Кондиции на два миллиона

Кондиции на два миллиона 03.10.2019

Степан ФЕДОРЧУК: Я заметил, что в политических кругах стран Балтии регулярно всплывает тема о денежных компенсациях со стороны России. Но строго говоря, и мы можем выступить с ответным иском. Мне приходилось слышать, что Петр I за завоеванные им в ходе Северной войны прибалтийские земли заплатил Швеции два миллиона рублей. Если это так, то зачем нужно было это делать: территория ведь уже принадлежала ему по праву победителя?

Комментирует доктор исторических наук, профессор Института истории СПбГУ, академик Академии военно-исторических наук Павел КРОТОВ.

- Действительно, Россия заплатила шведскому королевству за возможность присоединить к своей территории шведскую провинцию Лифляндию (в нее входил город-порт Рига). Только речь шла не о рублях, а о двух миллионах иоахимс-талеров (по-русски их называли ефимками).

Эта оплата предусматривалась 5-й статьей Ништадтского мирного трактата, завершившего 30 августа 1721 года Великую Северную войну, и дополнительным артикулом этого договора. Оплата была проведена в течение 1722 - 1723 годов. Сумма по тем временам была грандиозная! Чтобы оценить ее масштаб, достаточно сказать, что она составляла более четверти ежегодных расходов государства.

Не скрою, мне не раз приходилось слышать по этому поводу обвинение в адрес Петра Великого: мол, какое упущение, какая излишняя уступка со стороны России и потеря престижа!

Однако, чтобы понять этот шаг русского правительства, следует прежде всего погрузиться в реалии переговоров о подписании мирного договора и посмотреть, какие планы территориальных присоединений при завершении войны имел сам русский монарх.

Свои воззрения на значение для России присоединения к ней Лифляндии и Эстляндии царь изложил в грамоте прусскому королю от 8 мая 1719 года. Петр I рассматривал Фридриха-Вильгельма I в качестве неформального союзника, поэтому был предельно откровенен с ним в описании своих действительных намерений.

Царь сообщал, что если бы оставил шведам Лифляндию, то они постарались бы «при первой доброй оказии меня паки атаковать, и из протчих конкетов (завоеваний. - П. К.) вытеснить». Кроме того, российский корабельный флот не сможет свободно действовать на просторах Балтики, если не будет иметь в тылу порт Ревель в качестве передового пункта базирования.

Царь изначально давал установку русским уполномоченным на Ништадтском мирном съезде 1721 года присоединить Лифляндию к России как купленную за деньги. В подписанных Петром I «Кондициях», врученных дипломатам перед отправлением на Ништадтский конгресс (первое его заседание состоялось 11 мая 1721 г.), говорилось: «...за уступление провинции Лифляндии обещает Его Царское Величество Его Королевскому Величеству дать для показания склонности своей, по договору определенную сумму денег».

Во врученной русским уполномоченным одновременно «Промемории на вышеписанные пункты Кондицей» раскрывалось, что за выкуп Лифляндии Швеции следовало предложить «по крайней мере и до двух миллионов рублев». В отличие от Лифляндии Эстляндию следовало присоединить без какой-либо денежной выплаты.

Почему же царь выкупал Лифляндию в отличие от соседней Эстляндии, Выборга с окрестностями и всех других возвращаемых или вновь присоединяемых земель?

Дипломатия Петра Великого отличалась расчетом на много ходов вперед. Учитывалась история этого территориального спора. Дело в том, что после развала Ливонского орденского государства в 1561 году Эстляндия отошла Швеции, а Лифляндия - Речи Посполитой. Польша владела этими землями с 1561-го до 1629 года; Ригой с округом - с 1581-го по 1629 год.

Начиная в 1700 году войну со Швецией, саксонский курфюрст и польский король Август II, выступавший тогда на стороне России, имел целью прежде всего вернуть себе Лифляндию с Ригой. С этой его претензией был первоначально согласен и Петр I. Однако после предательских действий польского короля в 1706 году, после выхода Саксонии и Речи Посполитой из союза с Россией в том же году, после отказа Августа II от польской короны Петр I по понятным причинам посчитал себя свободным от обязательств в отношении Речи Посполитой.

Полтавская победа дала возможность русским войскам в 1710 году овладеть и Лифляндией с Ригой, и Эстляндией с Ревелем. Однако Речь Посполитая, польская шляхта продолжали рассчитывать на передачу им занятой русскими войсками Лифляндии. Приобретение этой территории у Швеции, ее последнего правообладателя, позволяло снять этот вопрос вообще, лишив поляков малейших оснований для возобновления претензий на возвращение этой ранее утраченной территории.

Следует согласиться со словами Петра из благодарственного письма русским уполномоченным на Ништадтском мирном конгрессе Я. В. Брюсу и А. И. Остерману: «николи наша Россия такого полезного мира не получила».

https://spbvedomosti.ru/news/nasledie/konditsii-na-dva-milliona-pochemu-petr-i-zaplatil-shvetsii-za-zavoevannye-zemli/


Возврат к списку

Наверх