Проклятое место

Проклятое место 23.06.2020

Предложение было неожиданным. Командиру студенческого поискового отряда «Ингрия» Евгению Ильину позвонили из областного комитета по молодежной политике, попросив обследовать территорию бывшей мызы Васильковичи в Лужском районе. Там во время войны каратели расстреливали людей, а места захоронений остались неизвестными.

- Я был несколько удивлен: наша задача - находить бойцов, которые не вернулись из боя, - рассказал Ильин. - Подумал еще про себя: «Пустячное дело! Неужели в Луге нет своих поисковиков, которые способны справиться с этой задачей?». И оказался весьма обескуражен тем, что мы увидели.

Места не такие и глухие. От бывшей мызы до поселка Оредеж - два километра. В трехстах метрах - небольшая деревня Васильковичи, неподалеку - населенный пункт Сокольники.

От мызы, в которой во время оккупации базировался карательный отряд (сорок человек, причем все перешедшие на сторону врага бывшие советские граждане, под командованием двух немецких офицеров), ничего не осталось. Только фундаменты усадебного дома да развалины конюшни у дороги из Луги в Оредеж. На противоположной ее стороне - два скромных обелиска: воинам-освободителям и пяти девушкам-подпольщицам из расположенного тоже поблизости села Торковичи.

Нашим постоянным читателям хорошо известна (остальным же напомним) история о местной «Молодой гвардии», которую организовала и возглавила 30-летняя Анна Семенова, перед войной - старшая пионервожатая местной средней школы. В группу входили бывшие ученицы этой школы 19-летние Екатерина Богданова, Елена Нечаева, Таисия Яковлева и 14-летняя Галя Комлева. Их выдал предатель, бежавший из партизанского отряда. Каратели схватили девушек, пытали, а 20 февраля 1943 года расстреляли у мызы Васильковичи.

Чуть поодаль от обелиска «молодогвардейцам» - маленький памятник с оградкой: его поставили цыгане, поскольку здесь фашисты особенно «усердствовали» в расстреле представителей этого народа.

Сразу за обелисками - огромное поле, на котором местный фермер выращивает картошку...

Почему мыза Васильковичи не на слуху, почему она не стала таким же знаковым местом, как Бабий Яр под Киевом или деревня Красуха на Псковщине? В 1944 году, сразу после освобождения Оредежского района, был составлен акт о злодеяниях фашистов и их подручных. Но этот документ, подготовленный в спешке, изобиловал общими цифрами и даже не имел даты. А потом - то ли просто руки не доходили, то ли не хотелось лишний раз, говоря о партизанских подвигах, вспоминать историю еще и о карательном отряде, который действовал практически безнаказанно и наводил страх на всю округу...

Вместе с поисковиками на бывшую мызу прибыл полковник ФСБ в отставке Ким Голубков. В 1960-х годах, будучи следователем КГБ, он вел дело одного из карателей - Василия Долина. После войны Долин как будто бы пропал. Его подельникам удалось уйти вместе с немцами, они укрылись за рубежом. Долина же в результате долгих розысков нашли на Дальнем Востоке, где он жил по фальшивым документам, и судили в Луге.

Тогда следователи привозили его сюда, на место преступления. Зафиксировали его показания, но почему-то на этом и остановились. Эксгумацию не производили, подробную схему захоронений не составили. Предателя по приговору суда расстреляли, спросить потом уже было не у кого. В итоге места захоронений оказались потерянными.

- Мы приехали, увидели большое поле, - рассказывает Ильин. - Привязать к нему какие-то старые схемы практически невозможно: объекты, служившие прежде ориентирами, исчезли. В первую очередь - дорога, которая вела к месту расстрелов. Каратели были весьма изощренны: они заставляли обреченных собирать на ближайших полях булыжники и мостить ими путь к месту своей казни...

Наш коллега Игорь Лисочкин, тогда корреспондент газеты «Смена», внимательно следил за лужскими процессами над карателями. Спустя два десятка лет приехал в Васильковичи и был потрясен: та скорбная дорога исчезла. Местные мелиораторы объяснили: тяжелая техника ее сильно разбила, дорогу стали ровнять бульдозерами и в конце концов просто срыли.

- Некоторые старожилы помнят, что дорога была, но где именно она проходила - сказать не могут, - поясняет командир отряда «Ингрия». - Мы начали обследовать поле, но ничего не нашли, хотя и определили возможные места. Грунт очень тяжелый - глина. Привлекали на помощь экскаватор: пусто... Даже там, где стоит «цыганский обелиск», не было никакого захоронения. Вот тогда мне и стало понятно, что предстоит серьезная работа.

Рядом с руинами мызы - силосные ямы, у края которых, как считалось, каратели расстреливали узников. Поисковики тщательно обследовали эти ямы и тоже никаких останков не нашли. Как выяснилось, местный поисковый отряд «Витязь» еще раньше проходил все поле со щупом - тоже ничего не обнаружил.

- Но ведь не иголку в стогу сена ищем: по всем данным, здесь во время оккупации каратели расстреляли, а затем сбросили в ямы от пятисот до семисот человек! - восклицает Ильин. - Мы выезжали сюда и в 2017-м, и в 2018-м, и в 2019 году, приступили к тотальному обследованию. Даже использовали георадар, но все тщетно.

Весной нынешнего года Евгений Ильин получил письмо из Следственного комитета РФ. Оказалось, что на бывшую мызу Васильковичи была направлена специальная экспедиция с участием военных. Но и они тоже ничего не нашли... Одним словом - проклятое место, которое как будто бы не хочет раскрывать свою тайну.

- У меня возникли подозрения, что мы вообще не там ищем. Не буду пока оглашать свои соображения. Мы решили дождаться осени и проверить новую версию, - говорит Ильин.

Еще одно обстоятельство. Готовясь к 75-летию Победы, областные власти решили возвести возле бывшей мызы Васильковичи достойный мемориальный комплекс. Академик Российской академии художеств скульптор Владимир Никифоров, ученик Григория Ястребенецкого, даже разработал эскиз памятника.

- Поначалу меня попросили просто прикинуть, как он может выглядеть, но когда я вник в эту историю, то буквально волосы встали дыбом. Все дела отложил в сторону и стал заниматься только этим, - рассказал он. - Причем инициатором создания мемориала выступили представители цыганской общины, они заявили: в нашем регионе до сих пор не увековечена память о трагедии цыган, которых нацисты подвергали такому же геноциду, как и евреев. Предложение поддержал совет по межнациональным отношениям при губернаторе Ленинградской области.

Образ будущего монумента получился ярким: руки казненных, как будто бы тянущиеся из земли, взывают к памяти и совести ныне живущих.

Увы, с конца прошлого года дело застопорилось. И необходимых средств пока не нашли, да и пандемия вмешалась... В результате 75-летие Победы прошло, а на мызе все осталось в том виде, как и прежде.

- Создание мемориала - дань справедливости, - считает Владимир Никифоров. - Почему мы до сих пор не можем воздать должное нашим погибшим?

Сергей Глезеров

Проклятое место. Останки расстрелянных у Васильковичей все еще не найдены | Во время оккупации это здание наводило ужас на всю округу: именно в нем базировался карательный отряд. ФОТО из архива редакции

https://spbvedomosti.ru/news/country_and_world/proklyatoe-mesto-ostanki-rasstrelyannykh-u-vasilkovichey-vse-eshche-ne-naydeny/


Возврат к списку

Наверх