«Башенки в центре Петербурга, безусловно, нужно воссоздавать»

«Башенки в центре Петербурга, безусловно, нужно воссоздавать» 01.12.2020

Изредка в Петербурге восстанавливают башенки на исторических зданиях, утраченные в советское время, но примеров пока совсем немного. «Канонер» предложил экспертам порассуждать, какие из подобных доминант следовало бы построить заново в первую очередь.

До конца 2020 года должно завершиться восстановление башенки дома причта на проспекте Обуховской Обороны, 33. Работы финансирует тот же фонд, который способствовал восстановлению Свято-Троицкой церкви в киновии Александро-Невской лавры. Навершие станет частью воссоздаваемого архитектурного комплекса вместе со Скорбященской церковью на другой стороне проспекта. С храма уже почти сняли леса.

Другой относительно недавний пример возвращения башенки на историческое здание случился в 2019 году. Тогда в рамках капитального ремонта фасадов по заказу Фонда капитального ремонта Санкт-Петербурга изящный купол, исчезнувший в советское время, вновь увенчал дом Перетца на углу Московского проспекта и переулка Бринько на Сенной площади. В том же году высокий шпиль вернули и на крышу дома Танского на улице Куйбышева, 21, — оригинал сгорел годом раньше.

Не так давно воссоздали и башню особняка актрисы императорских театров Елизаветы Леоновой на набережной реки Малой Невки, 4, и сгоревший купол здания на Пролетарской улице, 30, в Кронштадте. Пожалуй, это и все примеры за недавнее время.

Эксперты, которых опросил «Канонер», уверены, что башенки воссоздавать нужно и дальше, причем в большом количестве — исторически в Петербурге их было так много, что работы хватит на годы вперед.

Сергей Семенцов, заведующий кафедрой архитектурного и градостроительного наследия архитектурного факультета СПбГАСУ:

— Распространенное сейчас мнение о том, что в застройке Петербурга всегда доминировали горизонтальные линии, абсолютно не соответствует действительности. Это краеведческая мифология. В первой половине XX века в нашем городе было очень много вертикальных доминант — сотни и даже тысячи. Практически каждое десятое здание имело свою башенку.

Выравнивать карнизные линии начали уже в советское время путем надстройки многих зданий и сноса башенок. Их стали убирать потому, что на эксплуатацию и ремонт требовались деньги. Либо же это были главки и звонницы — их убирали в рамках борьбы с религией. Но это очень важный элемент городского ландшафта, и воссоздавать их, безусловно, нужно. А с чего конкретно начинать, не принципиально.

Владимир Лисовский, профессор кафедры истории и теории архитектуры Института живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина:

— Самая нужная башенка — на доме Циммермана на Каменноостровском, 61. Это здание без своего завершения теряет очень много. Там же, на Каменноостровском, на другой стороне, есть дом 52 — на углу с улицей Профессора Попова. Эти два примера наиболее вопиющие и требующие своего решения. Дома так задумали архитекторы и без венчания угловых частей они не кажутся завершенными.

Все детали, все формы в проекте друг с другом согласовываются. И если какие-то из них убрать, особенно такие, как высотные элементы, которые формируют силуэт и самого дома, и тех кварталов, которые располагаются поблизости, то получается очень большая потеря, вредящая общему восприятию местности.

Эти два здания на Каменноостровском важны только сами по себе, они важны и как силуэтные акценты в панораме всей магистрали — они видны издалека, они разнообразят силуэт. Это все равно что убрать башню Думы с Невского проспекта.

Борис Кириков, историк архитектуры:

Одним из самых «башенных» проспектов в Петербурге был Загородный. Главной доминантой, разумеется, являлся и является дом архитектора Лишневского на Пяти углах. Но прежде башенок было гораздо более, чем сегодня, и вся их композиция просматривалась насквозь, на колокольню Владимирской церкви.

Одна из важнейших башен на Загородном проспекте венчала дом 45. Было бы хорошо ее воссоздать. Как и башенку на доме 33. Похожая ситуация сложилась и на Каменноостровском проспекте, который за советские годы тоже оказался изрядно «обезглавлен». Причем воссоздавать надо не только башни, являвшиеся доминантами, но и подобные маленькие сооружения. Они не претендуют на серьезное градостроительное значение, но это тоже часть города.

Максим Филипович, гендиректор ООО «Союз экспертов Северо-Запада»:

— Из тех проектов, по которым я делал историко-культурную экспертизу и которые сейчас в рамках «фасадной» программы КГИОПа будут реставрироваться, я бы выделил дом Бенигсена на 12-й линии Васильевского острова, 31–35. У него очень длинный фасад, фактически состоящий из трех участков, и на центральном в советские годы при капитальном ремонте была утрачена высотная доминанта. Ее, насколько мне известно, сейчас проектировщики предлагают восстановить.

В целом мое отношение к воссозданию башенок позитивное, но при условии достаточного количества иконографических материалов, позволяющих максимально точно восстановить именно тот облик, который был изначально. Не всегда можно найти архивные чертежи, но достаточно качественные фотографические изображения объектов встречаются часто. Плюс путем натурных исследований можно обнаружить сохранившиеся конструктивные элементы, по которым можно определить часть геометрических размеров и, сопоставляя их с пропорциями фотографий, понять точную геометрию, восстановить облик.

Наш город не слишком богат на выразительный силуэт, то когда мы сможем восстановить такие объекты, то это будет оживлять его. Плюс ко всему имеются проекты, по которым изначально автором предусматривалось строительство светового фонаря, башни или шпиля, но в силу разных факторов при строительстве от этого решения отказывались. В целом объект оказывался реализован, но архитектурная доминанта не была построена. Действующее законодательство не позволяет восстанавливать такие вещи, хотя, на мой взгляд, в некоторых ситуациях это можно было бы рассматривать. Саграда Фамилия в Барселоне ведь достраивается до сих пор.


Дмитрий Ратников
Источник: Канонер.ру
http://kanoner.com/2020/11/30/167053/


Возврат к списку

Наверх