Памятник ленинградского конструктивизма № 1 не уберегли от новостроек

Памятник ленинградского конструктивизма № 1 не уберегли от новостроек 21.03.2017

 

Совет по культурному наследию Петербурга рассмотрит концепцию реставрации с приспособлением для современного использования памятника регионального значения «ТЭЦ фабрики «Красное знамя», более известного как силовая станция Эриха Мендельсона. Накануне петербургское отделение ВООПИиК и КГИОП организовали «круглый стол» «Трикотажная фабрика «Красное знамя» - проблемы сохранения и перспективы использования». Главный вывод экспертов - силовая станция потеряла шансы попасть в Список всемирного наследия ЮНЕСКО.

 

Фабрика была построена в 1926 - 1937 годах на нынешней Пионерской улице. Из проекта знаменитого немецкого архитектора-экспрессиониста Эриха Мендельсона была реализована только ТЭЦ, которая дала первый ток в мае 1929 года. Историки архитектуры считают ее памятником ленинградского конструктивизма № 1. Цехи строились по проектам советских архитекторов Ипполита Претро и Сергея Овсянникова.

 

В былые времена фабрика «Красное знамя» выпускала тельняшки, которые прославили ее на всю страну. Но в начале нового века производство остановилось навсегда. И начались мучительные попытки сохранить уникальный промышленный комплекс от сноса, поскольку только ТЭЦ (с 1988 года) является памятником архитектуры.

 

Обсуждалось много красивых идей - музей современного искусства, многофункциональный культурный центр и т. д. Но сразу было ясно - все предложения вне экономики. Не говоря о том, что реставрация зданий, построенных из низкокачественного бетона ударными социалистическими методами, - отдельная сложная задача. Экономический кризис 2008 года закрыл тему превращения фабричного комплекса в место «культурной силы». Начались дележ земли площадью 4,5 га и попытки продать ее по частям под инвестиционные проекты.

 

Этот процесс занял еще 7 лет. В итоге были сформированы два участка. На одном находятся 4 цеха - трикотажный, отбельный, красильный и чулочно-красильный, на втором - ТЭЦ и соседний пустырь, некогда служивший угольной ямой. Единственный положительный итог всех этих долгих операций состоит в том, что удалось сохранить от сноса эти цехи. Недавно рабочая группа Совета по наследию рассматривала экспертизу на включение их в реестр памятников. После доработки документа ожидается положительное решение.

 

Отрицательным итогом борьбы за «Красное знамя» стало строительство на месте пустыря двух жилых домов высотой 33 метра, что на треть выше мендельсоновской станции. Из важной доминанты ТЭЦ превратилась в бантик.

 

Самое неприятное, что эта стройка ведется инвестором в полном соответствии с законом. Территория памятника заканчивается по обрезу фундамента ТЭЦ, рядом можно строить на высоту 33 метра.

 

Участники «круглого стола» из Германии эксперты Алекс Диль и Томас Вернер на трех языках - английском, русском и немецком вопрошали: «Как могло произойти, чтобы рядом с памятником промышленной архитектуры мирового уровня появилось жилье, еще и разрушившее единый ансамбль фабрики?». И не получили ответа.

 

Александр Кононов, заместитель председателя петербургского отделения ВООПИиК, признал, что виноваты все участники процесса, в том числе градозащитники, им не хватило настойчивости. Еще в 2009 году Совет по культурному наследию рекомендовал создать охранную зону для ТЭЦ. Позже зоны охраны петербургских памятников дважды корректировались, но силовая станция так и не получила необходимого ей «буфера».

 

Наталья Душкина, профессор МАРХИ, вице-президент российского ИКОМОС, напомнила, что летом 2016 года на петербургской международной конференции по архитектуре ХХ века было объявлено о намерении России выставить ТЭЦ кандидатом на включение в Список всемирного наследия вместе с двумя московскими и одним екатеринбургским памятниками конструктивизма. Душкиной представлялось более убедительным номинировать ТЭЦ в ряду зданий Мендельсона, построенных в Германии и Польше...

 

Но теперь все это красивые теории. Одним из условий для включения в список ЮНЕСКО отдельных зданий является контекст, то есть окружение. Вспомним Кижский погост среди озер. ТЭЦ, увы, утратила «дух места».

 

Что делать дальше? Этот вопрос получил на «круглом столе» два ответа. Первый содержался в выступлениях Бориса Прахина и Ивана Архипова, представителей компании-девелопера, которая строит то самое жилье. Они считают совершенно неконструктивными и бессмысленными призывы снести построенные ими здания. Жилье намного лучше прежних сараев автосервиса, которые неуместны в центральных районах Петербурга.

 

Кроме того, девелопер взял на себя обязательство спасти ТЭЦ и приспособить ее под культурный центр. Для этого надо изобрести способы сохранения здания. Бетон, из которого оно сооружено, состоит на 70% из извести, все конструкции держатся только за счет большого количества арматуры. Другая проблема, как устроить теплоизоляцию, не нарушая охраняемого облика фасадов.

 

Второй ответ содержался в итоговом комментарии Михаила Мильчика, заместителя председателя Совета по наследию. Необходимо проверить все границы и режимы зон охраны петербургских памятников. Существует угроза застройки рядом с водонапорной башней Якова Чернихова и ансамблями Московского проспекта. Следует вернуть КГИОП и совету право согласования нового строительства в зонах регулируемой застройки. Именно в этой зоне построено жилье рядом с ТЭЦ.

 

В обращении участников «круглого стола» содержится призыв к архитектурному сообществу, бизнесу и власти бережнее относиться к памятникам советской эпохи.

 

Глас вопиющего в пустыне?

 

Лев Березкин

ФОТО Александра ДРОЗДОВА

http://spbvedomosti.ru/news/gorod/pamyatnik_leningradskogo_konstruktivizma_nbsp_1_ne_nbsp_uberegli_ot_nbsp_novostroek/

 


Возврат к списку

Наверх