Господа Ненаедовы

Господа Ненаедовы 27.02.2019

    Главная цель двух событий: 7-й Петербургской архитектурной биеннале и приуроченного к ее открытию выходу подготовленного Объединением архитектурных мастерских (ОАМ) 17-го тома «Архитектурного ежегодника» (Санкт-Петербург, 2019) – напомнить, что архитекторы в Петербурге существуют и не просто готовы к работе, но могут выполнить любое желание застройщиков, прежде всего в части создания гигантских жилищных и офисных муравейников любой этажности и с коэффициентом использования территории (количество квадратных метров на гектар территории), стремящимся к бесконечности.

    

    Муравейники

Ежегодник по традиции состоит из пяти разделов. Первый – «Архитектурные конкурсы», второй – «Архитектурные проекты и постройки», третий – проекты реставрации, ландшафтная архитектура и архитектура малых форм, четвертый – дипломные проекты, пятый – «Ретроспектива», на этот раз посвященная творчеству А.А. Оля (1883–1958).

Один из конкурсов, закрытый (т.е. по специальным приглашениям), называется «Парковая линия» – застройка прибрежного сегмента южной части намывных территорий Невской губы в Приморском районе. Здесь представлено четыре проекта, и это соревнование именно в том направлении, о котором я написал выше, – по созданию гигантских жилищных «муравейников».

Под аккомпанемент разговоров о том, что в таких муравейниках, как Девяткино, Парнас, Кудрово, Мурино, растет преступность, а они со временем превратятся в настоящие гетто, аналогичные поселения уже проектируются на намывных территориях на юго-западе.

Впрочем, ежегодник демонстрирует множество «муравейников»:

— жилой комплекс по проекту АМ А. Столярчука для Софийской ул.;

— уже построенный на берегу Невской губы жилмассив «Светлый мир «Я – романтик»» по проекту Студио-АММ (рук. Ю. Митюрев);

— многоквартирный дом со встроенными помещениями на Коломяжском пр., 13 (мастерская № 6 «ЛенНИИпроект», арх. М. Сарри и др.);

— проект жилого квартала архитектурного бюро «Земцов, Кондиайн и партнеры» (ул. Бабушкина, 53/Железнодорожный пр., 16);

— проект жилого комплекса «Триумф парк» на Пулковском шоссе (проектно-производственная фирма «А.ЛЕН», С. Орешкин и компания).

Давно установлено, что это антигуманная архитектура для бедных, что так строить нельзя – и все равно строят и рекламируют свои уникальные способности рисовать на экране компьютера двадцати- и тридцатиэтажные здания в соответствии с пожеланиями заказчиков.

По поводу этой архитектуры возникают всего три вопроса: какой КИТ – коэффициент использования территории? как прорва народа, которая тут поселится, будет добираться к месту работы или учебы с учетом плохой транспортной ситуации в этом районе города? предусмотрена ли социальная инфраструктура?

Кстати, мы должны быть благодарны архитектору Сергею Орешкину, руководителю «А.ЛЕН», за то, что из семи представленных им в ежегодник проектов только два предназначены для Петербурга, а остальные – для Воронежа, Екатеринбурга, Москвы (2) и Саранска.

Главный архитектор СПб Владимир Григорьев (слева) и глава бюро «А.Лен» Сергей Орешкин. Фото: Лидия Верещагина

Порадовал и Михаил Мамошин, переключивший свою активность на почти родной Архангельск (родился в городе Онега Архангельской области), а в Петербурге занявшийся строительством весьма скромных церквей и часовен. Выглядят они, к слову сказать, весьма стильно, сочетая канон с современностью форм.

Заданные вопросы встают неизбежно, поскольку потребности общества, людей, с одной стороны, и потребности строительной отрасли, которую очень хочется назвать мафией, с другой стороны, прямо противоречат друг другу. Именно таков и скромный проект застройки жилого квартала, подготовленный НПФ «Ретро» по заказу ООО «Леноблзем». Все бы ничего, но только строительство предполагается на территории Ломоносовского района Ленинградской области, в деревне Низино. Причем опасна эта городская застройка (10 пятиэтажных домов) не утратой деревенского облика и колорита, а тем, что в этой деревне находится Шинкарский пруд – один из прудов-накопителей водоподводящей системы фонтанов Петродворца. Естественно, что наличие достаточно плотной жилой застройки приведет к тому, что пруд, а следовательно и вода, которая поступает в водометы фонтанов, будет грязной, бытовые стоки, бензин и прочая органика неизбежно в пруд попадает, к тому же в Шинкарский пруд уже попадают ливневые стоки с КАД, сливающиеся в Старо-Петергофский канал в районе Шинкарского пруда. Об этом Е. Кальницкая писала еще в 2010 г. (см.: Ляшенко Елена. Из фонтанов Петергофа потекло молоко // Известия. 2010. 9 сентября). Естественно, что после строительства целого жилого квартала загрязнение воды еще увеличится. Естественно, архитекторам Петербурга не до такой ерунды: у них одна задача – зарабатывать деньги.

В целом проекты для новостроек принципиально друг от друга отличаются мало: количество вариантов рисунка фасадов конечно и определяется готовыми оконными системами, которые выбирают из каталогов; расстановка параллелепипедов на плане также имеет конечное число вариантов. Это по существу уже не творчество, а «хищный глазомер простого столяра», т.е. технология, тем более что и фасады рисует компьютерная программа. Стиля тут нет, поскольку это не более чем унылый функционализм, оживляемый лишь веселой раскраской фасадной плитки, архитектурной идеи или образа нет тем более.

    Мегабилдинги

Несколько лучше дело обстоит, например, с мегапостройкой по проекту АМ «Рейнберг & Шаров» – многофункциональным коммерческим комплексом возле станции метро «Электросила» на нечетной стороне проспекта (Московский пр., 139), на той территории, где раньше располагались корпуса объединения. Здание высотой 80 метров отсылает к образам сталинского ампира, модифицированным в соответствии с современными строительными технологиями. По силуэтным характеристикам этот ампир отчасти напоминает московские высотки, но со срезанной высотным регламентом верхней частью. Стоит только отметить, что на сайте citywalls указан другой проектировщик здания – британское архитектурное бюро Chapman Taylor, а стиль определен как «современная неоклассика». Так что с авторством еще предстоит разбираться.

Reynberg.jpg

«Рейнберг & Шаров». Московский пр. около ст. м. «Электросила»

Однако и с этим зданием не все просто. Как и все прочие новостройки начиная от Обводного канала (я имею в виду уродливый квартал позади станции метро «Фрунзенская»), 80-метровая высотка создает новый стиль Московского проспекта. Однако единого градостроительного проекта нет, потому что в Петербурге отсутствует архитектурная власть, а главный архитектор низведен до положения рядового чиновника, не имеющего возможности на что-то серьезно влиять. В результате этой победы над принципами комплексного градостроительства, характерными для Ленинграда, застройщики поквартально выхватывают пятна и стараются максимально забить их квадратными метрами. При этом одни проектировщики все же как-то учитывают архитектурный контекст, другим это совершенно безразлично, а целей только две: как можно выше и как можно помпезнее. В результате получается хаотичная, бессистемная в смысле стиля застройка.

Новое здание на Московском пр., 139, выбивается и по высоте, и по степени помпезности из контекста, по всем своим параметрам оно претендует на то, чтобы стать доминантой большой площади (как Дом советов на Московской пл.), замкнуть перспективу… Однако ничего этого нет, оно просто поставлено в общий ряд на красную линию и уже начало обрастать одноэтажными сарайчиками-магазинчиками, поставленными прямо посреди тротуара и снижающими весь пафос. Сразу возникает разностильный винегрет, уже «опускающий» архитектурную форму «неоклассики». Таково неизбежное следствие современного положения, при котором стая хищников просто рвет на куски территорию города.

Кстати, рядом с доминантой – ближе к центру города – пока мы видим пустырь с автостоянкой, а в глубине участка находится магазин в форме сарая (торговая галерея «Электра») – постройка явно временная. Понятно, что скоро на смежном участке возведут очередную помпезную «доминанту», и она будет стоять рядом с этой 80-метровой дылдой, и каждая из них станет «гасить» другую. При таких принципах застройки бывших промышленных территорий ожидать какой-то градостроительной и архитектурной логики не приходится.

Классический пример такой бессистемной застройки – Тележная ул. Естественно, отсутствует общее решение, а на отдельных участках возводится нечто вне контекста. Именно такой проект предлагает архитектурная мастерская «Интерколумниум» (Е. Подгорнов и др.) для участка на пересечении Тележной и Кременчугской улиц (Тележная ул., 17–19), где находился Ленинградский авторемонтный завод № 5. Десятиэтажный дом высотой 32 м и размером едва ли не с квартал (вдоль Кременчугской ул. до Миргородской ул.) со встроенными помещениями и подземным гаражом должен встать рядом с 5–7-этажными доходными домами, причем особую проблему представляют уже расселенные дома 21, 23, 25, 27, 29 по Тележной ул., которые власти собираются сносить и вокруг которых давно кипит скандал. Стилистически помпезный проект этого Grand house (с таким названием он был представлен на биеннале) никак не вяжется с рядовой застройкой, в контексте которой он будет смотреться, как слон в посудной лавке.

telezhnaya-768x569.jpg

Проект «Интерколумниум» (Е. Подгорнов и др.) для участка на Тележной улице

Не вдаваясь в данном случае в детали спора о сносе/сохранении, не могу не заметить, что стройка на участке домов 17–19 и особенно рытье котлована под подземный гараж автоматически приведут к тому, что дома начиная с № 21 автоматически начнут рушиться. Думаю, что на «эффект домино» и сделан расчет. Но тогда надо планировать не отдельный дом 17–19, а всю застройку вдоль Тележной ул. от дома 17 до дома 29. И учесть влияние нового здания, помпезный фасад которого выйдет на Миргородскую ул., еще и здесь. Иными словами, должно быть комплексное решение. Естественно, этим никто и не думает заниматься.

Впереди всех по части создания помпезных и стильных мегабилдингов Евгений Герасимов. В ежегоднике он представил три таких проекта: жилой дом «Верона» (Морской пр., 29а), проект жилого дома высотой 70 м «Legenda Институтского» (Институтский пр., 16, к. 1), «Русский дом» (многоквартирный дом со встроенными помещениями, детским садом и подземным гаражом; Басков пер., участок № 5, будущий адрес – дом 2; застройщик ЛСР).

Russkiy-dom-768x418.jpg

Евгений Герасимов. «Русский дом»

Герасимов уловил общее настроение: никому не нравится здание в виде «стеклянного стакана», а вот эклектика с опорой на постмодернистское использование классических элементов и мотивов воспринимается хорошо. Кроме того, от своего постоянного соавтора Сергея Чобана Герасимов узнал и усвоил, что фасад должен быть интересным для рассматривания, что фасад – это картина, которая должна быть нарисована, а не примитивно организована оконными системами. Именно так сделаны «Верона» с четырьмя коринфскими пилястрами на лицевом фасаде и «Русский дом» – действительно с мотивами «русизма»: двускатными башенками-фронтонами, фризами, орнаментами, разнообразными по форме окнами с колоннами и сандриками и прочим оборудованием, доведенным до постмодернистской, почти пародийной избыточности.

Само собой, что для Баскова пер. и ул. Короленко вся эта роскошь смотрится нелепо, неуместно и внеконтекстно, но уж на это и Е. Герасимову, и застройщику наплевать. В качестве оправдания у них всегда под рукой Дом компании «Зингер» и Елисеевский магазин.

Кстати, на биеннале Е. Герасимов также представил застройку пр. Медиков (жилой комплекс «Европа Сити», пр. Медиков, 10) на территории бывшего завода «Электрик». В целом достаточно спокойный по архитектурным параметрам проект с фасадами, оживленными разноцветной керамической плиткой. Если учесть, что облик этой магистрали, соединяющей Выборгский район с Петроградской стороной, фактически только формируется, можно вполне принять эту стилистику «кантри», возможно, и несколько спорную, но вполне допустимую.

    Без стеснений

Рафаэль Даянов («Литейная часть – 91») представлен в ежегоднике проектами двух церквей в Ленинградской области и реставрацией, в частности, силовой станции фабрики «Красное знамя» (Пионерская ул., 53), о которой я в прошлом году писал в обзоре уцелевшей архитектуры конструктивизма (см.: Уходящая натура эпохи конструктивизма // Город 812. 2018. № 12. 25 июня). Это вполне достойная работа.

Зато на биеннале Даянов не постеснялся продемонстрировать еще и Никольский рынок в качестве отреставрированного по проекту его мастерской здания, хотя совершенно очевидно, что это самый примитивный новодел, о чем я также написал весьма подробно (см.: Общество охранки памятников культуры // Город 812. 2018. № 22. 26 ноября). Но у наших архитекторов стесняться вообще не принято.

Хорошо хотя бы то, что Даянову хватило ума не экспонировать планшеты с картинками скандального проекта «реставрации» парка Монрепо в Выборге, фактически уничтоженного, к которому Даянов имеет непосредственное отношение и уже получил звание «Герострата наших дней» (см.: Вольтская Т. ««Парк Монрепо уже мертв». Планомерное уничтожение Выборга»; Лиханова Т. Топорная реставрация // Новая газета. 2019. 13 февраля).

«Студия 44» во главе со своим лидером Никитой Явейном тоже стесняться не привыкла, поэтому в ежегодник попали фрагменты двух варварских проектов, даже косвенное отношение к которым следовало бы тщательно скрывать. Во-первых, показан «Комплекс общежитий для бакалавров ВШМ СПбГУ» (Петергофское шоссе, 109). Имеется в виду «Михайловская дача» – дворцово-парковый ансамбль на Петергофской дороге. Проект мастерской Явейна этот ансамбль практически уничтожил безумными и гнусными новоделами, о чем я много писал. И эти общежития – одна из многих новостроек на как бы «охраняемой» государством территории ансамбля, на которой вообще запрещено новое капитальное строительство. Во-вторых, в разделе «Реставрация» даны картинки Мавританской уборной в Александровском дворце, входящем в состав ГМЗ «Царское Село». О том варварстве, которое там учинила мастерская Явейна, есть подробный материал Надежды Медведевой «Александровский дворец в Царском Селе. Работы по сохранению или вандализм?», появившийся на сайте «Градозащитный Петербург» 4 октября 2018 г. Добавить к этому описанию проделанных работ нечего.

    Возвращаясь к названию

Таковы некоторые соображения, появившиеся после посещения архитектурной биеннале и изучения ежегодника.

И несколько слов по поводу заглавия. В «Дневнике провинциала в Петербурге» М.Е. Салтыкова-Щедрина есть такой персонаж – адвокат Ненаедов. Чтобы опять не называть корпорацию наших зодчих обидным выражением «волчья стая», я назвал ее кротко: «господа Ненаедовы».

Михаил Золотоносов

http://gorod-812.ru/gospoda-nenaedovyi/


Возврат к списку

Наверх