Как внук петербургского гусара привез в Россию шведские шланги

Как внук петербургского гусара привез в Россию шведские шланги 18.09.2019

50 лет назад Бьорн Хольмстрем основал компанию Hydroscand, которая производит гидравлические шланги и разъемы. Сегодня это международный бизнес с многомиллионным оборотами. А если проследить его историю чуть глубже, то корни предприятия неожиданно обнаруживаются в России, в дореволюционном Петербурге.

Физмат и железные кони

Дедушка Бьорна Хольмстрема по материнской линии — Федор Баталин — происходил из уважаемой и благополучной семьи. Среди Баталиных были чиновники, инженеры, ученые и даже директор Ботанического сада. В 1902 году Федор поступил на физико-математический факультет Императорского Санкт-Петербургского университета. Однако заканчивать курс не стал и в 1908 году отправился служить в Ригу, в 3-й гусарский Елисаветградский полк.

Вернувшись в Петербург, Федор Баталин получил должность в Совете детских приютов. В 1911 году оставил госслужбу в чине коллежского асессора и посвятил себя... автомобилям. Безлошадные повозки тогда начинали входить в моду и уже имели своих поклонников. Федор вместе со старшим братом Александром вступил в товарищество «Автомобиль» и работал в автомастерской по адресу Невский, 106. В 1914 году он стал доверенным лицом фирмы «Зорге и Забек», торговавшей автомобильными принадлежностями. А в 1913 году Федор и Александр запустили собственный бизнес: в магазине «Братья Баталины» на Невском, 57 вплоть до революции можно было купить автомобильные товары.

tild3631-6133-4236-b463-396435623930__3.jpg

                                                                                               Федор Баталин (слева) и его брат Александр

Последний петроградский адрес Федора Баталина — дом 14 по Пантелеймоновской улице (нынешняя Пестеля). Здесь он жил уже с супругой Любовью и дочерью Натальей, родившейся в 1913-м. Эмигрировав, Баталины обосновались в Берлине, где Федор работал водителем при посольстве. Он скончался в 1930 году. Через пять лет его дочь вышла замуж за шведа Стига Хольстрома, а еще через год родился Бьорн Хольстром, будущий основатель компании Hydroscand.

Подвал под Стокгольмом

Бьорн унаследовал от своего русского дедушки и любовь к технике, и предпринимательскую жилку. Заметив, что оборудование на стройках часто простаивает из-за лопнувших шлангов, он задумался о вариантах решения проблемы. И 19 сентября 1969 года была создана компания Hydroscand. Поначалу она занимала небольшой подвал в Орби, пригороде Стокгольма.

HYDROSCAND, Бьорн Хольмстрем, шланги, шланги высокое давление

В 70-х определилась специализация компании, которая актуальна до сих пор: Hydroscand сфокусировалась на оказании услуг по изготовлению рукавов высокого давления и комплектующих к ним. Компания постепенно развивалась внутри Швеции, с 1976 года вышла на международный уровень, открыв сервисную мастерскую в Норвегии, а в 1997 году — в Финляндии.

В двухтысячных экспансия ускорилась. В 2000 году Hydroscand запустила первое подразделение в Эстонии, начала завоевывать рынки Австрии, Чехии, Венгрии и Румынии. В 2002 году добралась до Великобритании, в 2003 — до Латвии.

Это особое ощущение

В 2006 году группа компаний Hydroscand приобрела в России собственного дилера, который к тому времени уже несколько лет продавал ее продукцию. Так в Санкт-Петербурге появилось первое российское подразделение Hydroscand.

HYDROSCAND, Бьорн Хольмстрем, шланги, шланги высокое давление

Фрагмент корпоративного издания компании Hydroscand

«Для меня и моей сестры Нины, которая много нам помогала на начальном этапе, это особое ощущение: вернуться в Россию через 90 лет после того, как мама, дедушка и бабушка были вынуждены покинуть страну, потому что наш дедушка был офицером царской армии», — писал Бьорн Хольстром в корпоративной газете Hydroscand. В той же заметке он приветствует новых сотрудников и приводит электронный адрес для связи с Петербургом.

Работа российского Hydroscand изначально строилась по шведским стандартам. Это включало и такие принципиальные вещи, как финансовая прозрачность, и важные для бренда детали, начиная с узнаваемого вида сервисных мастерских и заканчивая одеждой для сотрудников.

Школьники из Аппелбоша

В 2011 году группа компаний Hydroscand шагнула на африканский континент, приобретя в ЮАР компанию с центральным офисом в Йоханнесбурге. В процессе запуска филиала представители Hydroscand посетили небольшую деревню Аппелбош в провинции Квазулу-Натал, где им показали местную школу. Шведам не понравились отсутствие ремонта и всего два переполненных класса, зато впечатлил энтузиазм детей: маленькие африканцы хотели учиться несмотря ни на что.

После этого визита производитель гидравлических шлангов запустил в Африке собственный социально-образовательный проект. Постепенно благодаря Hydroscand у школьников Аппелбоша появились три дополнительных класса, спортивные площадки, новые книги в библиотеке, компьютеры и быстрый вай-фай. К учебному заведению подвели новую дорогу, территорию вокруг — осушили. Ежегодно лучшие выпускники получают стипендию Hydroscand, которая помогает им продолжать образование уже в университете.

Где узко, там не рвется

Шведская компания считает своим преимуществом узкую специализацию, которая позволяет оттачивать качество до впечатляющего уровня. Многие клиенты отмечают, что с Hydroscand исчезает необходимость менять шланги по несколько раз в год. А иногда они работают даже дольше, чем механизм, на котором их установили.

Продукция Hydroscand используется в оборудовании, применяемом в металлургии, машиностроении, деревообработке, энергетике, строительстве, добыче полезных ископаемых, лесозаготовках, сельском хозяйстве и т.д. Петербуржцы, далекие от перечисленных отраслей, могут испытать на себе шведское качество в 12 городских кинотеатрах, где Hydroscand помогает двигать кресла в зрительных залах для создания эффекта 4D.

HYDROSCAND, Бьорн Хольмстрем, шланги, шланги высокое давление

Почетное право перерезать шланг

В 2018 году оборот группы компаний Hydroscand превысил 240 млн евро. Она присутствует в 20 странах, где действуют более 240 представительств. Свыше 140 фургонов-автомастерских HoseExpress выезжают к заказчикам прямо на место поломки, будь то стройка, карьер или лес. В группе компаний работают более 1400 сотрудников, а количество ее клиентов превышает 100 000.

Что касается России, здесь действует около 30 подразделений Hydroscand. Их число продолжает расти, и на 2019 год запланировано открытие самой восточной сервисной мастерской — в Хабаровске. Кстати, во время подобных мероприятий в Hydroscand перерезают не символическую красную ленточку, а гидравлический шланг. Получается и остроумно, и технологично.

В июле 2019 года внуки Бьорна Хольмстрома — София и Александр — подняли флаг честь открытия нового офиса и склада Hydroscand в Петербурге

Материал подготовлен специально для компании Hydroscand

Автор: Мария Семенова

Фото предоставлены компанией Hydroscand Россия

https://www.fontanka.ru/longreads/hydroscand_50_years/


«Лесопилка» не готова в «тряпочку». Лесотехнический университет насторожился союзу с Университетом технологий и дизайна

«Лесотехничка» может перестать существовать как отдельный вуз. Ректор говорит, что таким образом ищет финансирование, противники — что пытается сохранить место.

Информация о том, что идея может быть одобрена уже на ученом совете 17 сентября, появилась на лесном форуме Гринписа. «Фонтанке» это подтвердили еще несколько собеседников внутри ЛТУ. По их словам, в понедельник в «лесотехничку» к студентам и преподавателям приезжал ректор Университета промышленных технологий и дизайна (СПбГУТД) Алексей Демидов. Компанию ему составил проректор Павел Луканин, ранее глава Санкт-Петербургского государственного технологического университета растительных полимеров, который 3 года назад влился в СПбГУТД. Пафос встречи был понятен: двое когда-то коллег, а нынче два звена в одной вузовской иерархии показывали на своем примере, что объединяться совсем не больно.

Участники встречи рассказали «Фонтанке», что преподаватели вели себя скромно — то ли разделяли эту точку зрения, то ли берегли патроны для завтрашнего ученого совета. Зато студенты, которых отдавали в одно учреждение, а окончить они могут другое, откликнулись нескрываемым скепсисом. «Возможно, мы сегодня предотвратили попытку самоубийства», — подытожил собеседник издания. По данным «Фонтанки», студсовет в итоге выступил против объединения.

Алексей Демидов на звонок ответил, попросил перезвонить позже и больше уже трубку не брал. Зато согласился поговорить с «Фонтанкой» ректор ЛТУ Юрий Беленький. По его словам, непосредственно в повестке заседания ученого совета голосование по вопросу объединения не стоит. Но может быть создана специальная рабочая комиссия для изучения этого варианта. Отношение преподавательского состав будет выражать ученый совет — сам ректор не уполномочен принимать подобных решений.

Беленький не скрывает, что главная мотивация — деньги. «На науку нам ничего не дают, лесной комплекс находится непонятно где, нет ни одного ведущего большого университета, под который можно дать деньги, — говорит ректор. — Мне надо сохранять Ботанический сад, а мне говорят в министерстве — мы не финансируем. Нужны деньги для обеспечения безопасности объектов — более 250 млн. Порядка 800 млн на то, чтобы отремонтировать здания. Это по минимуму! Я уже не говорю о том, чтобы оснастить лаборатории, еще 300 млн. У нас нет промышленных предприятий, которые пришли бы и сказали — мы готовы вкладываться, мы заинтересованы в ваших специалистах. Может так случиться, что нам придется думать — мы можем содержать наш большой имущественный комплекс или нам придется от него отказываться».

Противники реформирования вуза с 216-летней историей говорят о том, что потеря самостоятельности поставит крест на профессиональном образовании в разгромленной и без того отрасли. В пример приводят опыт присоединения Московского государственного университета леса к «Бауманке». Беленький утверждает, что задача — сохранить всю материальную базу и научные направления. «Все говорят — вот, старый вуз… Но сейчас без интеграции невозможно развитие. С СПбГУТД у нас порядка 13 общих направлений, – говорит он. – Мы видим, как они объединились с «полимерами», и такой вариант для нас приемлемый. Объединив структуры, они не уничтожали параллельные институты. Нас не постигнет участь СПбГТЭУ, который присоединили к Политеху и убрали дублирующиеся кафедры. Это не вхождение в другой вуз; идея - создать на базе двух университетов один, там будет более 20 тысяч студентов».

Одному из членов ученого совета Владимиру Петрову эта аргументация резонной не кажется. «Если мы хотим решать государственные задачи и двигаться вперед, то логично было собирать все лесные вузы и НИИ лесного хозяйства, которых осталось не так много. Но когда объединяются совершенно разные направления… Мы с тем же успехом можем объединиться с Лесгафта лишь потому, что у нас сильная кафедра физкультуры. Что касается финансирования, то нет никаких гарантий, что создание нового вуза принесет новые деньги, никаких документов».

По словам собеседников «Фонтанки», еще прошлой осенью ни о каком создании одного общего университета на базе двух разных речи не шло. То, что вопрос резко подняли осенью, они связывают с проверкой, которую Минобрнауки проводило с 20 мая по 1 июля (акт есть в распоряжении «Фонтанки»). Нарушений выявили немало: ту часть, которая касается использования федеральной собственности, свели к сумме 200 млн (незаконные перепланировки, бездоговорная аренда — например, ООО «Мамин Борщ», стихийные стоянки и др.). В сфере финансово-хозяйственной деятельности значится нарушений на 180 млн – из них 130 млн относятся к использованию субсидий; численность административно-хозяйственного персонала превышает предельную на 28,7%, то есть на 260 ставок; зафиксировано опоздавшее повышение оплаты труда — и, напротив, неправомерные стимулирующие выплаты на 160 млн. Есть нарушения по закупкам.

После проверки министерство направило Беленькому письмо, которое выложено в Сеть. В нем требовалось предоставить объяснения по всем перечисленным пунктам в течение двух дней. По словам Беленького, все объяснения он дал. «Если бы это было не так, я бы уже ректором не был, – говорит он. – Какие проверки мы только ни проходили, за это мы не переживаем. А если пишут, что у меня проблемы с диссертацией, то у нас есть приказ министерства, что вопрос закрыт».

Говоря о диссертации, ректор имеет в виду расследование «Диссернета», указавшего на большой процент в ней заимствований; в мае 2018 года экспертный совет ВАК по инженерным агропромышленным наукам даже рекомендовал лишить Беленького ученой степени доктора наук, но в итоге степень осталась при нем, а некоторым СМИ пришлось публиковать опровержения своих статей по решению суда.

Если даже все ответы даны и все претензии официально отбиты, антураж складывается так себе — особенно перед новыми выборами ректора, которые должны пройти весной. В этом смысле изменение организационной структуры при сохранении базы позволило бы Беленькому оставить полномочия, но уже не на выборной, а на назначаемой должности главы лесного направления. Ректор эту мотивацию отрицает: «Наши показатели за 4 года только выросли, вышли из красной зоны в зеленую, и мне, наоборот, говорят — Юрий Иванович, иди. Но если нет понимания, как мы будем дальше двигаться, то и смысла нет идти на ректорство». Собеседники «Фонтанки» задаются вопросом: если 4 года назад все было так плохо, а теперь так радужно, зачем же инициировать объединение именно сейчас — и именно под выборы.

Николай Кудин, «Фонтанка.ру»

https://www.fontanka.ru/2019/09/16/132/


Возврат к списку

Наверх