«Целесообразно хранить в спецхране»

«Целесообразно хранить в спецхране» 12.11.2018

Какой музей в Петербурге XIX века проработал всего десять лет, что стало с библиотеками Дидро и Вольтера и почему книги из царских коллекций рассеяны по всей России. «Фонтанка» побывала в Научной библиотеке Эрмитажа, недоступной обычным посетителям, и на подготовленный ею же временной выставке «Эрмитажная библиотека. Страницы истории новейшего времени 1918-2018 годов». Она открыта до 27 января 2019 года в Ротонде и Арапском зале Зимнего дворца.

В галерее Малого Эрмитажа, выходящей окнами на Висячий сад, есть белая дверь, мимо которой ежедневно проходят сотни посетителей. За ней расположена Научная библиотека.

Попасть в этот укромный мир, где спокойствие контрастирует с суетой в дворцовых анфиладах, могут не все. В библиотеке обслуживают только сотрудников музея, специалистов из других научных учреждений, пишущих труды на соответствующие темы, и студентов выпускных курсов по отношениям из вузов. Поэтому посетителей в читальном зале мало — за год в библиотеку ходит 3-4 тысячи человек (для сравнения: в Центральной городской публичной библиотеке им. В. В. Маяковского — 90 тысяч читателей).

Читатели, не работающие в Эрмитаже, проходят с улицы: на углу Миллионной и Шуваловского проезда есть неприметная дверь. Она открывается по звонку домофона, за ней — никаких парадных фойе и гардеробов: только пункт пропуска и небольшая вешалка, какая могла бы быть в обычной квартире. Посетители обслуживают себя сами.

Старинная металлическая лестница ведет в хранилища, расположенные на верхних этажах здания. Сейчас библиотека занимает построенный в 1765 году Юрием Фельтеном Южный павильон с видом на Миллионную улицу и Дворцовую площадь — пять этажей. Во времена Екатерины павильон был ниже, здесь жил Григорий Орлов (с покоями императрицы его соединяла галерея на втором этаже) и другие ее фавориты. В середине XIX века на втором этаже были обустроены покои наследника цесаревича Николая Александровича, старшего сына императора Александра II — спальня (сейчас это абонемент с каталогом библиотеки), гостиная (читальный зал) и кабинет (кабинет заведующего Научной библиотекой). Здесь же жили будущий император Александр III и великий князь Владимир Александрович (впоследствии для него был выстроен особняк, в котором ныне располагается Дом ученых).

«Днем рождения» Научной библиотеки Эрмитажа считают 27 июля 1762 года, когда Екатерина II подписала указ о назначении унтер-библиотекаря своей Собственной комнатной библиотеки. Императрица любила книги, приобретала целые собрания — в том числе французских философов Вольтера и Дидро — к году ее смерти коллекция достигла 40 тысяч книг. Но то была ее личная коллекция, которая формировалась на основании ее интересов и потребностей, – как публичная она не планировалась.

В дальнейшем такие же библиотеки стали собирать и другие члены императорской фамилии — это были интересные для них издания, а также преподнесенные им подарки. После смерти владельца такие библиотеки консервировались. Всего в начале ХХ века в Эрмитаже было 11 библиотек. Среди них — как на тот момент «действующие» (Николая II, Александры Федоровны, наследника), так и исторические, мемориальные (Николая I, сохранившаяся после пожара часть библиотеки Павла I, Александра II, Александра III, его супруги Марии Федоровны). Кроме того, так как Эрмитаж уже работал как музей, во дворце постоянно находились и сотрудники, которые пользовались небольшими подсобными библиотеками, сформировавшимися на отделениях.

В 1918 году «зимнедворские» библиотеки членов императорской фамилии были национализированы и решением ученого совета объединены между собой и с подсобными. А в 1924 году библиотека открылась на нынешнем месте.

Значительную часть коллекции эрмитажной библиотеки составляют книги, переданные из Центрального училища технического рисования барона Штиглица — 38 тысяч изданий. Порядка 80% книг эрмитажной библиотеки связаны с искусством (литературу по другим темам после революции 1917 года передавали в Публичную и другие библиотеки страны), но, кроме того, есть ряд книг, связанных с другими областями знаний, необходимых для научной деятельности Эрмитажа, например, археологией, нумизматикой, геральдикой. Также к Научной библиотеке относятся филиальные библиотеки Музея Императорского фарфорового завода и Меншиковского дворца. В библиотеке хранятся книги из собраний Дидро, Вольтера, графов Строгановых, Екатерины II, библиотека князя Алексея Лобанова-Ростовского, приобретенная после его смерти Николаем II, старопечатные кириллические издания… Сейчас в собрании около миллиона книг.

Библиотека в советские годы. Цензура

В советские годы Научная библиотека Эрмитажа, как и все другие в стране, подверглась идеологической чистке. Конкретные примеры «репрессированных» книг можно посмотреть прямо сейчас на выставке в Эрмитаже, на которой рассматривается множество и других интересных сюжетов из истории.

Из подвергшихся цензуре книг вырезали портреты опальных политических лидеров, вымарывали строки. Некоторые издания — включая такие безобидные, как каталог выставки Сальвадора Дали на шведском языке, — отправляли под замок.

«Книги поступали по книгообмену из стран Запада и сразу попадали в руки сотрудника Главного управления по делам литературы и издательств (Главлит), который просматривал их и принимал решение о помещении в специальное хранение (спецхран), — рассказывает заместитель заведующего библиотекой Ольга Зимина. — Марк Шагал, Сальвадор Дали, Пабло Пикассо — это были имена, запрещенные в 1950-1960-х годах. Такие книги находились под запретом до 1989 года — когда спецхран был ликвидирован. Доступ в спецхран был у заведующего библиотекой и у сотрудника, ответственного за это хранение».

При подготовке выставки сотрудники библиотеки просматривали публикации авторов, которые были репрессированы, и находили следы повреждений этих книг. Например, из книги к выставке художественных произведений Василия Сурикова была вырезана вступительная статья Владимира (Феодосия) Ивановича Невского (Кривобокова): в 1935 году автор был арестован и приговорен к пяти годам заключения, однако уже в 1937 году расстрелян (реабилитирован в 1955 году). А из первого тома комедий Аристофана было вымарано имя их переводчика и автора комментариев Адриана Пиотровского (пояснительные тексты — удалены): сам Пиотровский был арестован по ложному обвинению в шпионаже и расстрелян в 1937 году (реабилитирован в 1957-м).

Цензура касалась и периодической печати — во французском издании 1925 года «Ле Крапуилло: искусство, письма, спектакли» была обнаружена записка, оставленная цензором. «В этом номере журнала на стр. 4 напечатано сообщение о выходе книги М. Горького «Ленин и русские крестьяне», — сказано в ней. — Это сообщение сформулировано весьма двусмысленно, почему целесообразно этот выпуск хранить в спецхране».

Память о спецхране дошла и до молодых сотрудников — так по привычке называют его бывшее помещение, в котором теперь стоит ксерокс.

Неудавшийся проект: Музей книги

Во времена правления Николая I, одновременно со строительством Нового Эрмитажа, на базе библиотеки пытались создать Музей книги.

«Библиотека к тому времени была собрана разнообразная по своему содержанию и составу, в ней было много уникальных экземпляров, но для музея всё же не хватало, и много книг забрали из Императорской Публичной библиотеки, — рассказывает заведующий библиотекой Евгений Платонов. — Музей книги открылся в 1850-х годах, просуществовал десять лет — до 1861 года. А при Александре II было решено, что такое образование в составе императорского музея не нужно, и поэтому книги передали обратно в Публичную библиотеку. А из оставшихся сформировали небольшие филиальные библиотеки. Значительное количество книг, включая большую часть библиотеки Екатерины II, ушли в Публичную библиотеку. Флориан Жиль, заведующий Первым отделением, куда входила библиотека, не смог этого не пережить — он подал в отставку, уехал и покончил с собой».

Что интересного внутри?

Мебель в залах библиотеки — историческая: книги хранятся в музейных шкафах конца XVIII — начала XX веков, во многих сохранились даже аутентичные стекла. А в кабинете заведующего библиотекой стоят английские часы — ровесники Петербурга. Как и все часы в Эрмитаже, они идут, и каждую среду их заводит Михаил Гурьев, заведующий лабораторией научной реставрации часов и музыкальных механизмов.

Оцифровка собрания постепенно ведется — всего отсканировано уже свыше 20 тысяч книг, также в электронном доступе для сотрудников музея есть «Эрмитажиана» — книги по истории музея и его коллекций, а также справочники — как самые часто используемые. Речи об обмене информацией с другими библиотеками — в плане повторного сканирования изданий, которые ранее уже были оцифрованы коллегами, — идти не может:

«Нет двух одинаковых книг, особенно если мы говорим о книгах старых, — объясняет Евгений Платонов. — У каждой — своя история, свои экслибрисы, свои надписи, часто книги серьезно изменялись владельцами, туда вклеивались рукописи, изображения, гравюры, менялись переплеты, — поэтому найти две одинаковые старые книги невозможно».

Несколько необычных книг в собрании Научной библиотеки Эрмитажа:

1. Подписной переплет Карла Лемана 1830-х годов, подарок прусского короля Фридриха Вильгельма III Василию Жуковскому, затем передаренный им великому князю Александру Николаевичу (будущий император Александр II). Содержит четыре рукописных строки наставлений Жуковского своему воспитаннику.

2. Православное учение Платона (Левшина) 1765 года — личный экземпляр цесаревича Павла Петровича, с записями обоих. На полях видны даты, в которые ученик проходил с учителем тот или иной материал. Экзамен был в 1765 году сентября 12 дня в присутствии Ея Императорского Величества — зафиксировано в книге.

3. Роспись чиновников царства польского на 1866 год, переплетенная в зеленый бархат с государственным гербом на верхней крышке, тисненым позолоченным обрезом с монограммой Александра II.

4. Записки Екатерины II (1782).

5. Романсы Петра Чайковского с посвящением Ее Императорскому величеству Государыне императрице Марии Федоровне (1886), написанным от руки.

6. Книга об истории эмальерного искусства середины XIX века, подаренная одному из родственников императорской фамилии — герцогу Николаю Лейхтенбергскому. В книге сделана эмалевая вставка, присутствует дарственная надпись автора, адресованная герцогу.

7. Трактат Цицерона О дружбе. Германия, XI век. Из коллекции Голицынского музея.

8. Меню обеда по случаю коронации Николая II, происходившего в 1896 году в Москве, иллюстрированное Виктором Васнецовым.

Алина Циопа, «Фонтанка.ру»

https://calendar.fontanka.ru/articles/7331/


Возврат к списку

Наверх