Оцифрованные раритеты Театральной библиотеки

Оцифрованные раритеты Театральной библиотеки 19.07.2021

В Театральной библиотеке состоялось представление проекта
«Оцифровка книжных памятников».

Вера Харламова, заведующая сектором редких книг, показала несколько раритетов для «Санкт-Петербургских ведомостей». Экземпляр драматической сцены «Моцарт и Сальери» Пушкина с цензурным «одобрением к представлению». Премьера состоялась в январе 1832 года. По легенде, эту книгу поэт держал в руках. 

Рукописная «Школа мужей» –  «комедия в трех действиях господина Моль-эра», переведена в 1754 году, за два года до елизаветинского указа об учреждении Русского профессионального театра. Издания для этого театра имели на обложке своеобразный «экслибрис» –  человеческое сердце. Под одной из таких обложек опубликована пьеса Александра Сумарокова «Ссора мужа с женой» (1757). Внутри находится автограф Ивана Дмитревского, первого инспектора труппы. Чеховская «Чайка» в виде машинописного суфлерского экземпляра пьесы (1896) имеет многочисленные рабочие пометки и имена трех составов исполнителей, выходивших на сцену Александринского театра в постановках на рубеже XIX–XX веков.

Гордость библиотеки –  издание пьесы Якова Княжнина «Вадим Новгородский». Она была опубликована Екатериной Дашковой в журнале «Русский Феатр» в 1793 году, уже после смерти автора. Бдительная Екатерина II приказала вырезать вольнодумное произведение (почти сто страниц) из всего тиража, успевшего попасть в продажу. Именно эти листы стали предметом страсти библиофилов. Экземпляр в Театральной библиотеке происходит из собрания великого князя Павла Александровича.

Третий том собрания сочинений Мольера издания 1884 года остался бы рядовым. Но в 1913 году его выдали на руки Александру Бенуа, который получил приглашение Константина Станиславского поставить «Мнимого больного» в МХТ. Во время репетиций Бенуа сделал карандашный портрет основателя этого театра.

По словам Харламовой, сейчас за такие «художества» последовало бы как минимум «удаление с поля» –  лишение читательского билета. Но Бенуа простили, а библиотека получила редкий портрет.

Все названные издания входят в фонд «Русская драма» –  собрание драматургии XVIII –  XIX веков на русском языке. Оно показывает, что играли на профессиональной сцене. Режиссерские и суфлерские экземпляры содержат зарисовки мизансцен, хронометраж и другие заметки. Они позволяют представить, как выглядели спектакли, когда не было аудиозаписи и киносъемки.

Оцифровка «Русской драмы» ведется с 2019 года. На сегодня созданы электронные копии 600 книг. Они вошли в электронный каталог Театральной библиотеки, а также в государственный электронный реестр книжных памятников РФ. Впереди еще много работы. Вместе с фондами зарубежной драмы и собранием пьес, прошедших цензуру, для реестра необходимо оцифровать свыше 22 тысяч единиц хранения.

Но это только часть проекта по оцифровке фондов Театральной библиотеки, которые насчитывают 600 тысяч единиц хранения –  рукописи, книги, архивные документы, эскизы костюмов и декораций. Как сообщила Анастасия Гай, директор Театральной библиотеки, оцифровка ведется около тридцати лет. За это время электронный вид получил миллион листов, включая редкую театральную периодику XIX –  начала XX века. За время пандемии к электронному каталогу обращались представители 60 стран.


Дмитрий Иванов, фото автора
Источник: Санкт-Петербургские ведомости
https://spbvedomosti.ru/news/culture/v-teatralnoy-biblioteke-pokazali-otsifrovannye-raritety/


В издательстве журнала «Звезда» вышла книга «Те, кого знал»

В издательстве журнала «Звезда» тиражом сто (!) экземпляров вышла книга Игоря Кузьмичева «Те, кого знал», которую составили очерки, или, если угодно, литературные портреты восьми ленинградских/петербургских писателей. Тексты эти, написанные в основном в последние годы, очень разные.

Подробное и пространное (почти сто страниц) жизнеописание и очерк творчества по-прежнему недооцененного прозаика Олега Базунова –  и относительно небольшая, с обилием характерных цитат и при этом емкая «юбилейная речь» в честь Александра Кушнера. Обстоятельный разбор автобиографической прозы, дневников и стихов Вадима Шефнера –  и очень личное, через призму воспоминаний о старинном друге, осмысление культурологических концепций филолога Александра Панченко...

И тем не менее эти тексты, написанные «по случаю», как послесловия и предисловия к книгам этих авторов, не просто очередной сборник статей, но единая книга с сюжетом, который довольно трудно изложить своими словами. Но представление о нем дает само расположение текстов: Олег Базунов –  Виктор Конецкий –  Андрей Битов –  Виктор Голявкин –  Александр Володин –  Вадим Шефнер –  Александр Кушнер –  Александр Панченко.

Александр Михайлович Панченко –  единственный в этом ряду «неписатель» в строгом смысле, то есть человек, не рассказывающий «выдуманные истории о выдуманных людях». Но его идеи, мысли, концепции о том, что такое писатель в России, которые подробнейшим образом излагает Игорь Кузьмичев в завершающей части книги, помогают понять задачу, которую он поставил перед собою, и увидеть, какими способами достигается ее решение. «В глазах Симеона Полоцкого, не свободного от католического влияния, человек оправдывается делами, а писатель –  литературным трудом, и в том его нравственная заслуга, –  пишет Кузьмичев. –  Аввакум же опускал писательство ниже праведной жизни, ибо «верному человеку подобает молчанием печатлети уста и выше писанных не мудрствовати... Есть историческая логика в том, что в России, нимало не сомневался Панченко, главой «светских отцов» был избран глава русских поэтов Пушкин. Пушкин стоял вне и выше групповых писательских притязаний, призывал избегать односторонности в литературных мнениях и относился к отечественной литературе по-хозяйски, с ответственностью лидера...»

То есть все герои Игоря Кузьмичева не просто достойнейшие литераторы (хотя и это, понятно, немало), но и продолжатели великой традиции. Не случайно в книге неоднократно поминается термин «петербургский текст».

Но любая книга есть свидетельство об ее авторе, если угодно автопортрет, и эта не исключение. Статьи, по словам Кузьмичева, «многое объединяет, и не только время, вторая половина минувшего века, когда писатели, о которых здесь идет речь, жили и писали, –  а еще и моя давняя попытка найти ответ на сакраментальный вопрос: как этим писателям удавалось в жестких обстоятельствах того времени оставаться самими собой».

В каждом случае ответ на этот вопрос будет свой, но для читателя очевидно, что остаться собой и исполнить свое предназначение всем этим персонажам помогал город. Как написал в дневниках Вадим Шефнер, «город без меня я могу себе представить, но себя без города –  Ленинграда –  я представить себе не мог».

Для меня несомненно, что и Игорю Сергеевичу Кузьмичеву, критику и литературоведу, превосходному редактору, тридцать семь лет прослужившему (будучи беспартийным) в Ленинградском отделении издательства Союза писателей, город тоже помог остаться собой в вечно меняющихся и, как правило, неблагоприятных обстоятельствах. Его облик, его история, его внутреннее устройство.

Город, скажем дерзко, Игорю Сергеевичу даже кое-чем обязан. И речь не только о книгах, без которых многим трудно себя представить: в 2015 году по инициативе Кузьмичева одна из новых улиц Васильевского острова получила имя Вадима Шефнера.

Игорь Кузьмичев. Те, кого знал. Ленинградские силуэты. СПб: Журнал «Звезда», 2021.


Сергей Князев
Источник: Санкт-Петербургские ведомости
https://spbvedomosti.ru/news/culture/v-izdatelstve-zhurnala-zvezda-vyshla-kniga-te-kogo-znal-igorya-...


У музея Бродского «Полторы комнаты» появится отдельный вход

Здесь будут книги, напитки и табак.
В музей Иосифа Бродского «Полторы комнаты» сделают отдельный вход. В помещении, которое планируют открыть до конца года, появится пространство «Конец прекрасной эпохи». Об этом 17 июля сообщил председатель попечительского совета Фонда создания музея Бродского Максим Левченко в своем Facebook.

Музей «Полторы комнаты» находится на втором этаже жилого дома. Чтобы попасть в него, посетителям приходилось идти через общую парадную. Это вызывало неудовольствие соседей и было не так удобно для гостей музея.

Руководству галереи удалось арендовать помещение кальянной, которая находится под музеем, на первом этаже.

— Сейчас уже почти закончен демонтаж отделки, под которой открылись старый кирпич и дранка, — сообщил Максим Левченко.

Над проектом работают известные архитекторы: Александр Бродский, Миша Иванов, Анастасия Демидова-Рындина.

В помещении бывшей кальянной сделают букинистический магазин с подборкой книг от кураторов. Кроме того, в продаже здесь будут напитки различной крепости и табак. Рабочее название заведения — «Конец прекрасной эпохи».

Напомним, что музей Иосифа Бродского «Полторы комнаты» расположен на Литейном проспекте, дом № 24. Посетить его можно лишь по предварительной записи в небольших группах.


Источник: Мой район MR7.ru
https://mr-7.ru/articles/234348/


Возврат к списку

Наверх