Наверх