Долгий путь «Желтого круга»

Долгий путь «Желтого круга» 12.12.2019

Не исключено, что сейчас Андрей Тарковский снимал бы своего «Сталкера» здесь - в квартале под одним адресом: Кондратьевский проспект, 40. Человека, который впервые попадает сюда, охватывает оторопь. Чтобы в столь привлекательном для застройки и современного развития месте - и такие руины!

Давным-давно, в 1927 - 1928 годах, когда начиналось строительство первых советских жилмассивов, которые должны были соответствовать новому видению городской среды, Ленинградский комитет содействия рабочему жилстроительству объявил конкурс на застройку участка, который в те времена назывался (не поверите) «У пяти углов». Теперь это площадь Калинина. А сам квартал зажат между Полюстровским и Кондратьевским проспектами, Варваринской (нынешней улицей Жукова) и Чичуринским переулком.

Количество участников конкурса сделало бы честь и современной России - 40 проектов. А вот с победителями вышла неувязочка. Первая премия досталась проекту под девизом «Желтый круг с двумя чертами» (группа под руководством Сергея Бровцева), вторая - проекту «Даешь лифт» (группа Давида Бурышкина). Третья - «Зеленому квадрату» Григория Симонова. Современные эксперты, исследовавшие квартал в 2012 году, пришли к выводу, что за основу пространственной композиции был взят проект «Даешь лифт», но без лифтов.

Построили. Получилось стройно и красиво. Дюжина жилых домов в 4 - 5 этажей, универмаг, ясли-сад. А вот изнутри все было... не очень. Новому быту, разумеется, соответствовало, но современным (и даже тогдашним) стандартам комфорта - нет. В квартирах не было ванных комнат. В 20-х годах прошлого столетия предполагали, что мыться люди будут в банях. Кухни были размером с пенал. Ведь питаться было положено в столовках. А стирать - в прачечной... одной на весь городок.

К тому же при строительстве, как констатировали эксперты в 2012 году, не было применено никаких новых технологических решений: несущие и наружные стены кирпичные, перекрытия деревянные.

Прошло всего 8 лет, и «Ленинградская правда» собрала мнения жителей квартала об их домах. Получилась внушительная подборка под общим названием «Наш счет архитекторам». (Хотя почему именно архитекторам, а не госчиновникам, утвердившим проект?) Высказывания граждан были резки.

Домашняя хозяйка Марья Ивановна Воронина: «...Средства на городок затрачены огромные, но построен он, я бы сказала, без знания запросов жильцов... Наш одиннадцатый корпус построен просто головотяпски... Прачечную пришлось перестраивать... И коридор в этом же корпусе: если стоит толстый человек, второму уже не пройти»

Домашняя хозяйка Анна Александровна Блинникова: «Все звуки по трубам передаются. Если в семье поссорились, весь дом знает. О вентиляции. «Душники», которые устроены в квартирах, мы чаще всего заклеиваем. Иначе комната наполнится дымом, и ты будешь наверняка знать, что готовят внизу: мясной обед или овощной».

А отзыв домашней хозяйки Ксении Михайловны Михайловой и вовсе назван «Барское пренебрежение»: «В 9-м и 10-м корпусах потолки словно из пуха сделаны. Если наверху пройдет человек, даже ребенок, все отчетливо слышно. К тому же штукатурка часто отваливается...». И проч. и проч.

Тем не менее городок худо-бедно проскрипел почти 40 лет - до 1970 года, когда дома были признаны нуждающимися в капитальном ремонте. И в таком статусе дожили до новейших времен. Конечно, за десятилетия квартиросъемщики, которые затем стали собственниками, усовершенствовали свое житье-бытье как только могли: душевые кабины, кухонное оборудование втискивали, вбивали в тесное жизненное пространство, выгадывая сантиметры. И, разумеется, переделки отнюдь не способствовали сохранению старых зданий.

Постепенно разрушались перекрытия. Протекали потолки и крыши. Жители разбегались кто куда. Мало-помалу шло расселение.

В 2006 году один из корпусов обследовали: пытались приспособить его под Центр помощи семье и детям Калининского района. И проект вроде бы даже был одобрен. Но дело не выгорело... А выгорела часть дома - так, что восстановить его было уже нереально.

А затем наконец-то вышло распоряжение администрации Калининского района о признании десяти корпусов городка аварийными, непригодными для проживания, нуждающимися в расселении и реконструкции (№ 1, 2, 3, 4, 5, 7, 8, 9, 10, 11). Странное распоряжение, если учесть, что реконструкция одного из этих корпусов - не самого разваленного - к тому времени уже была признана экономически неэффективной и технически чрезвычайно сложной.

Дальше - анекдот. Через три года после официального объявления пустого разваливающегося городка аварийным... КГИОП признал его объектом культурного наследия регионального значения. До того момента кое-как еще можно было надеяться на прогресс, на развитие. Руины еще могли привлечь инвесторов, которые взялись бы привести в порядок сталкеровскую зону на Кондратьевском. Но с 2011 года надежды практически не осталось. С того времени потенциальному инвестору сначала необходимо оплатить дополнительное обследование зданий с целью точно определить предметы охраны, далее получить техническое задание от КГИОП, на его основе разработать проект реконструкции, согласовать его в КГИОП, а затем только приступать к работе... под надзором КГИОП. И быть готовым к тому, что ценник на строительные работы непременно взлетит до уровня реставрационных. Разумеется, охотников не нашлось. Хотя их, собственно, и не искали.

Прошло еще четыре года. И в 2015-м руины попали в целевую программу «Молодежи - доступное жилье». Делом занялся петербургский центр доступного жилья, который родил программу... ремонта здешних фасадов. В срок с конца 2018-го по конец 2020 года.

Насколько реален этот проект? Любой, кто хоть одним глазком заглянет на Кондратьевский, ответит сразу и достаточно резко!

Вообще-то очевидно, что никто и не готовил городок к ремонту, а тем более к реставрации. Ни юридически, ни физически. Так, в базе казенной собственности, которая имеется в комитете имущественных отношений, единого объекта «Жилмассив» нет. И территории нет. Нет даже целого корпуса. А есть разрозненные земельные участки один другого мельче. Отдельные помещения, часть которых уже утрачена, какие-то «городские» квартиры, куски подвалов и пр. И часть из них... КИО предлагает в аренду. Охотников не находится. В этом можно убедиться, если достанет мужества пройтись по зоне.

Пять корпусов целиком взялся выкупить сам Центр доступного жилья. Да так до сих пор и не выкупил.

«Веселенькая» история вышла с корпусом № 13, расположенным в самых недрах зоны. Его нет в районном распоряжении об аварийности. Тем не менее это самый ветхий объект. Большая часть его, по сути, уже не существует. Остались лишь фрагменты внешних стен, нет ни перекрытий, ни кровли. А небольшая часть этих останков восстановлена. Там расположились подразделения городского комитета по законности и порядку, а также филиал «Урангеологоразведки». Чрезвычайно странная картина: пустой оконный проем в разрушенной стене, а в метре на той же стене - беленький стеклопакет.

И еще смешнее. Граждане (очевидно прохожие) жалуются властям... на несанкционированные надписи на развалинах домов. Якобы граффити мешают лицезреть памятник конструктивизма... Хотя больше всего это похоже на памятник конструктивизму.

Наталья Орлова

https://spbvedomosti.ru/news/gorod/dolgiy-put-zheltogo-kruga-gorodok-20-kh-godov-na-kondratevskom-prospekte-na-grani-razrusheniya/


Возврат к списку

Наверх