Опять поминальный приблизился час…

Опять поминальный приблизился час… 29.10.2020

В Петербурге 30 октября — в День памяти жертв политических репрессий — будут читать имена погибших от государственного террора.

В Петербурге сейчас живут свыше 8,5 тысяч тех, кто пострадал от политических репрессий и государственного террора. Они получают от государства, увы, совсем небольшие суммы.

В комитете по соцполитике дали справку:

Статьей 64 Социального кодекса в качестве дополнительной меры социальной поддержки предусмотрена ежемесячная пожизненная компенсационная выплат:

- лицам, подвергшимся политическим репрессиям в виде лишения свободы (4 472 руб., количество получателей 132 чел.);

- в виде направления в ссылку, высылку и на спецпоселение, в виде привлечения принудительному труду в условиях ограничения свободы, в том числе в «рабочих колоннах НКВД», лицам, подвергшимся иным ограничениям прав и свобод (2 237 руб., количество получателей 4 051 чел.);

- детям, оставшимся в несовершеннолетнем возрасте без попечения родителей или одного из них, необоснованно репрессированных по политическим мотивам (2 237 руб., количество получателей 4 138 чел.).

Если реабилитированные лица не являются получателями вышеуказанной компенсационной выплаты, то им, а также лицам, пострадавшим от политических репрессий, предоставляется ежемесячная денежная выплата (ЕДВ) в размере 947 руб. (ЕДВ в таком размере получают 29 чел.). Компенсационная выплата и ЕДВ ежегодно индексируются.

Александр Ржаненков, глава комитета по социальной политике Смольного: «Попыток оправдывать репрессии великими идеями не должно быть». Ржаненков особо поблагодарил общество «Мемориал» за сохранение памяти о жертвах политических репрессий.

Государство ни в грош не ставило человеческую жизнь

Александр Шишлов, Уполномоченный по правам человека в Петербурге: «Мы до сих пор не преодолели наследие прошлого, не осознали, что произошло со страной, и многие нынешние проблемы — именно от этого — что государство ни в грош не ставило человеческую жизнь и человеческое достоинство, и до сих пор это проявляется чуть ли не каждый день».

Шишлов напомнил историю Дня памяти жертв политических репрессий. 30 октября 1974 года в мордовских и пермских лагерях по инициативе диссидентов Кронида Любарского, Алексея Мурженко и других прошли голодовки с выдвижением ряда требований — так был отмечен День политзаключенного. В этот же день об этом было рассказано на пресс-конференции в квартире академика Андрея Сахарова. С тех пор и до самого развала СССР в это день проходили голодовки политзеков и акции протеста. Пока в 1991 году Постановлением Верховного Совета России этот день не стал официальным Днем памяти жертв политических репрессий.

Шишлов говорил о том, что в 2015 году принята на государственном уровне «Концепция по увековечению памяти жертв политических репрессий», созданы были федеральная и региональные комиссии по ее исполнению. Такая комиссия начала работу и в Петербурге — при комитете по культуре. Два года назад в городе состоялось выездное заседание федеральной комиссии, были даны рекомендации для действий региональной. Но за два года эти рекомендации никак не воплотились в жизнь.

Так, до сих пор не захоронены останки расстрелянных у Петропавловской крепости в начале Красного террора людей, останки которых были найдены при проведении земляных работ в 2009 году. Хотя уже и место для захоронения на кладбище Жертв 9 января определили давно. До сих пор не установили памятник жертвам подавления большевиками Кронштадтского восстания — а ведь в 2021 году грядет столетие этой трагической страницы нашей истории. До сих пор не определили — кто же хозяин и кто несет ответственность за состояние и сохранность памятника на Воскресенской набережной — сфинксы, созданные Михаилом Шемякиным, на месте, а вот каменную книгу в июне украли… В негодность пришла звонница на Левашовской пустоши, но никто ее также не приводит в порядок…

Поименно назвать

29 октября чтения имен погибших в годы террора начнутся онлайн на сайте международного «Мемориала». 30 октября с 9 утра до 9 вечера на сайте «Молтива памяти» будут тоже читать имена.

Прийти можно будет и прочесть имена жертв государственного террора на Троицкую площадь к Соловецкому камню — с 12 до 16 часов, к памятнику Достоевскому у метро «Владимирская» — с 17 до 19 часов, там будут читать имена расстрелянных женщин и жителей близлежащих кварталов. Музей Анны Ахматовой в Фонтанном доме читает имена с 2011 года. Именно на стене Южного флигеля Шереметевского дворца появились в Петербурге первые таблички «Последнего адреса» — памяти Николая Пунина и Генриха Каминского. В музее имена читать будут с 17 до 20 часов. Будут читать имена и на паперти базилики церкви Святой Екатерины на Невском, 32−36, — имена тех, кто жил на Невском проспекте, Садовой улице. С 17 до 19 часов будут звучать имена расстрелянных заложников — жертв Красного террора 1918 года и Таганцевского дела 1921 года — эти имена прочтут на Миргородской улице у Федоровского собора.

«Ленинградский мартиролог» 1937−1938 годов насчитывает 13 томов, куда занесены имена более 50 тысяч расстрелянных ленинградцев, 14-й -16-й том — это расстрелянные и погибшие в лагерях в 1924 — 1954 годах, 17-й том — это история петроградских жертв, в нем будут имена убитых большевистским государством с 1917 по 1923 год.

Право на память

Анатолий Разумов, историк, сотрудник Росси йской национальной библиотеки, руководитель Центра «Возвращенные имена» и создатель томов «Ленинградского мартиролога» — списке погибших во время Большого террора говорит, что нынешней России не хватает памяти, и этот День — 30 октября — важный, чтобы говорить об этом. Разумов и свою задачу, и задачу тех, кто читает имена, находит места захоронений, устанавливает таблички «Последнего адреса» видит в том, чтобы превратить места злодеяний в места памяти. Разумов считает, что государству давно уже пора рассекретить места расстрелов. Но до сих пор мы не знаем, где оборвалась в 1922 году расстрелянного по приговору ревтрибунала жизнь митрополита Петроградского и Гдовского Вениамина, где — на Левашовской пустоши в общей могиле или где-то в районе Лодейного поля — покоится прах расстрелянного в 1937 году священника, философа и поэта Павла Флоренского Мы не знаем точно, где был расстрелян в 1921 году поэт Николай Гумилев… Каждый человек имеет право на память…

…Опять поминальный приблизился час.

Я вижу, я слышу, я чувствую вас:

И ту, что едва до окна довели,

И ту, что родимой не топчет земли,

И ту, что, красивой тряхнув головой,

Сказала: «Сюда прихожу, как домой».

Хотелось бы всех поименно назвать,

Да отняли список, и негде узнать.

Анна Ахматова создавала поэму «Реквием» в Фонтанном Доме с 1934 по 1940 год, когда «ненужным привеском болтался возле тюрем своих Ленинград». Поэма не была записана — она хранилась в памяти поэта и нескольких доверенных друзей. Только в 1962 году, после появления в «Новом мире» «Одного дня Ивана Денисовича» Александра Солженицына Ахматова позволила записывать «Реквием», но в России поэма увидела свет лишь в 1987 году.


Галина Артеменко
Источник: Мой район MR7.ru
https://mr-7.ru/articles/225635/



Телогрейка из 1980-х. Политзаключенный передал свою форму в музей

По правилам, при освобождении из лагеря и отправке в ссылку заключенным полагалось сдать старую форменную одежду и получить новую. Вячеслав Долинин от переодевания уклонился: он верил, что уже совсем скоро его форма может стать музейной реликвией. Так и случилось: в 1991 году он передал ее в музей.

Реабилитация жертв репрессий, восстановление «социалистической законности», начавшееся после смерти Сталина, не означали прекращения политических репрессий. И лагерная ватная телогрейка политзаключенного Вячеслава Долинина, являющаяся экспонатом Государственного музея политической истории России, – из достаточно близких к нам времен.

Преследования политических противников возобновились менее чем через год после ХХ съезда партии и были инициированы закрытым письмом ЦК КПСС от 21 декабря 1956 года «Об усилении борьбы с антисоветскими элементами». Репрессии уже были не массовыми, а точечными и направлены конкретно против тех, кто проявлял какое-либо активное несогласие. Их, как известно, именовали диссидентами. Последнее дело по статье 70 Уголовного кодекса РСФСР («антисоветская пропаганда») было возбуждено 12 декабря 1988 года. 

Вячеслав Долинин участвовал в 1970-х годах в выпуске нескольких самиздатских журналов, был одним из составителей первой антологии независимой поэзии Ленинграда. Участвовал в религиозно-философском семинаре, подпольно действовавшем в Ленинграде. Имел отношение к изданию информационного бюллетеня Свободного межпрофессионального объединения трудящихся – первого независимого от государства профсоюза.

В июне 1982 года Долинина арестовали за распространение антисоветской литературы и публикации в журнале «Посев», в апреле следующего года Ленинградский горсуд приговорил его за «антисоветскую агитацию и пропаганду» к четырем годам исправительно-трудовых лагерей и двум годам ссылки. В августе 1983-го Долинин был этапирован в 37-ю зону пермских лагерей. Сначала работал токарем на небольшом металлообрабатывающем заводе в зоне, потом – кочегаром, под конец срока – грузчиком.

По прибытии в лагерь заключенным выдавали форменную одежду, включавшую в себя и ватную телогрейку. Она была самой теплой лагерной одеждой, на Урале ее носили практически круглый год. К верхней части пришивали тряпичную бирку с фамилией и номером отряда заключенного. Надпись делал раствором хлора местный художник, тоже из заключенных.

«Лагерь – один из интереснейших периодов моей жизни... Когда человек оказывается в экстремальной ситуации, в нем раскрываются те ресурсы, которые в иных условиях раскрыться не могли. И человек становится сильнее», – вспоминал впоследствии Долинин. И хотя, разумеется, здоровья это время не добавляло, в лагере удавалось постоянно общаться с единомышленниками, что только укрепляло веру в правоту собственных взглядов.

Многие из соратников Долинина по ИТЛ впоследствии, в перестроечные и постперестроечные времена, стали депутатами парламентов, лидерами партий и движений в Прибалтике, Закавказье, на Украине.

Что же касается Долинина, оказавшегося одним из последних политических заключенных в СССР, то он был досрочно освобожден по «горбачевской амнистии» в феврале 1987 года. Правда, официально реабилитирован был только в 1992 году. Вячеслав Долинин стал писателем, исследователем истории антисоветского сопротивления. Главный его вывод: представление о том, что Россия – страна с рабской психологией, глубоко неверно и вредно. По его мнению, сам факт существования несогласия, неприятия частью общества тоталитаризма говорит о том, что в нашей стране существуют глубокие традиции стремления к свободе. И оно не прекращалось никогда...

Александр Соловьев
Источник: Санкт-Петербургские ведомости
https://spbvedomosti.ru/news/nasledie/telogreyka-iz-1980-kh-politzaklyuchennyy-peredal-svoyu-formu-v...


Возврат к списку

Наверх