Уголовная история Русского музея

Уголовная история Русского музея 08.10.2018

    Когда в ранее опубликованных статьях я писал о предполагаемых разрушениях, которым должен подвергнуться Михайловский дворец вследствие варварской реконструкции, я и предположить не мог, что на самом деле повреждения памятника культуры намечены гораздо более существенные.

Сейчас уже можно говорить о планомерной подготовке руководства Русского музея с ведома уполномоченного органа охраны – КГИОПа – не просто к многочисленным проломам капитальных стен, демонтажу кровли, радикальной перепланировке внутреннего пространства, катастрофичной для парадной анфилады обоих этажей и размещенной там экспозиции, которым намечено подвергнуть несчастный Михайловский дворец ради освоения 20 млн долларов. Формально речь идет об одном из двух внутренних дворов, западном, который называется Сервизным, но это формально. Но на самом деле переделка и строительные работы охватывают не только двор, но и сам дворец, практически всю его западную часть от кровли до подвала.

Это стало ясно только после того, как удалось изучить как проект капитального строительства и перестройки дворца, так и предмет охраны, который утвердил КГИОП, сформировав его явно «под заказ». Все это очевидным образом нарушает федеральное охранное законодательство, на которое наплевали смачно и в ожидании больших барышей.

    Секретный проект

Получить оказалось непросто. Я уже писал, что и.о. председателя КГИОПа А.Г. Леонтьев меня обманул, отправив за проектом в архивное подразделение КГИОПа, которое оказалось на ремонте до декабря 2018 г. Проект соответственно оказался категорически недоступным. При этом ни на один из моих конкретных вопросов Леонтьев в письме не ответил.

Мне отказали, однако депутату ЗакСа Борису Вишневскому отказать не решились. И вместе с сотрудницей Русского музея Ириной Шалиной он прибыл в КГИОП 7 сентября 2018 г. и получил доступ к Проектной документации по сохранению объекта культурного наследия (приспособления для современного использования) «Реконструкция внутренних дворов Михайловского дворца» (далее – Проект), согласованной КГИОПом более года назад – 15 сентября 2017 г.

В течение целого года Русский музей в лице директора В. Гусева и его заместителя В. Баженова (согласовавшего Проект от имени ГРМ как заказчика) и КГИОПа ни разу не обмолвились даже о существовании Проекта и тем более о его согласовании. Секретность была настолько тщательной, что даже члены Совета по сохранению культурного наследия при Правительстве Санкт-Петербурга о нем не знали, будучи уверенными, что их решения выполняются.

Не вдаваясь пока в подробности, отмечу, что Совет заседал дважды, 14.11.2016 и 20.03.2017, и оба раза своими решениями запретил создание в Сервизном дворе междуэтажных перекрытий. Несмотря на это, проектом предусмотрено строительство двух междуэтажных перекрытий. Однако наглость руководства КГИОПа, согласовавшего проект, настолько велика, что в ответах Леонтьева и на запрос Вишневского, и в ответе мне дана ссылка на эти решения Совета, которые КГИОП тайно проигнорировал. И не только в части междуэтажных перекрытий.

    Тайны Сервизного двора

Несмотря на то что в названии Проекта указана только «реконструкция внутренних дворов» (на 1-м этапе имеется в виду Сервизный двор), строительные работы охватывают всю западную часть дворца.

Так, предусматривается демонтаж кровли всей западной части здания, включающий демонтаж кровельного оцинкованного железа на площади 530 кв. м и демонтаж обрешетки на площади 675 кв. м. Вместе со всей кровлей западной части дворца неизбежно будет демонтировано и историческое остекление над залами № 14 и 15, где висят «Последний день Помпеи», «Девятый вал» (сейчас его, кстати, на месте нет, он отправлен в Японию) и «Медный змий». Это означает, что залы будут закрыты, а экспозиция куда-то увезена. Уже идет речь о том, что у «Последнего дня Помпеи», когда его вынут из рамы и намотают на вал, красочный слой может осыпаться.

Я специально заостряю на этом внимание, поскольку в приказе В. Гусева от 09.08.2018 № 328, которым был утвержден Календарный график поэтапного проведения подготовительных и основных мероприятий по передислокации музейных предметов, шла речь только о залах с 30 по 36. На самом деле это еще не все залы парадной анфилады, которые будут закрыты, чтобы в них начались капитальные переделки. Закроют также залы 12, 14, 15, 16, а также, очевидно, и зал 13.

То есть новую остекленную кровлю планируют сделать сразу и над западной частью дворца, и над Сервизным двором. Планируются также демонтаж кирпичных труб общей массой 203 тонны, разборка кирпичной кладки в оконных проемах, выходящих в Сервизный двор, под новые двери с общей массой 21 тонна, разборка перекрытий помещений на 1-м этаже, которые сейчас занимает научная библиотека, разборка кирпичной кладки под новые двери, разборка кирпичной кладки в существующих проемах стен для прохода инвалидов в 25 местах (т.е. расширение дверных проемов), разборка гранитных плит в основании стилобата со стороны лицевого фасада, демонтаж 12-ти сделанных по проекту К. Росси монументальных гранитных ступеней, ведущих в пространство под стилобатом на уровень цокольного этажа.

Все названное – это подлинные исторические элементы здания Михайловского дворца, которые умышленно, «под заказ» строительства, не были включены в предмет охраны, утвержденный КГИОП 30.12.2016.

Входной блок для инвалидов. Проект предусматривает вход для инвалидов со стороны Главного (южного) фасада под стилобатом с его западной стороны. При этом будет уничтожена часть цокольных гранитных плит и 12 гранитных ступеней, что полностью изменит объемно-пространственный облик части парадного фасада, особенно если учесть установку здесь подъемника для инвалидов с самостоятельной кровлей. Также планируется расширение двух дверных проходов в капитальных исторических стенах на цокольном этаже под гранитным стилобатом для проезда инвалидных колясок.

Лифт. Непосредственно к Сервизному двору относится лифт со стороны западной стены двора. Потрясает его грузоподъемность – 2500 кг, т.е. он рассчитан на перемещение 30 человек одновременно, кабина имеет размеры 3,0 х 3,6 м. Направляющие рельсы лифта и лифтовая шахта крепятся с одной стороны к конструкции, наглухо прикрепленной к западной стене, за которой находится зал № 15 основной экспозиции, с другой стороны – к металлическим колоннам. Естественно, что крепление к исторической кирпичной стене приведет к ее механическому повреждению.

На уровне цокольного этажа во дворе предполагается сделать 2 новых дверных проема в восточной стене здания Михайловского дворца, для чего хотят разобрать историческую кирпичную кладку под двумя оконными проемами, чтобы превратить их в двери.

Междуэтажное перекрытие 1. На уровне 1-го этажа в Сервизном дворе предполагается создание междуэтажного перекрытия, опирающегося на колонны и балки, которые в свою очередь опираются на исторические кирпичные стены Михайловского дворца. В местах крепления балок стены будут повреждены.

Естественно, что междуэтажное перекрытие необходимо связать с внутренними помещениями Михайловского дворца, иначе оно лишено смысла. Предполагается сделать 3 дверных проема в исторических стенах. На западной стене под оконным проемом разбирается историческая кирпичная кладка, в результате окно превращается в дверь, которая ведет в помещения нынешних бронекладовых с дальнейшим выходом в зал № 35 основной экспозиционной анфилады 1-го этажа. На восточной стене на уровне 1-го этажа под двумя оконными проемами разбирается историческая кирпичная кладка, в результате два окна превращаются в двери, которые ведут в помещения ныне существующей научной библиотеки – в читальный зал и в отдел редкой книги.

Переделки во внутренних помещениях дворца на 1-м этаже. В центре восточной стены зала № 35 будет пробит дверной проем и сделан служебный выход для инвалидов; новая дверь появится в арке сквозного прохода в зал № 34, а также вместо существующего сейчас окна в зале № 35 планируется сделать эвакуационную дверь, ведущую в Михайловский сад. В результате зал № 35 из экспозиционного будет превращен в служебное вспомогательное помещение, а дворцовый интерьер – бывший салон великой княгини Екатерины Михайловны с лепным плафоном в стиле готики – будет полностью испорчен переделками. К тому же зал № 35 окажется тупиковым, круговой обход 1-го этажа по парадной анфиладе залов станет невозможным.

С восточной стороны Сервизного двора в окнах будут созданы новые входы в читальный зал и в отдел редкой книги. В отделе редкой книги предполагается сделать три туалета: мужской, женский и для инвалидов. Превращение помещений научной библиотеки в сортир особенно выразительно характеризует уровень культуры заказчика проекта – Русского музея в лице его руководства (Гусев, Баженов). Причем надо помнить, что библиотека находится здесь с 1915 г., что она обладает антикварной библиотечной мебелью и содержит более 190 000 единиц хранения. Однако сейчас выяснилось, что ее вообще девать некуда, а администрации ГРМ она просто не нужна! Нужен сортир!

Наконец, предполагается сделать пролом в исторической капитальной стене зала № 33 и установить дверь, ведущую из помещения научной библиотеки (пом. 106) в зал № 33; вторая дверь из помещения научной библиотеки через пролом в капитальной стене приведет в зал № 31.

Междуэтажное перекрытие 2. Здесь применена хитрость. Перекрытие составлено из 3-х галерей, которые крепятся к северной, западной и южной стенам на кронштейнах и дополнительно опираются на колонны.

Галерея на северной стене имеет железобетонное основание, ширина ее 2,9 м; галерея на западной стене, примыкающая к шахте лифта (в Проекте она именуется «лифтовым холлом»), имеет ширину 4,0 м; с южной стороны галерея выполнена из закаленного стекла, положенного на металлический каркас, ширина ее 2,7 м.

Три галереи в сумме фактически составляют второе междуэтажное перекрытие, но с «окном» 4,8 х 6,8 м (площадью 32,6 кв. м), перекрываемым в случае необходимости экраном-шторой. С учетом площади двора 10 х 14 м, «окно» составляет 23% этой площади. Крепление кронштейнов и прочей арматуры перекрытия, составленного из трех галерей, к историческим стенам Михайловского дворца приведет к их повреждению.

На уровне 2-го этажа будут пробиты двери в исторических стенах Михайловского дворца: на северной стене проломают капитальную стену, и новая дверь будет вести в зал № 12 основной экспозиционной анфилады 2-го этажа, сохранивший первоначальный интерьер К. Росси, причем зал перестанет быть экспозиционным; с галереи на западной стене выход предполагается организовать через новую дверь, для создания которой предполагается использовать крайнее окно справа; его верхняя часть будет заложена кирпичами, в нижней части кирпичная кладка будет, наоборот, разобрана.

Переделки во внутренних помещениях дворца на 2-м этаже. Новая дверь на западной стене приведет в помещение нынешнего сектора химико-биологических исследований, в южной стене которого будет сделан пролом и создана новая дверь на северной стороне зала № 16 (Голубой зал, сохранивший первоначальный интерьер К. Росси, ныне зал Сильвестра Щедрина), который, видимо, также перестанет быть экспозиционным.

Третий этаж. На высоте 14,5 м предполагается сделать дверной проем на южной стене здания. Для этого будет использовано большое окно существующей реставрационной мастерской темперной живописи; левая часть окна и верх будут заложены кирпичом, а в нижней части кирпичная кладка разобрана. Из этого помещения по двум одномаршевым лестницам можно будет выйти на уровне мансардного этажа в новую мастерскую темперной живописи, находящуюся на высоте 19,5 м.

В итоге будет изменен облик всех фасадов, выходящих во двор. Кроме того, предполагается проломать стены и создать новые дверные проемы в залах 12, 16, 31, 33 и 35, вследствие чего будут повреждены исторически сформировавшиеся интерьеры этих залов. А сами залы – все или некоторые – будут исключены из экспозиционного пространства, которое в итоге уменьшится. Что будет с научной библиотекой – и думать страшно.

Зал № 35 и эвакуационная лестница. Предполагается устройство чугунной эвакуационной лестницы на западном фасаде дворца, ведущей из Михайловского сада в зал № 35 основной экспозиции, с использованием оконного проема в качестве входной двери. Для этого планируется превратить оригинальное окно зала парадной анфилады с оконной рамой 1898 г. в новую входную дверь. Причем эвакуационную лестницу предполагается подвести на уровень подоконника, а внутри зала № 35 сделать еще пятиступенчатую чугунную лестницу (трап) для спуска с уровня подоконника до уровня пола. Вряд ли можно признать такое устройство для эвакуации удобным и безопасным.

Установка чугунной эвакуационной лестницы на западном фасаде Михайловского дворца приведет к существенному искажению первоначального архитектурного решения К. Росси. Причем основанием для устройства эвакуационной лестницы через окно зала № 35, превращаемое в дверь, является ложный тезис об отсутствии запасных выходов из здания Михайловского дворца.

На самом деле со стороны южного фасада (обращенного к пл. Искусств) имеется главный вход-выход на уровне 1-го этажа (через пандусы), а также четыре входа/выхода на уровне цокольного этажа: два слева и справа от пандуса и еще два по сторонам стилобата; со стороны северного (садового) фасада на уровне 1-го этажа имеется выход через садовый вестибюль, на уровне цокольного этажа – два входа-выхода слева и справа от стилобата центрального ризалита; со стороны западного фасада вход-выход из цокольного этажа прямо под залом № 35; из галереи, ведущей из Михайловского дворца в корпус Бенуа вход-выход в Михайловский сад на уровне 1-го этажа.

Таким образом, в здании Михайловского дворца сейчас имеется 10 входов-выходов. И нужен еще один, причем совершенно нелепый?

    Сохранение или уничтожение?

Напомню, что согласно п. 1 ст. 5.1 Федерального закона от 25.06.2002 N 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия народов РФ», на территории памятника или ансамбля запрещаются увеличение объемно-пространственных характеристик существующих на территории памятника или ансамбля объектов капитального строительства, а также проведение строительных работ, за исключением работ по сохранению объекта культурного наследия.

Очевидно, что описанное выше надругательство, искажение подлинного исторического облика, кардинальная переделка внутренней планировки (влекущая изменение всей экскурсионной логистики) кощунственно именовать работами «по сохранению объекта культурного наследия или его отдельных элементов». Это именно запрещенные строительные работы, которые уничтожат подлинный исторический вид памятника культуры.

Напомню что статус объекта культурного наследия федерального значения, притом особо ценного, был присвоен Михайловскому дворцу постановлением Совета министров РСФСР от 30.08.1960 № 1327 и указами Президента РФ от 27.03.1992 № 558 и 20.02.1995 № 176. И сохранять объект государство обязано именно в том виде, в каком он был взят под охрану.

В Проекте указано, что работы, предполагаемые для проведения на объекте, классифицируются по ст. 44 Федерального закона № 73-ФЗ как работы по приспособлению объекта культурного наследия для современного использования с элементами реставрации. Однако приспособление не может противоречить п.1 ст. 5.1 73-ФЗ, а если такое противоречие возникает, то работы по такому Проекту должны быть запрещены, а согласование КГИОП отменено.

Перестраивание неизбежно повлечет повреждение объекта, которое может квалифицироваться по ч. 2 ст. 243 Уголовного кодекса РФ, которая предусматривает наказание в виде штрафа в размере до пяти миллионов рублей, либо лишением свободы на срок до шести лет.

Как видно из содержания ст. 243 УК РФ, уничтожение либо повреждение особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации должны квалифицироваться как тяжкое преступление. Таким образом, речь идет о том, что руководство ГРМ предполагает совершить тяжкое уголовное преступление.

Целью противозаконного капитального строительства в Сервизном дворе и Михайловском дворце, как было изначально заявлено администрацией Русского музея, является устройство зала на 84 места для проведения конференций И создание лифта для людей с ограниченными возможностями.

Однако, во-первых, ГРМ уже располагает двумя подъемными устройствами для инвалидов в Михайловском дворце. Во-вторых, ГРМ располагает двумя залами, используемыми для конференций в Михайловском замке (филиале Русского музея) и Михайловском дворце. Кроме того, в Мраморном дворце (филиале Русского музея) есть два конференц-зала: большой – площадью 360 кв. м на 300 человек, и второй – площадью 168 кв. м на 100 человек. Причем оба зала предлагаются для сдачи в аренду компанией «Ева», специализирующейся в сфере организации корпоративных мероприятий. Наконец, используемый для проведения конференций Зеркальный зал есть в Строгановском дворце (филиале Русского музея).

Таким образом, при наличии двух подъемных устройств в Михайловском дворце и пяти залов для проведения конференций и прочих культурно-массовых мероприятий в ГРМ аргументировать проведение незаконного капитального строительства отсутствием подъемных устройств для инвалидов и отсутствием конференц-залов – значит нагло лгать.

20 миллионов долларов – вот цель и исчерпывающее объяснение этой переделки уникального памятника культуры, сохранившего с начала ХХ века свой подлинный исторический облик. Не исключено также, что при таком мощном выселении экспозиции и фондохранилищ имеется в виду сдача части помещений дворца под офисы. Во всяком случае нелепый отдельный вход через лестницу на западном фасаде наводит именно на такую мысль.

    Предмет охраны «под заказ»

Еще до того как КГИОП 15.09.2017 согласовал проект, был утвержден предмет охраны Михайловского дворца. Это было сделано распоряжением КГИОПа от 30.12.2016 № 10-728.

Нетрудно увидеть следы умышленной редукции предмета охраны. Очевидной и главной жертвой стали подлинные капитальные стены Михайловского дворца, в том числе внутренние капитальные стены залов 12, 16, 31, 33, 35. Другая жертва – подлинные фасады двух световых внутренних дворов: Сервизного и Церковного.

Так, охраняются только два (по одному на каждый двор) исторических дверных (существующих) проема. В Сервизном (западном) дворе – на южной стене (хотя на самом деле там расположены две родные двери). Охраняются их местоположение и габариты. При этом почему-то местоположение, конфигурация и габариты оконных проемов из предмета охраны исключены, хотя по времени своего создания, «историчности» и художественной ценности они ничем не отличаются от исторических дверных проемов. Это уже полный абсурд.

Аналогично на западном фасаде охраняются только материал и характер отделки – окрашенная штукатурка, а общий вид фасада в Предмет охраны не вошел, что и позволило придумать лестницу, ведущую прямо в окно, словно это обычное здание, в первом этаже которого решили устроить магазин.

Проектом предполагается устройство входа для инвалидов через существующий вход с западной боковой стороны стилобата на Главной (южной) стороне фасада, для чего должно быть установлено подъемное устройство, с помощью которого инвалида можно опустить с уровня земли до уровня цокольного этажа. При этом разбираются 12 исторических, спроектированных К. Росси монументальных гранитных ступеней. Эти 12 исторических гранитных ступеней умышленно исключены из Предмета охраны.

В Предмет охраны также умышленно не включены подлинные капитальные стены в пространстве под стилобатом на уровне цокольного этажа, которые согласно проекту подлежат частичной разборке для расширения проходов.

    КГИОП против КГИОПа

Как отмечено в пояснительной записке к Проекту, «принятые проектные решения не нарушают утвержденные предметы охраны памятника». Однако это не так. Проектные предложения, согласованные КГИОПом, противоречат даже редуцированному предмету охраны, утвержденному КГИОПом: очевидно, что правая рука, согласовавшая 15.09.2017 Проект, не знала и не желала знать, что утвердила левая 30.12.2016.

Так, в предмет охраны входят местоположение и конфигурация в плане двух внутренних (световых) дворов – Сервизного и Церковного. В тексте слово «световых» введено специально, чтобы подчеркнуть функцию этих дворов, за два века не утраченную.

Однако превращение светового Сервизного двора во внутреннюю часть здания Михайловского дворца путем создания общей с дворцом кровли и двух междуэтажных перекрытий, соединенных со зданием дворца многочисленными проходами через проломы подлинных исторических стен, ликвидирует не только входящую в предмет охраны световую функцию, но еще и ликвидирует сам двор как свободное, ничем не застроенное пространство определенной площади и имеющее высоту от цокольного этажа до кровли.

Разрушениям и повреждениям, которым предполагается подвергнуть Михайловский дворец, в частности проломы в стенах для создания новых дверей, противоречат записи в предмете охраны, согласно которой в предмет охраны входят «исторические (XIX века) наружные и внутренние стены». Тем не менее в залы 12, 16, 31, 33, 35 Проектом предполагается проломать именно исторические (XIX века) наружные и внутренние стены для создания дверных проемов.

Превращение зала № 35 в тупиковый и вследствие этого ликвидация кругового обхода экспозиции по парадной анфиладе 1-го этажа Михайловского дворца противоречит пункту Предмета охраны о том, что сохраняется «анфиладная планировка бывших парадных помещений бельэтажа». Бельэтажем ранее назывался нынешний первый этаж здания Михайловского дворца.

Пролому стены для создания нового дверного проема в зал № 12 противоречит пункт Предмета охраны, согласно которому предметом охраны в этом зале являются пять входных проемов, из которых два заложены (в этом качестве и охраняются). Созданию нового дверного проема в западной стене зала № 12 противоречит запись в Предмете охраны, согласно которой охраняется существующее ныне архитектурно-художественное оформление зала в приемах зрелого классицизма. Классицизм подразумевает строгую симметрию, в которой и выдержан зал, имеющий сейчас два входных проема. Создание третьего дверного проема нарушит симметрию и входящее в предмет охраны оформление в приемах зрелого классицизма. То же самое относится к пролому стены зала № 16 .

Наконец, установка над Сервизным двором зенитного фонаря площадью 119,6 кв. м противоречит записи в Предмете охраны, согласно которой охраняются «исторические конфигурации и габариты крыш, включая высотные отметки коньков». Перекрытие Сервизного двора стеклянной кровлей изменит историческую конфигурацию крыши Михайловского дворца, тем более что в Проекте отмечено, что «в ходе проведения работ по приспособлению претерпевает изменение вид здания сверху за счет устройства стеклянного пирамидального покрытия внутреннего двора».

Проектом предусматривается разборка перекрытий помещений на 1-м этаже, которые сейчас занимает научная библиотека. Однако все помещения библиотеки имеют своды, которые указаны в Предмете охраны как охраняемые предметы.

В Предмет охраны входит облицовка цоколя гранитным камнем в три ряда. Однако проект предполагает существующий вход расширить путем разборки гранитных плит из облицовки цоколя (площадь разборки 2,7 кв. м) для установки подъемного устройства. Однако указано, что охраняются исторические входы – их исторические местоположение, конфигурация и габариты. А расширение существующего исторического входа с западной стороны стилобата и возведение кровли над подъемником для инвалидов изменит и конфигурацию, и габариты исторического входа.

Наконец, в предмет охраны входит фермовая конструкция светового фонаря с юго-западной, западной и северо-западной сторон западного крыла – клепаные балки и опоры. Это фонарь над залами 14 и 15. В то же время Проектом предполагается демонтаж зенитного фонаря в западной части Михайловского дворца и его металлоконструкций, вследствие чего снова возникает противоречие между Проектом и Предметом охраны, т.е. Проект прямо предусматривает уничтожение элемента Предмета охраны.

    Палачи красоты

Пролетарский поэт В. Кириллов писал в 1917 г. в стихотворении «Мы»: «…Пусть кричат нам: “Вы палачи красоты”, / Во имя нашего Завтра – сожжем Рафаэля, / Разрушим музеи, растопчем искусства цветы».

Сегодня «палачами красоты» оказались руководство Русского музея, выступившего заказчиком проекта (в лице директора В. Гусева и заместителя директора В. Баженова) и КГИОП, согласовавший противозаконный Проект (в лице первого заместителя председателя А. Леонтьева). Кстати, действиями Гусева для проверки доводов о возможном совершении преступлений по ч. 2 ст. 243, ч. 1 ст. 285, ст. 293 прокуратура уже поручила заняться Следственному отделу по Центральному району ГСУ СК РФ по СПб и Следственному управлению УМВД РФ по Центральному району СПб (письмо из прокуратуры СПб от 18.09.2018 № 7-2773-2017).

Но есть еще один персонаж, о котором нельзя не упомянуть в этой уголовной связи. У истоков всего безумия стоит осужденный преступник Г. Пирумов, бывший заместитель министра культуры. Потому что задание на проектирование перестройки Михайловского дворца, заведомо незаконное, 12 марта 2014 года согласовал именно он, зам. министра культуры РФ Г. Пирумов, и тут же радостно утвердил директор ГРМ В. Гусев.

А ровно через год Пирумов был уже арестован, вскоре осужден за хищения, потом досрочно вышел на свободу, но 17 мая 2018 г. снова был задержан – уже в связи с воровством денег, выделенных на строительство комплекса зданий Эрмитажа. Сейчас этот рецидивист сидит в тюрьме, идет следствие…

И вот парадокс – впрочем, в наших условиях мнимый. Задание, благодаря уголовнику давшее в марте 2014 г. старт перестройке Михайловского дворца, продолжает работать: с одной стороны, на уничтожение, с другой стороны, на обогащение. Пирумов сидит в тюрьме, а дело Пирумова живет, и я не удивлюсь, что в итоге уголовник еще окажется бенефициаром «стройки века», если ее удастся осуществить вопреки федеральному закону № 73-ФЗ и здравому смыслу.

Михаил Золотоносов

http://gorod-812.ru/ugolovnaya-istoriya-russkogo-muzeya/


Возврат к списку

Наверх