Фасады возьмут под охрану

Фасады возьмут под охрану 13.09.2017

Наиболее дорогие фасады Петербурга планируют взять под охрану, в бюджете сделать отдельную строку, а горожан освободить от платы за эксклюзивную лепку и витражи.

 

На реставраторов, которые не знают слов «Атланты» и «кариатиды», губернатор Георгий Полтавченко ополчился в своем видеоотчете Владимиру Путину. Самыми ценными фасадами Петербурга, по его словам, должны заниматься профильные подрядчики. Градоначальник вспомнил золотые времена КГИОП, оставив широкое поле для толкований. Однако из перечисленного понятно, что наиболее дорогие для ремонта дома могут изъять ведения фонда капремонта, который в этом случае не будет отвлекаться на историческое наследие с сотнями мелких элементов, но и дополнительного финансирования тоже не получит.

 

«Если мы с вами оставим заботу о ней (исторической застройке, – прим. ред) на откуп одним только жильцам многоквартирных домов и тем бригадам, работники которых не знают таких слов, как «Атланты» и «кариатиды», то я не знаю, будут ли наши с вами внуки этой застройкой любоваться», – поделился своими тревогами Полтавченко, после чего напомнил,что семь лет реставрацией по программе «Фасады Санкт-Петербурга» занимался комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры. По мнению главы города, ремонт фасадов жилых домов так называемой 3-4 категории, с лепниной и скульптурами, — задача для профессиональных реставраторов.

 

Мозаика — КГИОП, известняк — фонду

 

Губернатор дал поручение: разработать соответствующую подпрограмму ремонта в рамках госпрограммы Санкт-Петербурга «Развитие культуры и туризма». Это значит, что как минимум часть фасадов может выйти из-под ведения «Фонда — регионального оператора капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах» (фонда капремонта). Этот вопрос уже поднимался пару недель назад в ходе «нулевых чтений» бюджета 2018 года, Жилком запросил дополнительно 2,5 млрд рублей, пообещав, что это позволит ремонтировать дополнительно по 50 исторических фасадов в каждом из центральных районов. Депутат городского ЗакСа Оксана Дмитриева, в свою очередь, предложила передать эти наиболее сложные адреса КГИОП, раз уж именно комитет выдает технические задания на ремонт объектов культурного наследия.

 

Источник в Смольном сообщает, что переговоры между жилищным блоком и КГИОП шли около трех месяцев, и фонд капремонта был не особенно настроен отдавать фасады. Заявление Полтавченко при этом стало неожиданностью. Глава фонда Денис Шабуров в личной беседе не кажется обескураженным. «Если в Санкт-Петербурге будет принят отдельный нормативный правовой акт, который передаст 3 и 4 категорию КГИОП, мы подчинимся, – говорит он. – Действительно у них есть своя специфика, высокая себестоимость работ. Правда, надо понимать, что в этом случае взносы жителей не пойдут на данные объекты культурного наследия, только бюджетные субсидии». 

 

«При натурном обследовании здания-памятника в процессе подготовки проектной документации специалисты зачастую приходят к выводу, что сперва было бы правильнее провести работы по ремонту и реставрации крыши и фундамента, гидроизоляции подвалов, а уже потом приступать к реставрации фасадов. В рамках же региональной программы капитального ремонта исключается системный, научный подход к реставрации объектов культурного наследия, – говорят в КГИОП. – В сложившейся ситуации в Санкт-Петербурге необходима разработка новой целевой программы, которая будет направлена на комплексное восстановление исторической городской среды с учетом, в том числе, туристических маршрутов». В комитете готовятся проанализировать программу капитального ремонта, вопрос финансирования будет решаться параллельно. К проектам реставрации чиновники приступят в 2018 году. Памятники с более простой отделкой (гладкий оштукатуренный фасад и известняковый цоколь) могут остаться у фонда.

 

Гримасы ремонта

 

Оснований для жалоб у петербуржцев и в самом деле предостаточно: вспомнить хотя бы знаменитого Мефистофеля, уничтожение которого тоже объяснялось «ремонтом», или «реставрацию» так называемого «Дома печального ангела» на углу улиц Восстания и Жуковского. Ангела на барельефе в 2015 году отреставрировали так, что дом стали называть «домом степной бабы». А директор музея «Ужасы Петербурга Михаил Александер тогда заявлял, что реставрационные казусы пора сделать частью музея.

 

 

Некачественная реставрация приводит и к обрушению, в том числе и на Невском, которые давно стали для горожан обыденностью, а для журналистов — не слишком интересным информационным поводом. Если только людей не увозят после таких инцидентов с пробитой головой, как это случилось, например, на углу Невского и Литейного 7 февраля 2016 года (после обрушения серьезно пострадал подросток), или в марте прошлого года на углу Невского и Фонтанки, где штукатурка полетела вниз с фасада дома Лихачева.

 

 

Тот же дом, впрочем, и раньше попадал в новости, но не в связи с обрушением, а в связи с таким же, как и с «печальным ангелом», реставрационным казусом. Ангелочка, чье лицо обезобразила неумелая реставрация в 2015 году, срезу же прозвали… «сыном степной бабы».

 

 

А зимой 2016-м года коммунальщики пришли с агрессивным «ремонтом» прямо в КГИОП и КГА. Сотрудники АО ПРЭО «Нежилой фонд» сбили штукатурку и карниз со зданий на площади Ломоносова, где располагаются комитеты, посчитав декор аварийным. Их «поймал» оказавшийся на месте замдиректора профильного департамента Минкультуры. Позднее коммунальщики объяснили свои действия тем, что дворник заметил небольшое обрушение штукатурки, поэтому было решено простучать фасад и сбить декор, угрожающий обрушением. По словам самих сотрудников комитета, никакой опасности фасад не представлял.

 

Что же касается кариатид и атлантов, а также амуров и ангелочков, украшающих как фасады, так и парадные на центральных улицах, то найти среди них неповрежденных крайне тяжело. Городской сайт citywalls.ru полон фотографий кариатид и амуров в самом плачевном виде. А комментируют это горожане примерно так: «Уписано, укакано и вообще проходной двор. Видимо, многие снимают комнаты, и им совершенно безразлично, что делается. Во дворе построенные новые дома, вот там порядок, так что если людям живущим здесь, на все наплевать, то и ведомствам тем более».

 

Но и примеров неудачной реставрации кариатид и других скульптур, наполняющих городское пространство, тоже много. Самым известным стал, пожалуй, случай с Адмиралтейством, скульптуры на котором отреставрировали так, что они стали производить устрашающее впечатление.

 

Фасадная арифметика

 

Всего в городе порядка 1900 "кгиоповских" объектов, являющихся многквартирными жилыми домами, в программе фонда капремонта на этот год — около 500. Требования к ним действительно повышенные. К примеру, на кровлю кладут окрашенный металл; если часть исторической штукатурки удерживается на фасаде, ее не удастся для простоты отбить, а надо будет сохранить и вписать в заново нанесенный слой. Это если не говорить о лепнине, литье, специальном оборудовании. На выходе ремонт фасада исторического здания может оказаться кратно дороже, чем обычного той же площади. В 2016 году «исторических» фасадов в программе капремонта не было, в 2017 году их заложено 67 в общей сложности на 838 млн рублей. Выходит в среднем по 12 с половиной миллионов на один дом. Для простоты фасады делят на 4 категории по сложности. Вилка по максимальной стоимости одного квадратного метра в 2017 году — от 12 до 16 тысяч рублей. Но в целом есть и особенно сложные фасады 4 категории с масками и лепниной, куда закладывают по 30 тысяч за квадрат. Впрочем, в фонде поясняют, что до максимального уровня реальные расходы не доходят, цифра выставляется с запасом на случай непредвиденных осложнений. В качестве примера фасада первой категории можно привести дом по адресу ул. Карла Маркса, 13; второй — Фонтанка, 51-53; четвертой — Литейный, 64/78.

 

Помимо финансовых вопросов, есть и сугубо организационные. Сейчас все работы ведутся под эгидой фонда, именно он определяет последовательность выхода подрядчиков на объект. Если фасады двух тысяч зданий перейдут в ведение комитета, это может усложнить координацию. К примеру, может получиться так, что сначала производится капитальный ремонта фасада, а затем — кровли. В этом случае, в расходную часть по крыше надо закладывать дополнительно восстановление карнизного фасадного свеса, так как при демонтаже кровли, как правило, рабочие его повреждают.

 

Предположить, что реставраторы на исторических объектах не отличают атлантов от кариатид, сложно. В реестре подрядчиков фонда капремонта они идут отдельной строкой; помимо обычного набора документов, требуется допуск Минкульта. Правда, попасть в реестр можно через «черный ход», представив недостоверные бумаги. На стадии первичного отбора чиновники не могут проверить все предоставленные данные, зато наводят резкость, когда заходит речь о конкурсных процедурах. Только за последние месяцы из реестра вычеркнули около 40 компаний. В основном, речь идет о недостоверных справках из налоговой. Однако  если к тому времени предприятие получило контракт, у фонда нет возможности расторгнуть его на основании исключения из списка, ремонт дают закончить. Чистка коснулась и минкультовских подрядчиков: фонд прекратил отношения с тремя ремонтными компаниями и одним проектировщиком. 

 

«КГИОП, на мой взгляд, должен больше разъяснять, работать с собственниками, доводить до них мысль, что, ребята, наше «обременение» – не тяжесть, не обуза, а ваше богатство, ваша ценность и общая ценность, – считает координатор движения «Живой город» Юлия Минутина-Лобанова. – У них и в уставе есть такая задача — популяризация исторического наследия, и в бюджете средства на это есть. А что касается обращений к президенту — у нас, как всегда, люди не настроены решать проблему, а настроены писать куда-то вверх, чтобы нажаловаться и ждать, как оно само как-то куда-то завертится. Думаю, что дальше мы увидим череду поручений, строгих взглядов, которые ни к чему не приведут».

 

Заместитель председателя петербургского отделения ВООПиК Александр Кононов считает, что вернуть наиболее сложные фасадов КГИОП — верное решение. «Конечно, это не гарантирует от появления недобросовестных подрядчиков и всяких ошибок, – говорит эксперт. – Но по крайне мере, будет единый подход. Да и в целом губернаторская программа фасадов, которая раньше выполнялась в городе, была неплохой. Была возможность делать целую улицу, не разделяя на охраняемые и просто исторические здания».

 

Елена Зеликова,

Николай Кудин,

«Фонтанка.ру»

 

Справка:

Программа капремонта на 2017 год включает проведение работ на 10,8 млрд рублей. 33% всех средств идет на фасады, 24% - инженерные сети, 20% - лифты, 11% - ремонт крыш. 4,2 млрд соберут с собственников жилья, остальное — бюджетная субсидия. В 2017 году петербуржцы внесли 2,66 млрд рублей. Собираемость составляет 90,3%. Общая задолженность на 1 сентября достигла 1,2 млрд рублей.

 

http://www.fontanka.ru/2017/09/12/074/

 


Возврат к списку

Наверх