Петербург и пустота

Петербург и пустота 04.06.2020

Музей под открытым небом впервые встречает белые ночи без гостей города. Как пандемия скорректировала туристический сезон, выяснял «Огонек»

Как и во всех мировых туристических центрах, в Питере закрыто все — музеи, театры, парки, кафе. Пустуют гостиницы, отменены выставки и концерты, китайские туристы не скупают матрешек, янтарь и шоколад. Единственное, перед чем оказался бессилен коронавирус,— питерские мосты. Их, как и всегда, разводят по расписанию.

Потери города от срыва туристического сезона еще не подсчитаны. Но известно: обычно город принимает от 8 до 10 млн туристов в год, что приносит Северной столице до 13 процентов дохода в городскую казну. В 2019 году суммарный вклад туристической отрасли в экономику города составил 375 млрд рублей.

Сейчас же те, кто связан с турбизнесом, уже не ждут прибыли, а просто мечтают выжить. Петербуржцы же не перестают удивляться городу без туристов: «эффектные декорации, где чего-то не хватает». Нет Петербурга без людей. С ними и поговорим.

«Если долго не царствовать — увядаю»

По Дворцовой площади Петр I вышагивает в гордом одиночестве. Сегодня у него ни кареты, ни царицы, ни туристов. Но, говорит актер и ведущий Леонид Петров, он же Петр I, камзол выгуливать надо. Леонид Петров в образе Петра уже 12 лет. За годы работы в центре города прошел путь от фотостатиста до телеведущего. И сейчас петровский костюм надевает в свободное время — водит морские и автобусные экскурсии, работает на международном экономическом форуме и Алых парусах.

Леонид Петров, актер и ведущий, 34 года:

— Сейчас основная занятость — на телевидении, но я настолько вжился в образ, что, когда долго не выхожу «царствовать», начинаю скучать, увядаю. Проверка улицей — серьезное испытание, когда работаешь. «Здрасьте, фото», каждый день одни и те же лица — зазывалы, экскурсоводы, мороженщицы, карманники. У каждого ряженого, который зарабатывает на интуристах, своя «хозяйка», она оплачивает, чтобы тебя никто не трогал, предоставляет костюмы, занимается финансами. В общем-то, Карабас Барабас. Неприятно, когда туристов откровенно разводят, сейчас этим часто промышляют живые статуи и куклы-кони: «Фото 100 рублей», их щелкают, а они: «С вас 700 рублей» — «Почему?» — «Семь фотографий». Сам никогда таким не занимался, не хотелось запятнать честь города — люди должны увезти о поездке только хорошие воспоминания. Конфликты между ряжеными случались довольно редко, у каждого свои арендованные хозяином точки.

Как-то раз мы с «царицей» начинали утро с коньячка, на Петропавловке подошла корреспондент, попросила на камеру походить по городу, показать, где переодеваемся, как работаем. После сюжета меня «хозяйка» сразу уволила. Что ж, купил собственный первый костюм, ходил на разведение мостов, там «петров» не было ночью.

Корреспондентка спустя месяц увидела в толпе: «Как дела?» — спрашивает. «Нормально,— отвечаю,— после новостей меня в этот же день с работы и выгнали». Она, недолго думая: «Приходи к нам, будешь прогноз погоды читать». С этого и понеслось. Сейчас экскурсий нет, поэтому без гостей морской столицы царь заскучал, начал снимать ролики для Instagram, говорят, и это можно монетизировать. Надеюсь, по мере ослабления карантина люди начнут отмечать праздники — хочется, как и прежде, встречать туристов в аэропорту, водить экскурсии на корабликах, работать на свадьбах и корпоративах.

«Номера подешевели на 90 процентов»

Оценить состояние здоровья туриндустрии региона несложно — достаточно заглянуть в отели и апартаменты. В убранных до блеска номерах — пусто. Сейчас в Северной столице по самым приблизительным подсчетам больше тысячи отелей, а если еще прибавить апартаменты и хостелы! Несмотря на то что гостей нет, коммунальные платежи отельерам никто не отменял. Чем живут гостиницы сегодня и как изменится жизнь гостиничного бизнеса в связи с новыми требованиями санитарной безопасности?

Игорь Шмелев, владелец сети трехзвездочных отелей и апартаментов, 34 года:

— В гостиничный бизнес пришел 10 лет назад, раньше работал тренером по водному поло, занимался профессионально спортом. Внедрился в тему довольно быстро и за это время пережил несколько кризисов в отрасли. В начале марта этого года опустели отели, работающие в цепочке туроператоров, а те отели, которые обслуживают индивидуальных туристов, столкнулись с проблемами загрузки к концу месяца. В середине апреля был всплеск на апартаменты в центре. Его инициировали сами петербуржцы, до этого снимавшие более дорогое жилье, и россияне, прилетевшие из других стран,— номера в отелях и апартаменты для самоизоляции подешевели на 90 процентов. Теперь все закрыто, постояльцев нет, ближайшие брони после 10 августа, и нет гарантии, что их не отменят. Сотрудники сидят без зарплаты, ждем одобрения кредитов на зарплаты от государства, свои запасы кончились. Обычно достаточный поток в нашем сегменте обеспечивают гости из Москвы, они приезжают на выходные или в командировку от 2 до 5 дней. Стоимость одного и того же номера в хорошей «тройке» в центре города варьируется от 1500 рублей в самый глухой сезон, это себестоимость для бизнеса, до 8000 рублей в сутки в «жаркие» месяцы.

Сейчас за 3500 рублей можно снять номер в шикарной «четверке» и в обычной «тройке». Отели сильно демпингуют в желании выжить. Некоторые отельеры опустили ценовую планку до 500–600 рублей в сутки, но это нерентабельно.

Готовимся к открытию, согласно новым требованиям, покупаем маски для персонала. Мы уже решили, что это будут тканевые многоразовые маски, которые сможем стирать. Дезинфекторы у нас и так есть. Спад делового туризма мы уже неоднократно переживали, но чтоб такое — никогда.

«Сейчас вожу работников автозаводов»

Еще недавно жители центра жаловались на засилье туристических автобусов. Водителей автобусов нещадно штрафовали — во-первых, за парковку в неразрешенных местах — а как припаркуешься, если разрешенное место занято автомобилями, во-вторых, за остановку с включенным двигателем. А водителей, несмотря на непростые условия работы, все равно не хватало. И вот — пустые улицы, не слышно рыка двигателей, заметно более чистый воздух.

Дмитрий Синицын, водитель туристического автобуса, 48 лет:

— Вожу туристов 5 лет на большом 53-местном автобусе, а водителем работаю с армии, когда еще на уазике был командирским шофером. До эпидемии иностранцев забирали из Морского порта, с ними ездили по городу и в ближайшие пригороды. И, конечно, большая статья дохода автопарка были школьные экскурсии и перевозка детей в лагеря. С началом эпидемии все встало, полтора месяца сидели без работы, у нас почасовка или тариф за конкретную работу — нет выезда, нет зарплаты. «За простой» никто денег не дает. Очень выручила «подушка безопасности», в данном случае не автомобильная, а денежная. Еще супруга работает, так что на жизнь хватает.

За последние годы у меня таких больших каникул не было, и я с удовольствием отдыхал. Занялся домашними делами, съездили с семьей погулять в Ивангород. Давно хотел там побывать. Когда по работе приезжаешь, не удается посмотреть.

Сейчас работа наладилась, только вожу уже не туристов и детей, а сотрудников автозаводов. Их забираем утром у метро и доставляем до места работы, вечером обратно. Труднее коллегам-шоферам, которые одни живут. Но и они устроились кто куда может. Один пошел на грузовики возить песок и гравий, другой товары возит, границы не закрыты для товаров, все активно работают. Третий ушел на аварийку посменно, в службу газа, там работа хорошая, 45 тысяч платят, за 10 дней в месяц это нормальные деньги. Руководство нам сказало, что до следующей весны туристов не увидим. Может быть, внутренний туризм оттает к осени, а к зиме оживут шоп-туры в Финляндию, нашу любимую Лаппеэнранту. А пока большого сезона не ожидается.

<…>

«На экскурсии можем пропустить по стопке в рюмочной»

Если Северная столица — это музей под открытым небом, то питерские гиды — это особое племя. Вот кто знает о любимом городе все — от исторической топографии до завитков лепнины в мемориальной парадной. Гиды официальные и неофициальные, сертифицированные и нет, в музеях, парках и городе, сколько их — не знает никто, ведь каждый житель Санкт-Петербурга в одночасье может оказаться его же и Вергилием. Кроме классических маршрутов популярностью пользуются мистический, криминальный, масонский, рок-н-рольный Петербург, архитектура Петроградской стороны, можно заглянуть в Соборную мечеть и Бриллиантовую кладовую Эрмитажа, официально погулять по крышам в центре города, арендовать люксовую яхту, бахнуть залп со стен Петропавловской крепости или запустить фонтан в Петергофе.

Дмитрий Мантуров, гид-любитель, 37 лет:

— Обычно я вожу экскурсии по Васильевскому острову, рядом с домом. На Острове жили несколько поколений моей семьи, мне эти места очень дороги. Сейчас готовлю экскурсию на английском, хочу попробовать работать с иностранцами. Увлекаюсь историей города и часто рассказываю что-нибудь занимательное, когда мы с друзьями просто гуляем. Мои рассказы пользуются успехом, так что два года назад разместил экскурсию на сервисе «Впечатления» онлайн-платформы Airbnb. Работаю редактором удаленно, поэтому живое общение для меня — не меньший праздник, чем для гостей города, которые приходят на экскурсию. Хорошей экскурсией считаю такую, во время которой сам узнал что-то новое. Люди старшего поколения, которые уже бывали в Петербурге, часто рассказывают потрясающие истории из своей молодости.

В таких прогулках главное — спонтанность. Начиная экскурсию, никогда не знаешь, что встретится на маршруте сегодня: очередные киносъемки на улице Репина, новая студенческая инсталляция рядом с Академией художеств или ретротрамвай.

На экскурсии мы можем покормить лошадей в сквере Академии художеств, пропустить по стопке в рюмочной. Такие вещи помогают гостям не просто увидеть повседневную жизнь Острова со стороны, а стать ее участниками. Самоизоляционные будни у нас, как у всех: посмотрели с женой 3 сезон сериала Westworld, я нашел время прочитать два последних романа Орхана Памука.

Текст: Ольга Копцева

Фото: Александр Петросян / Коммерсантъ

https://www.kommersant.ru/doc/4356085


Заклятые соистцы

«Газпром нефть» пытается оспорить приказ Минкульта по Охтинскому мысу

Screenshot_2020-06-03 Заклятые соистцы.png

«Газпром нефть», недавно представившая концепцию застройки Охтинского мыса, обратилась в Верховный суд РФ с иском о признании недействующим неопубликованного приказа Минкульта о включении части своей территории в Единый государственный реестр объектов культурного наследия, а по факту — с целью получить финальное решение о границах ОКН до начала строительства общественно-делового центра на собственном участке. Это произошло спустя несколько дней после подачи градозащитниками аналогичного иска к Минкульту в суд высшей инстанции. По мнению экспертов, с процессуальной точки зрения решение «дочки» Газпрома грамотное: фактически это единственный способ для компании получить право голоса в суде, так как теперь иски заявителей могут объединить для совместного рассмотрения.

В начале этой недели стало известно о том, что АО «Газпромнефть Восточно-Европейские проекты» (далее «Газпром нефть») направило иск в Верховный суд РФ о признании недействующим неопубликованного приказа Минкультуры России от 06.03.2019 № 250 о включении выявленного объекта культурного наследия на участке компании на Охтинском мысе в реестр ОКН и утверждении границ его территории. Ранее в конце мая с аналогичным иском в суд высшей инстанции обратились депутат петербургского ЗакСа Борис Вишневский и градозащитник Павел Шапчиц. На момент публикации заметки дело по иску «Газпром нефти» передано судье, а градозащитников — оставлено без движения после передачи судье. В разговоре с “Ъ” господин Шапчиц уточнил, что это технический момент, связанный с неоплатой госпошлины, и никаких содержательных претензий к иску нет.

Представитель «Газпром нефти» сообщил “Ъ”, что компания обратилась в Верховный суд с целью получения финального решения о границах ОКН до начала застройки Охтинского мыса, а также для компетентной оценки историко-культурной экспертизы Айрата Ситдикова, которая стала основанием для определения зон, попавших под охрану. Целью же градозащитников является, напротив, недопущение застройки Охтинского мыса: они не согласны с тем, что территория взята под охрану лишь частично — в соответствии с распоряжениями КГИОП, которые, в свою очередь, основаны на приказе Минкульта.

«Развитие любого проекта возможно только при наличии четких и прозрачных правил, установленных государством. Обращение в Верховный суд — это желание получить однозначный и окончательный ответ по границам охранных зон на участке в собственности "Газпром нефти" и продолжить реализацию проекта общественно-делового комплекса с парком в Красногвардейском районе Санкт-Петербурга» — говорится в заявлении «Газпром нефти».

«Процессуально "Газпром" все сделал грамотно»,— говорит Павел Шапчиц. По его словам, несмотря на то, что целью исков является признание недействующим приказа Минкульта, процессуальный интерес у сторон разный. «Базовый сценарий такой: мы вместе с Газпромом будем сидеть на одной стороне и требовать признания незаконности этого приказа. Я с господином Вишневским — искренне и убежденно, а "Газпром" — с процессуальной целью. Я не исключаю, что в ходе процесса могут возникнуть ситуации, при которых "Газпром нефть" будет занимать противоположную нам позицию по разным ходатайствам. Хотя, казалось бы, по делу мы будем являться соистцами»,— предполагает Павел Шапчиц.

«Это билет в участники процесса с правом голоса»,— объясняет Дмитрий Некрестьянов, партнер, руководитель практики по недвижимости и инвестициям адвокатского бюро «Качкин и партнеры». По его словам, на практике такие ситуации периодически происходят, если сторона сомневается, что государственный орган может уверенно защититься от претензий градозащитников. «А что ты говоришь в процессе — это твое право»,— добавляет господин Некрестьянов, уточняя, что рассмотрение подобных дел может длиться два-три месяца в первой инстанции и столько же — во второй.

Мария Кузнецова

Фото: Александр Коряков 

https://www.kommersant.ru/doc/4365499


Возврат к списку

Наверх