8 ДНЕЙ ДО ПОБЕДЫ: Ленинград. 30 апреля 1945 года

8 ДНЕЙ ДО ПОБЕДЫ: Ленинград. 30 апреля 1945 года 30.04.2020

8 ДНЕЙ ДО ПОБЕДЫ: Ленинград. 30 апреля 1945 года

Ночью в городе на Неве столбики термометров показывали +9,3, днем воздух прогревался до 20 градусов

Огни Невского

«...Вчера вечером ленинградцы впервые с начала войны не опустили темные шторы над окнами, светомаскировка отменена. На улицах и площадях включено полное освещение. И снова, как в былые годы, родной город наш встает из ночи в нимбе яркого света. Во всем Ленинграде горят теперь электрические огни. Но любоваться ими ленинградцы идут непременно на Невский проспект — любовь и гордость города. Сияет Невский, праздничный, великолепный. В мире нет улицы прекрасней нашего Невского. Всегда он был много больше, чем просто улица. Поэты видели в Невском выражение эпохи, времени. Он был и остался каменной поэмой, гимном величию России.

Горят огни на Невском проспекте. Свет их говорит так много, что думается: не генераторы электростанций дали им ток, а миллионы радостно бьющихся человеческих сердец. Далеко в мире видны огни Невского проспекта».

Ист. — «Смена»

Три альпиниста, три веселых друга

30 апреля, в канун первомайского праздника, верхолазы-альпинисты Ольга Фирсова, Татьяна Визель и Михаил Шестаков, воспользовавшись оставленными блоком и канатом, поднялись на шпиль Адмиралтейства, чтобы снять с него защитный покров. Тогда чести срезать стропы, удерживавшие чехол, удостоилась Ольга Фирсова. Адмиралтейская игла вновь засверкала над Ленинградом.

Рассказывает Ольга Фирсова:

«Самым запоминающимся стал для меня день 30 апреля 1945-го. Я снимала покрытие со шпиля Адмиралтейства. На Дворцовой площади маршировали моряки перед Первомайским парадом — ровными, правильными квадратами. Совсем как до войны. И так стало хорошо! Сижу на шпиле, смеюсь и плачу одновременно. Мне снизу подают знаки, мол, давай, срывай чехол! Вспорола суровые нитки, поддела мешок, он отцепился и, подхваченный ветром, полетел над площадью. В этот миг до меня долетел сильный гул. Это моряки, рассыпав строй, дружно закричали "ура", замахали бескозырками. Этот радостный миг донесли до нас кадры кинохроники. А в газетах тогда написали: "Вновь светла Адмиралтейская игла!"».

Ист. — «Российская газета — Неделя». № 134 (5510), 2011

Ольга Фирсова

Фирсова Ольга Афанасьевна (1911–2005). Родилась в Швейцарии (третий ребенок в семье), где в то время работал ее отец Афанасий Осипович Фирсов. С началом Первой мировой войны семья вернулась в Россию, и после долгих скитаний по стране, в 1929 году осела в Ленинграде. Здесь Ольга Фирсова поступила в Консерваторию.

В 1930 году инженер-механик Фирсов устроился на ленинградский завод «Русский дизель», но вскоре был обвинён в участии во вредительской группе и арестован. Год спустя переведен из мест изоляции на работу в Харьков — на Харьковский паровозостроительный завод им. Коминтерна, где в то время разворачивал свою деятельность один из центров советского танкостроения.

Здесь Фирсов возглавил специальное конструкторское бюро машиностроения, на базе которого разрабатывались быстроходные танки БТ-5 и БТ-7. В середине 1937 года Фирсов был вновь арестован, отправлен в тюрьму и в том же году расстрелян. Реабилитирован в 1956 году «за отсутствием состава преступления».

После того как Афанасия Осиповича объявили врагом народа, Ольга Фирсова от фамилии отца не отказалась, и даже не поменяла, когда вышла замуж за сокурсника по Консерватории Михаила Шестакова.

2-3004.jpg

Ольга Фирсова на шпиле Адмиралтейства.

К тому времени, будучи по основной профессии хормейстером, она уже серьезно занималась спортом (альпинизмом и горными лыжами), в 1935 году совершила первое восхождение на Казбек, а в 1937-м — на Эльбрус. До войны каждое лето работала вместе с мужем в альплагере «Шхельда» (в 1948-м супруги разведутся, Фирсова выйдет замуж вторично).

Всю войну и вплоть до декабря 1946 года Ольга Афанасьевна проработала в Ленинграде, занимаясь сначала маскировочными, а затем обмерными, демаскировочными и аварийными работами. Первым послевоенным летом выехала на Кавказ инструктором альпинизма, зимой 1946-го завоевала 2-е место по слалому на первенстве Ленинграда. По своей основной профессии руководила хоровыми коллективами ЛГУ во Дворце культуры имени Ленсовета.

В 1999 году Фирсова переехала в Берлин, к дочери, которая вышла замуж за иностранца. Скончалась 10 декабря 2005 года, в возрасте 94-х лет. В соответствии с желанием похоронена в Санкт-Петербурге, на Северном кладбище, рядом с могилой второго супруга.

3-3004.jpg

Михаил Шестаков,муж О. Фирсовой

   nicol_sobor.jpg

Снятие чехла 30.04.1945.

Вспоминает Михаил Михайлович Бобров (1923–2018; советский и российский военный альпинист, мастер спорта по альпинизму, заслуженный тренер РСФСР, почётный гражданин Санкт-Петербурга):

«...В послевоенное время Михаил Иванович Шестаков полностью переключился на высотные работы. К виолончели уже не притрагивался. Вот как объяснял это Олег Афанасьевич Фирсов (брат Ольги Фирсовой): "Шестаков был человеком незаурядным, многое было дано ему от природы. Но в то же время он казался человеком, обиженным на судьбу, на обстоятельства, которые не давали ему развернуться. Как виолончелист он играл не хуже других. Но виолончель ничего не сулила ему в будущем. Он не хотел быть рядовым, одним из оркестрантов. Будучи человеком творческим, он искал другое применение своим силам, способностям. И нашел себя в высотных работах, сколотил бригаду верхолазов".

Шестаков работал на высотных объектах строящихся электростанций. Перекрытия цехов, заводские трубы стали его рабочей площадкой. Он изобрел легкий и безопасный способ подъема с помощью альпснаряжения по вертикальной плоскости: по фасадам небоскребов, стенам плотин, опорам электропередачи, трубам, шпилям, скалам. На это изобретение Шестаков получил авторское свидетельство. Новый метод прошел проверку при сооружении Братской, Токтогульской, Красноярской и других гидроэлектростанций.

Этот волевой, энергичный человек не умел быть гибким. Мешали прямолинейность, резкость. Словом, Шестаков не был удобным в повседневных делах. А вот с помощью промышленного альпинизма он сумел решить сложнейшие технические задачи. Организовав бригаду, Шестаков сам брал подряды, договаривался об оплате. Его метод был гораздо дешевле, чем работа с помощью строительных лесов, и потому хозяйственники охотно заключали с ним соглашения. Зарабатывала бригада Шестакова хорошо, вызывая раздражение коллег. В 1962 году Шестакову было предъявлено обвинение в хищении государственных средств. Его осудили на семь лет лишения свободы. Через четыре года освободили. Люди, знавшие Шестакова, утверждают, что он поспешил, опередил свое время, слишком рано перешел на хозрасчет.

Надлом, душевная травма навсегда оставили след в его душе. Одиночество, непонятость, невозможность реализовать свои идеи — всё это угнетало. Но по-прежнему Шестаков работал на высотных объектах, а зимой не расставался с горными лыжами. В январе 1979 года на горнолыжной базе в Можайском (близ Вороньей горы) он упал и сломал ногу, а 2 февраля 1979 года Михаил Иванович Шестаков умер».

Цит. по: М. Бобров. «Записки военного альпиниста. От ленинградских шпилей до вершин Кавказа 1941–1945». М., 2015

Визель Татьяна Эмильевна (1904–1976). Ленинградский график, театральный художник. Происходит из художественной династии, самым известным представителем которой был ее отец, живописец Эмиль Оскарович Визель (академик Императорской Академии художеств и хранитель академического музея, после революции член совета Эрмитажа и Русского музея). Татьяна Эмильевна окончила театрально-декоративное отделение Художественно-промышленного техникума в Петрограде. Работала в Ленинградском государственном академическом театре драмы им. Пушкина и во Дворце культуры им. Горького, в Харьковском театре русской драмы. В ее декорациях поставлено 17 спектаклей, в том числе два кукольных. В качестве графика-оформителя сотрудничала с журналами «Красная панорама», «Рабочий и театр». В 1942–1945 гг. входила в группу альпинистов, маскировавших шпили Петропавловской крепости и Адмиралтейства, купола Никольского собора и другие высотные объекты города.

Ист. — «Книжные памятники Карелии»

4-3004.jpg

Татьяна Визель в первую блокадную зиму. Картина кисти её отца Э.О. Визеля.

Осталась одна Таня

Из дневниковых записей Матвея Львовича Фролова (1914–1995; советский и российский радиожурналист, основатель корпункта Всесоюзного радио в блокадном Ленинграде):

«30 апреля 1945. Встретился с майором Раковым. Он показал мне небольшую книжку, в которую обычно записывают телефоны. Все первые страницы ее были заполнены мелко написанными цифрами, перечислением деталей машин, техническими обозначениями — владелец книжки, видно, был инженер. Затем начались алфавитные листки. На листке с буквой «Б» мы прочли запись, сделанную синим карандашом: «Бабушка умерла 25 января в 3 часа дня 1942 года». Подобные записи той же детской рукой сделаны и на других листках. На букву «У» занесено: «Умер дядя Вася, Женя, дядя Леша...». На листке с буквой «О»: «Осталась одна Таня».

Таня Савичева в суровую блокадную зиму 1942 года делала записи о погибших родных. Она осталась одна, а потом в эвакуации умерла и сама. Эта книжка — человеческий документ огромной силы, рассказывающий о героических буднях ленинградской эпопеи».

Цит. по: М. Фролов. «И снова к микрофону выхожу...» Л., 1979

Dxv6R4AX0AAN45j_1.jpg

Матвей Львович Фролов (1914–1995;
советский и российский радиожурналист, основатель корпункта Всесоюзного радио в блокадном Ленинграде)

5-3004.jpg

Таня Савичева. Страницы дневника.

С именем Матвея Фролова, который пришел в журналистику еще юнкором, в 1920-е, связана целая эпоха ленинградской — петербургской журналистики. Один из ярких представителей жанра радиорепортажа и в нашем городе, и в стране, журналист-история, своим примером он вдохновлял миллионы людей. Репортажи Фролова из блокадного Ленинграда, с фронта, из партизанских отрядов отныне составляют золотой фонд ленинградской школы журналистики. Как основатель и бессменный руководитель первого в стране корпункта Всесоюзного радио Матвей Фролов воспитал не одно поколение блестящих журналистов и репортеров, а за свою почти 70-летнюю творческую жизнь создал своеобразную звуковую летопись жизни города на Неве, важной частью которой стали репортажи о героических блокадных годах. Именно Фролов первым на всю страну поведал историю Тани Савичевой, блокадный дневник которой был представлен на Нюрнбергском процессе как одно из многочисленных свидетельств преступлений нацистов.

Несунам испортили праздник

«Первомайский праздник милиционеры 16 отделения встретили новыми достижениями в борьбе с преступностью. Милиционер Башков задержал с подозрительным пакетом двух работниц фабрики им. Слуцкой. В пакете оказалась украденная мануфактура, а при проведенном обыске в квартире задержанных изъято 800 метров ткани. Милиционер Михайлов задержал рабочего фабрики "Пролетарская победа" с 18 хромовыми кожами».

Ист. — «Пост революции»

В читальном зале Публичной библиотеки им. Салтыкова-Щедрина открылась выставка «Взятие Берлина»:

«Репродукции с известной картины Коцебу "Взятие Берлина в 1760 году", старинные гравюры знакомят с той славной страницей истории, когда русские воины впервые вступили на улицы германской столицы. Многочисленные фотографии, сопровождаемые высказываниями Салтыкова-Щедрина, Герцена и других писателей, показывают Берлин как оплот черной реакции, полицейского режима, как место, где издавна рождались человеконенавистнические замыслы. Особенно много посетителей у большой карты. Это карта сегодняшнего Берлина, взятого войсками Красной армии в стальное кольцо. Журнальные и газетные статьи рассказывают о героизме и мужестве советских воинов, с боями идущих сейчас к центру Берлина».

Ист. — «Смена»

7-3004.jpg

карикатура из предпобедного выпуска журнала «Крокодил»

Птички клюющие, лягушки прыгающие

30 апреля Ленгорисполком сообщил о плане производства товаров широкого потребления предприятиями местной государственной и кооперативной промышленности Ленинграда в 1945 году. Так, в частности, Заводу металлоизделий приказано выпустить механизированную детскую игрушку в следующем ассортименте и количествах:

    автомобили заводные — 25 000 шт.,

    мотоциклы заводные — 10 000 шт.,

    слон двигающийся — 25 000 шт.,

    птичка клюющая — 40 000 шт.,

    лягушка прыгающая — 25 000 шт.,

    детская посуда — 40 000 шт.

8-3004.jpg

стихотворение Корнея Чуковского, опубликованное в «Мурзилке» (№5-6, 1945)


Текст подготовил: Игорь Шушарин.

Верстка и дизайн: Светлана Григошина.

Фото из открытых источников и личного архива автора.

30.04.2020

https://hronos.online/leningrad_30041945



Возврат к списку

Наверх