Музейный коллаб:

Музейный коллаб: 27.07.2020

Музеи Петербурга (уже открывшиеся после карантина!) идут на рискованные коллаборации, чтобы стать ближе к зрителю: в советники Пиотровского набирают школьников, в Военно-морской музей в Кронштадте скрещивают кунсткамеру и инсталляции в духе техно-вечеринок, а в модернистке пространство Мастерской Аникушина запускают современную скульптуру.

Военно-морской музей в Кронштадте впускает современных художников

Молодая и бодрая команда филиала ГЦСИ с офисом в Петербурге несет современное искусство в Филиал Центрального военно-морского музея «Кронштадтская крепость» где В здании Итальянского дворца в Кронштадте — он был построен еще в XVIII веке. Там же находится музей изобретателя радио Александра Попова.

Проблема музея: Свободные пространства, которые не заняты экспозицией.

С кем заколлабились: Художник-алхимик Михаил А. Крест — хранитель кронштадской резиденции для художников Государственного центра современного искусства. Дарья Правда — художница и куратор, которая много лет живет в Кронштадте.

Что получилось: В сентябре прошлого года открылся Музей современной алхимии и герметического искусства Герметаж Архив — тотальная инсталляция-аллюзия на кунсткамеры XVII–XVIII веков. В винтажных музейных витринах и шкафах Михаил выставил псевдобарочные реликварии со свитками комбинаторных систем, черепа, скелеты и сосуды с редчайшей 153-й дистилляцией спирта. Свитки из неразлагающегося 700 лет материала — произведения комбинаторного искусства, которым художник увлекся в 90-е. Первопроходцем был еще математик Лейбниц, а в ХХ веке его развивал концептуалист и минималист Сол Левитт.

Свою натурфилософскую экспозицию с элементами эзотерики Михаил построил между двух чисел. 273 — столько костей есть в зрелом организме, за такое же количество дней женщина вынашивает ребенка. Цифра 153 взята из Евангелия от Иоанна — столько крупных рыб выловили голодные рыбаки в одной из притч, толкователи до сих пор спорят об истинном духовном значении этой комбинации. Кульминация фантазийного музея и одновременно оммаж Иву Кляйну — залитый синим светом (как на рейве!) бывший актовый зал с лепниной и барельефами советских моряков, в центре — качается маятник Фуко. Саундтрек — тревожная музыка композиторов-минималистов. Кстати, произведение 4'33 самого известного из них — Джона Кейджа — длится ровно 273 секунды тишины.

Куратор Дарья Правда изучила запасники и придумала для музея серию выставок одной картины. История разворачивается вокруг гипнотического и немного декадентского пейзажа итальянского художника Пьетро Баруччи «В окрестностях Рима», покрытого кракелюрами и царапинами, — вглядываться можно бесконечно. Скорее всего, он был в коллекции военного училища, которое занимало Итальянский дворец до революции. Вступить в диалог с полотном Дарья пригласила современных петербургских художников — например, живопись Влада Куликова «имитирует» колорит и текстуры работы Баруччи. Следующим героем будет крошечное полотно с трогательными уточками, дополненное рисунками из диплома по зоологии 1980-х.

Михаил А. Крест: «Сотрудники музея очень тепло приняли contemporary art — интервенцию, а удивленным местным посетителям экскурсоводы объясняют: непонимание — стимул познания природы человека. Об этом я и делал свой проект. Теперь в Итальянский дворец специально приезжает новая публика — те, кто обычно ходит в галереи, а не в военно-морские музеи».

Как попасть: музей и экспозиция Михаила А. Креста уже открыты. 


Государственный Эрмитаж зовет тинейджеров на совещание к Пиотровскому

Проблема: Найти формат для общения с молодой музейной аудиторией.

С кем заколлабились: С молодежным консультативным советом, куда входят школьники и студенты от 15 до 24 лет.

Что получилось: Российско-голландский проект «Музей 15/24». Вишенка на торте его разнообразных активностей — международный молодежный консультативный совет: 11 школьников и студентов из Голландии и 8 юных петербуржцев. Они с детства занимались в эрмитажных кружках и знают музей изнутри — впервые в российской музейной истории подростки могут давать советы Михаилу Пиотровскому. Петербургская команда внимательно изучает новые выставки, например «Искусственный интеллект и диалог культур», которая летом проходила в Главном Штабе, и готовит рекомендации: от редактуры сопроводительных текстов до навигации.

Кроме того, сейчас в работе 4 издания, в том числе комикс, который рисует сын дизайнера Андрея Шелютто Иван, и скетчбук — блокнот с заданиями, которые помогут понять, как строится композиция и цветовые решения в эрмитажных шедеврах. В книге Universus сравнивают концепции классического искусства и реалии современной жизни, например, синюю краску в картинах эпохи Возрождения и «синий экран смерти», который сообщает о критическом сбое в Windows. Вместе с подопечными благотворительного фонда «Дети-Бабочки» и его попечителем Ксенией Раппопорт команда искала изображения чешуекрылых на голландских полотнах из коллекции Эрмитажа. Обнаруженные экземпляры пройдут энто­мологическую классификацию и попадут в специальный сводный каталог музейных бабочек. Благодаря совету в Главном Штабе появится новое пространство — молодежная библиотека: альтернатива залипанию в тик-токе для 16-летних с редкими книгами мировых издательств по современному искусству и дизайну, которые предложили сами «юные советники Пиотровского».

Анна Мыскова, ученица Аничкова лицея, занимается графическим дизайном. 
«Сейчас все пытаются привлечь молодую аудиторию. Наша задача — помочь музею сделать это без фальши и на­игранности, которая бесит подростков. Мы знаем, как нас можно зацепить. "Смотрите — у нас новая маска в инстаграме", — звучит наигранно. Пригласить в Эрмитаж рэпера, которому не интересно искусство, чтобы тот сделал музею промо, — плохая идея. А когда художница Лена Шейдлина сама выкладывает в свой аккаунт фото из музея — это выглядит органично и вдохновляет».


Музей «Мастерская Аникушина» скрещивает совмод и white cube

В шедевре советского модернизма 1960-х — здании с панорамными окнами и большими застекленными витринами, построенном для скульптора Аникушина, — в нем он создавал восьмиметрового Ленина для Московской площади и Монумент героическим защитникам Ленинграда.

Проблема: Превратить бывшую мастерскую в актуальный музей, сохранив аутентичность места, а еще внятно объяснять зрителю, что такое скульптура сегодня: показать и дать потрогать.

С кем заколлабились: С современными скульпторами, дизайнерами и архитекторами.

Что получилось: К 2015 году мастерскую, где до самой смерти работал Михаил Аникушин, преобразили в многофункциональный музей-гибрид. Объем с панорамными окнами под потолком отдали под временные выставки — по одной в год, а в витринах и мемориальном зале выставили работы автора культового памятника Пушкину на площади Искусств. К масштабным «головам» Пушкина и Чехова в первой витрине можно подойти почти вплотную, а также потрогать гипсовые слепки элементов, сделанные реставраторами. Во второй витрине показаны эскизы и гипсовые модели фрагментов Монумента героическим защитникам Ленинграда на площади Победы — в том числе фигура обнаженного маленького мальчика, которую не пропустила цензура. Помимо традиционных занятий по лепке из глины, в музее проходят лекции и мастер-классы междисциплинарной художницы Екатерины Соколовской о том, как работали Джакометти и Генри Мур и какое место скульптура занимает в мире contemporary art.

С архитектурной трансформацией сложного пространства помогла архитектор Любовь Леонтьева, которая занималась реконструкцией «Бутылки» на Новой Голландии: например, сохранили оригинальный белый кафель и фрагменты деревянного пола. В конце прошлого года в музее открылась выставка «Когда дерево станет камнем» — попытка представить такие абстрактные понятия, как время, вечность и сиюминутность в материале. Диапазон: от арт-объекта из металла Антонины Фатхуллиной до «песочницы» Дмитрия Андреева, от кинетической скульптуры Владимира Андреева до поросшей мхом композиции из керамики Дмитрия Каминкера.

Куратор Юлия Мачевская: «Мы хотели, чтобы выставка "Когда дерево станет камнем" была настоящим "живым организмом": часть экспонатов будет меняться прямо на глазах зрителя. Например, одна из скульптур в течение нескольких месяцев превращается в груду песка, а арт-объект "Морозильный пень" покроется ледяной коркой. Еще одна важная деталь — почти все произведения можно трогать руками, чтобы чувствовать материал, его рельеф и текстуру».

Как попасть: с 15 июля музей снова работает и на выставку «Когда дерево станет камнем» могут попасть все желающие. Подробная информация в группе музея.


Александра Генералова
Источник: Собака.ру
http://www.sobaka.ru/entertainment/cinema/110861


Возврат к списку

Наверх