Нескучный архив

Нескучный архив 13.03.2020

Рискну предположить, что большинству горожан про существование этого учреждения становится известно лишь тогда, когда они готовятся оформлять пенсию. И начинают искать документы, подтверждающие трудовой стаж и зарплату. Хорошо, если организация, в которой вы работали, продолжает существовать. А если нет? Вот тут-то и приходится обращаться в Центральный государственный архив документов по личному составу ликвидированных государственных предприятий, учреждений, организаций Санкт-Петербурга. Сокращенно - ЦГАЛС СПб. Распоряжение о создании архива вышло 11 марта 1999 года, а находится он на Днепропетровской ул., 9А. Наш собеседник - директор архива Лидия ЛЕГКАЯ.

- Лидия Сергеевна, поясните, пожалуйста: если организация ликвидируется, что она должна делать со своими документами?

- Закон гласит, что их следует сдать в соответствующий государственный архив. В нашем городе таковым выступает наше учреждение. При этом обращаю внимание на два нюанса. Во-первых, отдаваемые нам кадровые документы и документы о заработной плате должны быть упорядочены. Во-вторых, мы принимаем документы и от частных, негосударственных компаний, но, в соответствии с нашим уставом, на платной основе. Впрочем, речь не идет о колоссальных деньгах, тем более что они поступают даже не на счет архива, а в бюджет города.

Пока не существовало нашего архива, закрывшиеся организации (вспомните, сколько возникло в конце 1980-х годов кооперативов, просуществовавших несколько лет, а то и месяцев!) должны были сдавать свои документы в районные администрации. Оттуда они впоследствии попали к нам.

Однако очень много фирм и предприятий, особенно действовавших в 1990-х годах, свои архивы никому не передали. Мы это хорошо чувствуем по обращениям граждан. Если раньше отрицательные ответы мы вынуждены были давать примерно в 20% случаев, то теперь - в 40 - 45%.

Помню, однажды к нам приехала бухгалтер из Петродворца, рассказав: «Когда у нас был рейдерский захват, мне удалось вынести расчетные ведомости». Она передала нам около двадцати дел. А остальные-то утрачены...

Как правило, бухгалтеры - люди ответственные, у них рука не поднимается выкинуть финансовые документы, даже если фирмы давно нет. Поэтому они нередко берегут их у себя. Кто-то в домашней кладовке, кто-то на даче. Мы понимаем цену этих документов, поэтому берем их на хранение.

- И ведь не зря?

- Конечно, поскольку от документов зачастую зависит то, на какие деньги человек будет жить, выйдя на заслуженный отдых.

Сегодня технология следующая: будущие пенсионеры приходят сначала в Пенсионный фонд, там их документы рассматривают и, например, сообщают: надо подтвердить стаж работы. По самым разным причинам: запись в трудовой книжке сделана некорректно или человек работал в одной и той же организации, а она за это время поменяла свое название, а данных об этом нет.

Тогда граждане обращаются за справкой к нам. Правда, если раньше они приходили сами и у нас целый день стояла очередь, то сейчас действует выделенный канал связи между Пенсионным фондом РФ и нашим архивом: три четверти запросов поступают нам оттуда в электронном виде. В прошлом году - почти 36 тысяч из исполненных 49 тысяч.

Вы, наверное, удивитесь, но больше всего - по Балтийскому морскому пароходству, прекратившему свое существование в 1997 году. Оно оставило после себя огромное количество документов, которые занимают в нашем здании два этажа. Больше запросов, чем по БМП, мы не выполняем ни по одному из предприятий.

Наша «география» - это главным образом Ленинград - Петербург, но не только. Иногда в поле зрения оказывается Всеволожск, но лишь тогда, когда организация по каким-то причинам туда переехала или там заново зарегистрировалась. Бывают случаи, когда фирма находилась в другом городе, а потом переехала в Петербург.

Приведу и такой пример: штаб-квартира страховой компании «Русский мир» располагалась в Петербурге, а офисы - более чем в двух десятках регионов. Она обанкротилась, и архив поступил к нам.

- Документы какого периода сегодня наиболее востребованы?

- В первую очередь за 1990-е и 2000-е годы. Причем запросы идут не только из нашей страны, но и с Украины, из Белоруссии, Казахстана, Прибалтики...

Раньше мы чаще всего давали справки о продолжительном, двадцать - тридцать лет, трудовом стаже. Сейчас нередко граждане хотят подтвердить даже свою производственную практику, продолжавшуюся всего несколько месяцев.

Что касается запросов о заработной плате: в Пенсионном фонде располагают данными начиная с 1997 года. Более ранние сведения можно найти либо в самой организации, если она действует и сегодня, либо у нас - если фирмы нет.

Однажды к нам пришел гражданин, пожелавший узнать, какая была заработная плата у его мамы в 1930-х годах. И мы не могли ему отказать: он имел полное право! В соответствии с законом о защите персональных данных, мы выдаем гражданам на руки документы, касающиеся либо лично их, либо их ближайших родственников, если родство подтверждено.

Упомянутому гражданину еще очень повезло, ведь не по всем предприятиям сохранились такие данные. К примеру, лет десять назад в помещении архива фабрики «Красный треугольник» лопнули батареи, и часть документов до 1974 года залило водой, они были просто физически утрачены...

Вообще же у документов нашего архива есть ограничение - 75-летний срок хранения. То есть, строго говоря, все, что раньше 1945 года, подлежит списанию. Но для нас, архивистов, подобное просто немыслимо. Тем более если речь касается периода Великой Отечественной.

Мы сейчас как раз занимались изучением личных дел военного времени. Сделали интересное наблюдение: многим из тех, кто уходил в первые дни и месяцы войны в Красную армию добровольцем, продолжали начислять зарплату до начала 1942 года. Например, так было на предприятии «Промет», которое изготавливало пожарные мотоциклы...

- Все-таки ваш архив не совсем обычный: в него не ходят историки-исследователи...

- У нас поэтому даже нет читального зала! Хотя исторической фактуры у нас тоже хватает. Сейчас, кстати, мы получаем все больше запросов от тех, кто занимается изучением своих родословных. Иногда фотографии в домашнем собрании не сохранились, а в личном деле есть снимок.

И сотрудники у нас работают не совсем обычные. В основном с высшим техническим образованием. Есть и геологи, и экономисты, и инженеры... За много лет они стали архивистами. Сама я по образованию инженер-электромеханик. Когда к нам на практику приходят студенты, я им рассказываю: поступила на работу в архив, потому что так жизнь сложилась. Но уже через месяц поняла, что мне здесь очень нравится и другой работы просто не представляю.

Наш архив на самом деле очень нескучный. Чтобы правильно составить справку, надо серьезно разобраться в огромном массиве документов. Требуется внимание и логическое мышление, зачастую поиск превращается в головоломку. Ведь иногда последнее название фирмы ничем не напоминает то, которое было у нее в советское время. Простейший пример: корпорация «ФинСтройИнвест». Никто в жизни не догадается, что речь идет о бывшем Машиностроительном заводе...

- Значит ли, что если в ваших фондах документов какой-либо ликвидированной организации нет - их вообще нигде не отыскать?

- Не совсем так. Наш архив, конечно, самый крупный - у нас более миллиона двухсот тысяч единиц хранения, но в Петербурге не единственный, собирающий подобные материалы. Есть два частных архива (один - на улице Салова, другой - вообще за городом), которые тоже принимают, обрабатывают документы, выдают справки. Для них это своего рода форма бизнеса.

Мы с этими архивами находимся в нормальных отношениях, у нас есть список тех организаций, чье «наследие» они приняли на хранение. Но надо понимать: наше учреждение - государственное, а частные фирмы зависят от доброй воли и возможностей их владельцев.

Сергей Глезеров

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

https://spbvedomosti.ru/news/gorod/neskuchnyy-arkhiv-kakie-dokumenty-mozhno-nayti-v-tsgals/


Возврат к списку

Наверх