Пространство памяти

Пространство памяти 23.05.2020

24 мая Иосифу Бродскому исполнилось бы 80 лет. К этой дате обещали наконец открыть «Полторы комнаты» - музей Бродского в доме Мурузи на углу Литейного проспекта и улицы Пестеля, но этому помешала пандемия. Здесь, в квартире № 28 на втором этаже, поэт прожил с родителями с 1955-го по 1972 год, именно отсюда уехал в эмиграцию...

Работа над созданием музея идет с 1999 года (если считать от рождения замысла), несколько раз его приоткрывали — в основном для журналистов. Но однажды, в 2015 году, к 75-летию со дня рождения Бродского, открыли и для посетителей. Тогда на Литейном стояла длиннющая очередь. В комнате с «мавританскими» окнами и аркой, ведущей в пространство «полукомнаты» поэта, можно было увидеть некоторые вещи, служившие Бродскому и его семье.

Меня растрогал кухонный стол с деревянными ножками, покрытыми глубокими царапинами. Это точил когти кот. Известно, что поэт очень любил кошек, и в его доме им позволялось все.

Когда Бродский уезжал в эмиграцию 4 июня 1972 года, Михаил Мильчик, его друг, а ныне директор Фонда создания музея Бродского, успел сфотографировать обстановку во всех подробностях. Почти все вещи и книги сохранились. Большинство из них находятся сейчас в Музее Анны Ахматовой в Фонтанном доме. Словно один поэт дал приют другому - изгнанному с родины.

Напомним, что в Фонтанном доме уже несколько лет существует экспозиция «Американский кабинет Иосифа Бродского». Там выставлены вещи из дома поэта в городке Саут-Хэдли в штате Массачусетс: письменный стол, секретер, настольная лампа, кресло, диван, постеры, связанные с итальянскими поездками Бродского... Все эти реликвии музею передала его вдова Мария Соццани-Бродская.

В 2015 году в Петербург по ее воле доставили еще 720 вещей из бруклинской квартиры поэта на Пьерропойнт-стрит. Часть вещей вскоре после прибытия показали журналистам. Это вольтеровское кресло с обивкой изысканного грязно-розового цвета и простой деревянный стул, портативные печатные машинки Hermes Rocket и «Ундервуд», корзина для мусора, сделанная из банки с надписью Coca Cola, ковер.

Запомнилась вышитая табличка «Курить нельзя», вставленная в деревянную рамку с виньетками. Врачи не раз предписывали Бродскому, у которого было больное сердце, бросить курить. Но он не смог. Или не захотел. Предпочитал крепкие сигареты, у которых еще и отрывал фильтр. Курил даже в университетских аудиториях, когда читал лекции. И разрешал курить студентам.

Какие-то вещи поэта из Музея Анны Ахматовой, возможно, будут иногда демонстрироваться на временных выставках, если удастся урегулировать юридические формальности («Полторы комнаты» - музей частный). Но постоянной экспозиции с воссозданными по фотографиям Мильчика интерьерами, как в других литературных музеях Петербурга, там не будет.

Согласно концепции, разработанной создателями музея, здесь будет культурный центр. Или, точнее, пространство памяти, перед которой, как писал Бродский, время бесправно. Конечно, здесь будут звучать стихи Бродского, стремительно ставшие частью петербургского мифа. Накануне отъезда в эмиграцию Бродский, лишенный советского гражданства, написал письмо Брежневу. В нем были такие строки: «Я верю, что я вернусь; поэты всегда возвращаются: во плоти или на бумаге. В любом случае, даже если моему народу не нужно мое тело, душа моя ему еще пригодится».

Она - в этих камнях, в сыром воздухе, в невской воде. Во всех тех, для кого его стихи - спасение.

В Музее Анны Ахматовой в Фонтанном доме юбилей отметят 24 мая. К сожалению, в этом году нельзя устроить чтение стихов Бродского в старинном саду Фонтанного дома. Вечер поэзии состоится онлайн. Чтобы присоединиться к «Открытому микрофону», запишите любимое стихотворение Бродского и 24 мая опубликуйте видео в «Инстаграме», «Фейсбуке» или «ВКонтакте» с хештегом #МузейАхматовой. Пусть социальные сети наполнятся поэзией.

24 мая в 17.00 на сайте nca.live состоится музыкальный марафон «Не выходи из комнаты». В качестве участников заявлены Александр Васильев из группы «Сплин», Диана Арбенина, рэперы Баста и Noize MC, группа 25/17, Billy,s Band и другие музыканты. В прямом эфире они исполнят композиции на стихи Бродского. Также зрителей ждут кадры из документального фильма «Часть Речи. 2020», где стихи Бродского прочитают его близкие друзья и родственники: Мария Соццани, Анна Бродская, Михаил Барышников и другие. Куратор музея «Полторы комнаты» Михаил Мильчик поделится воспоминаниями о поэте и проведет виртуальную экскурсию.

«Подлинные предметы, голос Бродского, его поэзия, переложенная на музыку, - все это позволит представить возвращение поэта на родную землю», - говорят организаторы проекта.

Зинаида Арсеньева

Пространство памяти. Каким будет музей Бродского в Петербурге? | ФОТО Александра ДЕМЬЯНЧУКА/ТАСС

https://spbvedomosti.ru/news/culture/prostranstvo-pamyati-kakim-budet-muzey-brodskogo-v-peterburge/


Странствующий энтузиаст. Каким был краевед и экскурсовод Ефим Куферштейн

Наша группа из нескольких десятков человек неизменно вызывала любопытство прохожих: «Что там дают?». Подошедшие ближе недоумевали, видя, как мы торопливо записывали что-то в блокноты, внимая словам человека, которого плотно обступили. Невысокого, с красивым лицом, пышными волосами и одухотворенными глазами. Звали его Ефим Куферштейн...

5Kufershteyn2.jpg

Хорошо помню тот день, когда я впервые оказалась на его экскурсии: 22 мая 1993 года. Объявление о ней я прочитала в «Санкт-Петербургских ведомостях». Тогда я впервые и узнала, что есть такой замечательный знаток города и увлеченный экскурсовод, который занят своим делом уже без малого два десятка лет.

Он покорял не только своей эрудицией, но и манерой: говорил свободно, лишь изредка заглядывая в листок, наизусть декламировал стихи, зачитывал отрывки воспоминаний, импровизировал. «Давно чувствую себя гораздо уютнее в XIX веке, нежели в ХХ», - говорил он. Он был неподражаем!..

В тот раз, гуляя по заповедным местам Удельной, мы были на ногах почти целый день - с одиннадцати до шести часов. С тех пор я стала регулярно участвовать в его походах. Он водил по улицам, превосходно знал каждый дом и двор, вместе мы ездили в пригороды и дальние окрестности - Саблино, Тихвин и особенно любимый им Выборг. Вечерние экскурсии по рабочим дням длились три часа, а по выходным, загородные, - семь часов.

Он руководил нами как дирижер-виртуоз. Мы как будто были зачарованы этим необычным человеком. Безропотно лезли за ним в подземелья, забирались на вышки маяков, поднимались по узким лестницам на крыши домов, перелезали через изгороди, перепрыгивали через железнодорожные платформы, сокращая путь, когда опаздывали на последнюю электричку. Вслед за ним плелись, ползли, карабкались по скалам «Монрепо», переходили вброд водоем, а потом лежали в изнеможении на траве во время короткого отдыха...

Кажется, позови нас на край света, и мы, бросив текущие дела, без раздумий устремимся за ним... Таким неугомонным, стремительным и легким. Да, мы его боготворили, боясь пропустить хотя бы одно слово.

Белая ночь. Румянцевский садик. Наш любимый Ефим Зусевич предстает в образе поэта Серебряного века - в белоснежной рубашке с кружевами... Он нам говорил: «Я вам отдаю свой Петербург, его жемчужины...». На Крестовском острове он стихами приветствовал восход солнца. Мы были потрясены... Он особенно часто цитировал поэта Николая Агнивцева, много лет занимался изучением его жизни и творчества.

Другой эпизод: под проливным дождем мы идем по Старому Петергофу. В наших рядах колебания: промокли, не пора ли вернуться домой? Наш стойкий вожатый, желая подбодрить, напоминает знаменитую картину Александра Бенуа «Король прогуливался в любую погоду». Это удерживает многих от ухода...

Ефим Куферштейн не был историком по образованию. В 1971 году он окончил Финэк, какое-то время работал экономистом в различных учреждениях города, но чувствовал, что это занятие не его. Он с детства благодаря родителям интересовался историей города, начал со своей родной Литейной части, мечтал стать экскурсоводом. Правда, родители были против: они хотели, чтобы их сын избрал профессию, которая могла быть обеспечить его материально. Но он все-таки выбрал свой путь. Окончил курсы экскурсоводов, разрабатывал авторские маршруты...

Его творческими наставниками были краевед Сергей Вяземский, помогавший с поиском архивных материалов, и искусствовед Глеб Перепелкин, от которого Ефим Куферштейн перенял манеру проведения экскурсий.

И он добился признания! Читал лекции в Музее истории города и Доме дружбы и мира, создал Клуб любителей истории Отечества (КЛИО) в Выборгском доме культуры. Помимо газетных публикаций оставил книги - «Улица Пестеля» (в соавторстве с К. Борисовым и О. Рубинчиком) и «Такие обычные дома».

Влюбленный в город, он стремился щедро делиться своими знаниями и привлекал нас к сотворчеству. Даже начал проект «Сам себе экскурсовод»: раздавал темы участникам походов. Но эту идею он осуществить не успел. А еще он задумал открыть в своей квартире на улице Ивана Фомина литературный салон, и это, безусловно, у него бы получилось...

Мне посчастливилось вместе с ним узнавать Петербург всего чуть больше года. В июле 1994-го мы обошли Пороховые, а очередная наша экскурсия должна была проходить по Стремянной улице. Мы ждали его у дома № 1. Ефим Зусевич опаздывал, чего с ним прежде никогда не бывало... Увы, в тот день он так и не пришел, а потом мы узнали, что накануне он трагически погиб. Ему было всего сорок четыре года...

В моем столе до сих пор хранятся семь блокнотов с записями его экскурсий. Иногда я перелистываю их, вспоминаю его бархатный голос и как будто бы снова прохожу вместе с ним по любимым маршрутам.

Наталья Сурова

Ефим Куферштейн подчас производил впечатление человека, как будто явившегося из другого мира и другого времени... ФОТО АВТОРА

https://spbvedomosti.ru/news/nasledie/stranstvuyushchiy-entuziast-kakim-byl-kraeved-i-ekskursovod-efim-kufershteyn/


Возврат к списку

Наверх