Как Петербург возрождается в граните

Как Петербург возрождается в граните 22.07.2020
История петербургских мостовых началась с «дикого камня» во времена Петра I. Но к началу XXI века булыжника и брусчатки практически нигде не осталось, их место занял асфальт. В последнее время гранит – самый подходящий нашему городу камень – возвращается на улицы. Как это происходит, рассказывают люди редких специальностей.

Работы по благоустройству, которые проходят уже более 10 лет при поддержке ПАО «Газпром», включают в себя много аспектов. Один из них – мощение улиц гранитом. Материал этот прочный, долговечный, ему не страшны реагенты, и он хорошо моется. По каменным мостовым можно даже тяжелую технику пускать! Месторождения совсем недалеко. А петербургскому стилю гранит подходит как никакой другой материал. И еще он дает возможности для творчества, о чем рассказал архитектор Александр Трумм, за плечами которого более 40 проектов в Петербурге.

Первые петербургские мостовые были грунтовыми. На смену им пришли деревянные, но, как их ни берегли (обывателям всех чинов, например, запрещалось носить обувь, подбитую железом), доски во влажном климате служили недолго. Тогда Петр I повелел каждому судну привозить в город 30 камней определенного размера, а подводам – иметь с собой три валуна для мощения улиц. К 1725 году каменными уже были Литейная, Шпалерная, Захарьевская, Фурштатская, Сергиевская (ныне Чайковского) улицы. Позже в городе появился мостовой налог, и к концу XVIII века центр оделся в гранит.

Владельцам предписывалось перед своим домом «мостить гладко, как будет показано от мастеров». Встречались изыски – чугунное мощение (оно сохранилось в Кронштадте). Проводились эксперименты: в какой-то момент в городе снова стали использовать дерево – еловый торец. По таким мостовым было приятно ходить, они были тихими и мягкими, но, увы, при каждом наводнении всплывали. С 30-х годов XX столетия в городе стали производить асфальт. Но каждый сохранившийся уголок, покрытый брусчаткой, воспринимался как исторический памятник, – недаром камни с Дворцовой площади до сих пор служат туристам сувенирами.


Александр Трумм
начальник архитектурно-дизайнерского отдела АО «ПО “Возрождение”»

О первой встрече с Петербургом

Моя первая встреча с Петербургом (тогда еще Ленинградом) произошла в 1979 году, в эпоху брежневского застоя. Меня поразило, насколько город был не похож на все то, что приходилось видеть в СССР.

Но еще в то время отметил про себя некоторый диссонанс в благоустройстве: великолепные фасады исторических зданий соседствовали с асфальтобетонным покрытием далеко не в лучшем состоянии. Конечно, проще всего поверх гранитной брусчатки накатать асфальт. Но ведь это несправедливо.

Судьба подарила мне возможность работать над благоустройством исторической части этого уникального города, поддерживать его историческую аутентичность, а это требует высочайшей ответственности. Главное правило для меня – не навредить, к каждой улице найти свой подход.

О проекте благоустройства

Первый этап – это просто ознакомление с местом. Вот, например, улицу Чайковского, которую мы начали реконструировать, я прошел вдоль и поперек раз десять. Перед началом проектирования сначала надо изучить историю, стилистику застройки и прошлое каждого дома. Когда складывается четкая картина, когда отдельные элементы благоустройства не противоречат друг другу, а находятся в гармонии, начинается оформление проекта, оно согласовывается с КГА и КГИОП.

Мне посчастливилось реализовать в Санкт-Петербурге немало проектов, среди которых Сквер композитора Андрея Петрова, Большой проспект Петроградской стороны, Большая и Малая Морские, Миллионная улицы, Литейный проспект и многие другие.

Как правило, каждый проект включает в себя разработку генерального плана в масштабах 1:500 и 1:200 с нанесением всех элементов благоустройства: мощения тротуаров, малых архитектурных форм, дорожных знаков, фонарей.

О мощении

Сегодня выбор цвета изделий и размеров определяется в соответствии с историческими особенностями улицы. В прежние времена оно носило практический смысл, поэтому к созданию каменных «картин» архитекторы не стремились. Правда, геометрическую разбивку на квадраты применяли довольно часто. Тротуары набережных рек и каналов  мостили плитами разных размеров, конфигураций и цветов, что создавало эффект упорядоченности, несмотря на фактическую хаотичность.

В последнее время я часто предпочитаю компромиссные варианты, где есть последовательность чередования плит разных, до трех размеров, но при этом не наблюдается четкий рисунок. Это можно увидеть на Большом проспекте Петроградской стороны, Большой Морской улице, 1-й Советской улице.

Сегодняшние технологии позволяют изготавливать изделия разной сложности, поэтому трудностей или проблем с осуществлением любых задумок практически нет. Берем российский гранит с месторождений «Возрождение», «Балтийское», «Габбро».

Гранит долговечен, если его укладывают мастера своего дела. Но, к сожалению, иногда после завершения проекта на тротуарах начинают проводить свои работы сторонние организации, а потом укладывают гранит как попало. Как исправить ситуацию? Снова звать специалистов.

Вячеслав Глумов
фрезеровщик 4-го разряда

В профессии я три с половиной года, пришел к ней не сразу – до этого работал в продажах. В определенный момент устал от постоянного морального напряжения и решил кардинально сменить сферу деятельности. Стал изучать рынок физического труда и нашел вакансию на камнеобрабатывающем заводе, до этого даже не представляя, что такое камнеобработка. И вы знаете, я увлекся!

Гранит – самый твердый из природных материалов, применяемых в благоустройстве города, поэтому на фрезерном станке нужно использовать диск с алмазным напылением. Распил без воды – только для любителей подышать гранитной пылью, так что без воды никак. Распил производится из гранитных плит (слябов). Технология такова: на кран-балке укладывается сляб на «жертвенный» стол, вводятся необходимые размеры деталей в программу, и запускается распил. Важно постоянно контролировать размер получаемых деталей, чтобы не выходить за границы допуска. 

Однажды по меткам заказчика пришлось перепилить около 50 штук. На деталях размером 400 x 1200 мм было отмечено две точки маркером, нужно было отпилить по диагонали.

В этот день я по-настоящему понял, что автоматический станок не заменит физический труд и мастерство человека.

Так как объемы работы на заводе большие, достаточно сложно отыскать детали, сделанные твоей рукой. Я поступаю проще и говорю, что ко всему граниту в городе я приложил руку, за исключением поребриков и балясин, их обрабатывают коллеги – камнетесы.

Антон Лебедев
камнетес

Отец, который посвятил всю свою жизнь этой профессии, привел меня на завод, когда мне исполнилось 19 лет. Показывал, учил, прививал любовь к этому делу. Он только недавно вышел на пенсию. А я уже 14 лет продолжаю наше семейное дело.

Многие считают эту профессию простой, но даже самый выносливый человек не сразу привыкает к тяжелому труду, постоянному шуму от инструмента и пыли при обработке гранита, к работе на улице и в мороз, и в жару. Но в то же время моя профессия – очень благодарная.

Приятно осознавать, что сделанное твоими руками будет радовать людей еще много-много лет. Ведь гранит славится своей прочностью и долговечностью

Этому ремеслу сейчас не обучают в училище. Секреты мастерства и тонкости нашего дела можно постичь только на месте, от «старых» камнетесов.

Поначалу, например, меня удивляло, как можно довольно-таки нехитрым инструментом расколоть пополам гранитный блок высотой и шириной около двух метров. Но опыт берет свое, и сейчас для меня это в общем-то простая задача.

Когда я иду по городу, будь то Каменноостровский проспект, Петропавловская крепость, Фурштатская, Малая Конюшенная, улица Марата или Большой проспект Петроградской стороны, практически всюду вижу свою работу. Даже на створах дамбы есть мои изделия. За столько лет сделано так много, что всего и не упомнишь.

Владимир Солодов
мостовщик 2-го разряда, бригадир

В компании я с 5 августа 2004 года, думаю, что это судьба. Меня устроил на работу друг и предупредил, чтобы я его не подводил. И вот работаю уже почти шестнадцать лет. Я стараюсь. Уверен, что не подведу. Самое важное – это сделать всё красиво, качественно и, что очень ценно, в срок.

Вы знаете, это как у иллюзионистов: секреты раскрывать нельзя. Но одним я поделюсь. Когда пропиливается плита по прямой, не обязательно пропиливать на всю глубину болгарки, достаточно с двух сторон по максимуму, а посередине – на 1–1,5 см, и с помощью кувалды она ломается по пропилу.

Интересных историй в моей жизни было очень много, одна вот произошла совсем недавно: моя бригада работала на канале Грибоедова, 131, мы занимались демонтажом гранитных блоков и выемкой грунта, нашли много старых монет, в основном советского времени. Но одна находка нас удивила – это был кольт! Так что мы не только строители, мы еще и археологи.

Итальянская, Галерная, улица Восстания, Караванная, Большая Конюшенная, Невский проспект, площадь Искусств – это далеко не все улицы, благоустройством которых занималась компания «Возрождение». Мест в городе, к которым я имею отношение, очень много, в каждый объект вкладываю не только силы, но и душу, поэтому ни за одну улицу, проспект или канал мне не стыдно.

Лариса Канунникова
заместитель председателя Комитета по благоустройству

Петербург – особенный город, здесь каждое место имеет свое уникальное лицо и требует собственного решения. И это единственный город в России, который так долго – уже с прошлого века – занимается реконструкцией центра и сохранением своего наследия. Это очень здорово: если вспомнить, как все выглядело 20–25 лет назад, то понимаешь, что это, конечно, совершенно другой центр. Изменения – результат большой и кропотливой работы всех: исполнительных органов власти, муниципальных организаций, инвесторов, подрядчиков. Таким образом, сегодня прослеживается преемственность поколений, благодаря которой передается эстафета уважительного отношения к истории.

Об образцовых проектах

В последние годы город участвует в большом всероссийском конкурсе Минстроя «Лучшая муниципальная практика» и занял в нем одну из лидирующих позиций. Среди отмеченных – Большая Морская, 1-я Советская, Большой проспект Петроградской стороны, улица Добролюбова и другие.

53 петербургских объекта были признаны лучшими среди всех регионов. Реконструированы Невский проспект и прилегающие к нему улицы, создано много пешеходных зон, которые полюбили горожане и туристы. Взять, например, Большую Морскую, здесь очень грамотно и деликатно подчеркнута историческая основа территории. А можно вспомнить 1-ю Советскую. Это новое прочтение улицы, но в проектировочном решении присутствует обращение к историческому символу места.

О любимой пешеходной зоне

С Малой Садовой фактически стартовала программа комфортной городской среды. Менялись все сети, реконструировались фасады, делалось мощение, появился первый теплый тротуар в России. Тогда вообще никто не понимал, что такое комплексное решение, но исполнительные органы власти прислушались к архитекторам. Это было большое достижение. И до сих пор эта историческая улица остается современной. Ее любят горожане. И я сама люблю тут бывать.

Интервью с Александром Труммом: Игорь Топорков
Фото: Александр Огурцов, АО «ПО «”Возрождение”», Ассоциация  «Невский свет» , СПб ГБУ «Ленсвет»

Источник: СПб.Собака.ру
http://www.sobaka.ru/city/urbanistics/109647


Возврат к списку

Наверх