Старое мощение

Старое мощение 19.08.2021

Во дворе дома на улице Марата, 46, сохранят недавно найденное историческое булыжное мощение. Градозащитникам удалось договориться с местным муниципалитетом, и участок исключат из программы благоустройства, которая предполагала все замостить современной плиткой. Муниципалитет даже согласился изыскать около 500 внебюджетных тысяч рублей, чтобы сделать гидроизоляцию и водоотведение на булыжной мостовой. Работы обещают закончить к концу октября. О том, как в Петербурге спасают камни, поговорили с историками и активистами.

«Язык булыжника мне голубя понятней, здесь камни-голуби, дома — как голубятни», — написал Осип Мандельштам о мостовых Парижа. Но любой булыжник улиц старого города Европы, облитый дождем или солнцем, похож на голубя — сизоватым оттенком, округлой формой. По булыжнику ходить неудобно, но сама мощеная мостовая так красива.

Когда идут работы по благоустройству петербургских дворов в старых районах города, то под слоями асфальта иногда обнаруживается мощение.

Летом минувшего года участок хорошо сохранившегося мощения, причем именно двух его видов сразу — булыжного и диабазового, — открылся во дворе Дома Семенова (проспект Римского-Корсакова, 39). Градозащитники и некоторые жители вручную провели расчистку практически всего двора.

В КГИОП тогда состоялось совещание по поводу сохранения мостовой, на нем было принято решение оставить лишь два участка, хотя градозащитники настаивали на уникальности и целостности, а, значит, и сохранении всего найденного каменного покрытия двора. Сохранить полностью мощение на Римского-Корсакова, 39, не удалось. Остался лишь фрагмент, а сам двор был закрыт современной плиткой.

Этим летом мощение открылось еще в нескольких точках города — на Петрозаводской, 18, в Дмитровском переулке, 18, на Марата, 46.

Градозащитники-активисты вновь вручную расчищали булыжное мощение. На Петрозаводской участок оказался небольшим, неровным. В Дмитровском переулке — тоже достаточно фрагментарным. Его уже успели, не выкапывая булыжников, закрыть плиткой. А на Марата, 46 — довольно большим, неплохо сохранившимся, да еще в тихом участке двора.

Ровный красивый участок с булыжной мостовой мог бы стать одной из достопримечательностей центра города. Правда, двор закрыт, попасть сюда можно, лишь имея ключи или зная код. Но жители дома на Марата, 46, бережно сохраняют все фрагменты старины в своих парадных и на лестницах, так что вымощенный участок во дворе мог бы стать частью целого — аутентичности дома.

История

В Петербурге первые мостовые в начале XVIII века были дощатыми. Первая булыжная мостовая появилась в 1710 году, а к 1917 году булыжное покрытие имели 93% городских улиц. Первое асфальтовое покрытие было сделано в 1838 году, сплошное же асфальтирование началось в 1932-м.

В целом за всю историю города применялись различные виды мощения — дощатое, булыжное, гранитное, диабазовое, деревянное торцовое, щебневое, асфальтовое.

К 2002 году все улицы города были заасфальтированы, но в 1990-х возродили на ряде участков булыжное, диабазовое, гранитное покрытие — чтобы ощущался облик старого города.

MR7 расспросил градозащитников и археологов — что они думают о выявлении, расчистке и возможном сохранении старого мощения в Петербурге.

Анна Капитонова, градозащитник, член правления Петербургского отделения ВООПИиК, расчищала мощение и на Римского-Корсакова, 39 в минувшем году, и все участки, открывшиеся этим летом:

— Цель расчисток — явственно показать, что мощение во дворах есть. У нас очень мало информации о дореволюционном благоустройстве дворов, а о том, что они были замощены, ещё меньше. А оказывается, во дворах, как и на тротуарах, было мощение! Из этого следует, что нужно кардинально пересмотреть методики работы в историческом центре. Нужно проводить предварительно зондажи для выявления объёма и цельности сохранившегося мощения, а также минимизировать работу техники, которая работает очень грубо.

Другой вариант — отказаться от устройства плитки. Устройство плитки требует заглубления на полметра, и мощение, которое находится на глубине примерно 30 сантиметров, полностью выкапывают, в то время как оно могло бы стать достопримечательностью.

Если меняют асфальт на асфальт, откапывают примерно 20−30 сантиметров и мощение не вскрывают. Это более щадящий способ, который консервирует более глубокие слои (которые остаются нетронутыми) до будущих времён.

Александр Гущин, археолог и градозащитник:

— Сохранять мощение в каждом дворе не имеет смысла, тем более если это сохранение препятствует проведению работ по гидроизоляции фундаментов исторических зданий. И то, каким должно быть дорожное покрытие во дворе, должны определять жители двора — им ходить и ездить по этому покрытию.

Екатерина Кононович, археолог, младший научный сотрудник Института истории материальной культуры РАН:

— Мощение сохранять стоит в тех местах, где оно дошло до наших дней не переложенным, в своем первозданном виде. Таких примеров много в Европе. Но мощение наших петербургских дворов многократно переделывалось, и то, что вскрывают сейчас, представляет собой мощение которое когда-то, например, в середине XIX века уложили, а потом вплоть до 1930-х переделывали. Но, безусловно, есть и мощение, по настоящему являющееся произведением искусства, с узором. Такие уникальные участки можно и нужно сохранять как достояние нашей культуры и истории.

Максим Глухов, археолог:

— Массово распространенное в Петербурге булыжное мощение XIX—XX вв.еков постоянно выявлялось в процессе археологических разведок при проведении государственных историко-культурных экспертиз земельных участков. Но научное сообщество и представители органов охраны не придавали ему статуса объекта культурного наследия. Особняком стоит частично реконструированный и музеефицированный участок булыжного мощения XVIII века у здания Двенадцати коллегий, но это частный случай. Соответственно, неясно, исходя из каких оснований можно предписать хозяйствующему субъекту сохранять нетронутыми участки рядового позднего булыжного мощения, выявляемые в процессе работ по благоустройству. Выражу некоторые субъективные соображения. Вместо однотипной серой тротуарной плитки дворы и улицы исторической части города могли бы быть благоустроены более изящно, в том числе выложены булыжником. Включение булыжного мощения в современное благоустройство положительно скажется на эстетике городского ландшафта, но это не должно быть повсеместно связано с необходимостью оставить скрытое под асфальтом мощение нетронутым. Вероятно, именно на этом направлении следовало бы сосредоточить усилия заинтересованным сторонам. А городские археологические исследования могли бы стать большим подспорьем для принятия новых, более эстетичных решений в части благоустройства исторической части города.

Ника Артемьева, представитель Фонда «Внимание» в Петербурге, краевед:

— Основная проблема сохранения петербургских мостовых состоит в том, что многих чиновников и нанятых ими подрядчиков пугает новый запрос от горожан — сохранять и восстанавливать исторические мостовые. Но сохранить историческое мощение — не такая трудная задача, как может показаться. Часто под слоем асфальта мостовая в хорошем состоянии. Что касается финансирования, то на первых проектах средства можно собрать краудфандингом, а в будущем муниципальным властям стоит учитывать возможность таких затрат.

А вот приспособление мостовой для пешеходов не было проблемой на всех адресах, где уже было найдено мощение. В одном случае уместно было организовать специальные дорожки из каменных плит, как это делали в дореволюционном Петербурге. В других — найденные участки мощения не пересекаются с пешеходными потоками.

Александр Кононов, заместитель председателя петербургского отделения ВООПИиК, кандидат исторических наук:

— Находки исторического мощения будут продолжаться при работах по благоустройству, так как до революции большинство дворов центра города было замощено. Цельные участки мощения вызывают интерес у исследователей и любителей старины, так как эта часть исторической городской среды мало изучена. Никто не занимался этим достаточно систематически, материал разрознен. Как историк надеюсь, что кто-то из коллег более глубоко разработает эту тему, но для еë полноценного изучения нужно больше открывать участков исторического мощения. И ни в коем случае не разрушать их в ходе работ по благоустройству. А наиболее интересные — музеефицировать, чтобы в Петербурге эти фрагменты старины были доступны для обозрения.


Галина Артеменко, фото Маргарита Николаева
Источник: Новая газета в СПб
https://mr-7.ru/articles/235103/


Возврат к списку

Наверх