Память без правил

Память без правил 28.10.2020

Улица Рубинштейна, 23. Объект культурного наследия регионального значения, где в 1917 году жил Джон Рид. А много позже – Сергей Довлатов. Несколько дней назад исторический во всех отношениях дом стал местом одного из самых обсуждаемых в Петербурге событий: с него в одночасье сняли 16 табличек проекта «Последний адрес» – в память о 16 людях, которых в 30-х годах прошлого века увели из дома на расстрел, в ссылку или неизвестно куда. И никто обратно не вернулся. Через много лет все они были реабилитированы. Посмертно.

История болезненная, вызывающая чрезвычайно острую реакцию у горожан. Разброс точек зрения очень велик: от «как они могли избавиться от памяти!» до «нашли о чем беспокоиться, когда в стране столько людей живут за чертой бедности!». У каждого есть право на свое мнение. Поэтому редакция решила дать слово тем, кто близок к этой истории. За исключением, увы, самих инициаторов демонтажа табличек. Они остаются неизвестными никому, кроме управляющей организации ЖКС «Северо-запад».

Евгению Кулакову – координатора проекта «Последний адрес» – звонок журналиста застал в дороге. Она как раз ехала на велосипеде из офиса ЖКС, откуда забрала снятые таблички. Евгения рассказала:

– Дом Довлатова был едва ли не первым участником проекта. Таблички появились здесь в 2015 году. Мы тогда обратились к собственникам за разрешением, которое и подписала председатель совета дома. Этот документ у меня, разумеется, сохранен. Но теперь совета нет, председатель уехала, разговаривать, по сути, не с кем. По словам руководителей ЖКС, пять человек из дома неоднократно требовали снять таблички. Но коммунальщики отказывались это делать. А несколько дней назад, как мне рассказали в ЖКС, их сотрудник застал участников этой пятерки за снятием табличек. Сами коммунальщики этого не делали, а просто забрали таблички.

Вообще-то, я думаю, неплохо, что все это случилось. Происшедшее всколыхнуло и сторонников, и противников проекта, стало поводом еще раз осмыслить его значимость. И мы сами стремимся пересмотреть кое-что в нашей работе. В частности, планируем как можно теснее контактировать с собственниками. Обязательно примем участие в общем собрании в доме Довлатова, выясним точку зрения каждого жителя. Уже сейчас со многими общаемся и, приятно сказать, у многих находим поддержку. Так что мы сделаем все возможное, чтобы вернуть на место таблички «Последнего адреса», которые уже стали неотъемлемой частью и исторического дома, и самой улицы Рубинштейна.

Максим Мейксин, глава администрации Центрального района:

– Решение ситуации, развернувшейся вокруг табличек на фасаде дома Довлатова, в большей степени зависит от самих жильцов дома. От их желания договариваться друг с другом, находить общие решения, чтить память тех, кто жил в этом доме.

Затронутая сегодня тема очень личная, щепетильная, больная для многих жителей Петербурга. Она учит нас прежде всего уважительному отношению к мнению друг друга, о важности в такие моменты слышать окружающих.

Безусловно, вопросы управления общедомовым имуществом должны решаться всеми жителями в соответствии с жилищным законодательством РФ, а не отдельными лицами или группами. Особенно в таких ситуациях.

Александр Кононов, заместитель председателя Петербургского отделения ВООПИиК, член Совета по сохранению культурного наследия при правительстве города:

– У дома на улице Рубинштейна есть охранный статус, но закон не запрещает размещать такие объекты на памятниках. В отношении мемориальных досок требуется разрешение КГИОП. Но таблички «Последнего адреса» – это не мемориальные доски. Их установку законодательство не регламентирует.

Есть аргумент против: когда табличек очень много, стены превращаются в поминальники. В доме Довлатова сложилось так, что их много. Но я не вижу проблемы: 16 маленьких табличек занимают места не больше, чем одна мемориальная доска. А мы иногда видим здания с десятками больших мемориальных досок, и никого это не смущает (пример – «дом академиков» на Васильевском острове). К тому же таблички «Последнего адреса» абсолютно нейтральные: нерельефные, сделаны в такой стилистике и в таком цвете, что вряд ли они могут оказать негативное воздействие на облик фасада.

Кирилл Страхов, историк, президент фонда развития городского самоуправления «1870»:

– В нынешней ситуации решение любого вопроса может быть только результатом обсуждения и согласования интересов. Действовать от имени общества должны законно избранные представители граждан, а не «работники жэка» или отдельные жильцы.

Что до моральных оценок, то звучащее порой сравнение дома с кладбищем – это абсурд. На кладбище отмечают место погребения, а таблички «Последнего адреса» напоминают о месте жизни наших сограждан. Если бы не государственный террор, их жизни продолжались бы. Таблички нужны как символическое назидание потомкам – жить по нормам цивилизованного права.

Ксения Черепанова, начальник отдела по связям с общественностью и работе с гражданами КГИОП:

– Ранее КГИОП рекомендовал авторам проекта «Последний адрес» подготовить собственные предложения о возможных правилах размещения табличек для рассмотрения их на заседаниях Общественной палаты Петербурга и Совета по сохранению культурного наследия при городском правительстве. Однако до сих пор никаких материалов в КГИОП не поступало...

История эта не только петербургская. «Последний адрес» в разных городах РФ нередко получает отказы от собственников зданий. На карте, где отмечены адреса, привлекшие внимание участников проекта, отказы помечены серым цветом. Зеленым – установленные таблички. Больше всего красных отметок – заявок. Это значит, что еще неизвестно, разрешат граждане установить табличку или нет.

Летом в Екатеринбурге произошла история, аналогичная «довлатовской»: некто снял восемь табличек, установленных в разных местах города в 2016 – 2019 годах. Участники проекта решили восстановить их.

В Архангельске на координатора «Последнего адреса» завели административное дело по статье о нарушении законодательства об охране объектов культурного наследия. А табличку сняли.

Из всего этого напрашивается единственный вывод: пора действительно разработать правила, которые прежде всего уберегут сами таблички от вандалов и от механических действий властных органов. Хотя бы теоретически. И позволят учесть мнение противников проекта. У них ведь тоже имеются права.


Наталья Орлова, Сергей Глезеров
Фото Евгении Кулаковой
Источник: Санкт-Петербургские ведомости
https://spbvedomosti.ru/news/gorod/pamyat-bez-pravil-zachem-s-doma-dovlatova-snyali-tablichki-posled....


Возврат к списку

Наверх