В БДТ появилась скульптура Александра Блока

В БДТ появилась скульптура Александра Блока 17.02.2020

В БДТ появилась скульптура Александра Блока. Портрет первого художественного руководителя театра открыли 15 февраля артисты Нина Усатова и Геннадий Блинов. Изображение разместилось в большом «зрительском» фойе на основной сцене на набережной Фонтанки.

Как подчеркнул художественный руководитель БДТ Андрей Могучий, открытие скульптуры — восстановление справедливости: «Блок мечтал о новом театре. Он мечтал о сцене, которая не будет терпеть художественных компромиссов, будет преобразовывать действительность. Он пришел сюда как поэт, как воин красоты — с великими идеями. <…> Блок дал ключи нам всем от театра, театра будущего, театра мечты».

Бронзовую скульптуру создал заслуженный художник России Евгений Ротанов. Он всю жизнь размышляет об образе Блока, работая над портретными изображениями поэта в скульптуре и графике. Особенно важна для Ротанова идея «вписать» театральную маску в интерьер БДТ. И наклон головы, и прикрытые веки, и чуть бликующая на свету поверхность создают противоречивое настроение — Блок одновременно предстает как печальная, трагическая и светлая, умиротворенная фигура. Деревянный постамент для скульптуры придумал главный архитектор бюро «Студия 44» Иван Кожин, вдохновившийся стилем конструктивизма.

К открытию скульптуры в театре приурочили презентацию книги Сергея Радлова «БДТ в 1920-е: Игра. Судьба. Контекст», а на выставке в Фанерном театре представили и другие работы Евгения Ротанова, выполненные в камне и в бронзе.

_49A4466.jpg

Александр Блок — один из основателей БДТ. В 1919 – 1921 годах он занимал должность председателя Директории, помогал формировать репертуар, писал рецензии на пьесы, следил за репетициями, выступал перед зрителями и труппой с лекциями о театре. Блок считал, что Большой драматический должен превратиться в «театр великих слез и великого смеха», а самого поэта называли «совестью Большого Драматического».

Элина Никульшина, специально для «Фонтанки.ру»

https://calendar.fontanka.ru/articles/9252/


«Сижу как-то и ем куриный бульон». «Кинетическое искусство» в «Манеже» как выставочный хит сезона

Выставка, открывшаяся в «Манеже» — одно из самых впечатляющих и заметных событий культурной жизни в Петербурге последнего времени. Директор Павел Пригара на вернисаже не зря назвал ее «исследованием» и похвалился, что «Манеж» «теперь может себе такое позволить». Настолько фундаментального исследования феномена, практически наглядной диссертации по истории кинетизма Петербург еще не видел.

Кинетическое искусство — то, которое обыгрывает эффекты движения частей экспонатов. Рассказ об его природе а Россию обычно начинают с 1920-х, но выставка в Манеже впервые показала, каким мощным это явление стало в СССР во второй половине ХХ века.

«Отроком во Вселенной» посетитель себя чувствует прямо от входа — где на него «смотрят» гигантские вращающиеся конструкции, а слух атакуют звуки, словно взятые из фантастических фильмов. Пространство поделено горизонтально: нижний уровень посвящен визуальным экспериментам, верхний — синестетическим (это когда люди «видят», например, каждую ноту в определенном цвете) и интерактивным экспонатам. Ощущения, что находишься неком НИИ, где ученые приближают мир к светлому будущему, добавляет одежда и выбор смотрительниц: привычных в «Манеже» юных практиканток сменили опытные дамы в белых халатах, как у Любови Орловой в роли ведущей сотрудницы Института Солнца из фильма «Весна».

Как в хорошей диссертации, авторы выставки (основной куратор — Юлия Аксенова) подробно рассказывают историю вопроса. Начинают с Михаила Матюшина и его «Цветовых таблиц» 1932 года — листов с яркими геометрическими фигурами контрастных расцветок. Раньше одним блоком они никогда не выставлялись — по словам куратора. Произведения дополняют цитаты авторов, которые помогают понять, что именно те искали.

«Я учусь воспринимать по-новому, для этого я смотрю вширь, — в частности, писал Матюшин. — Можно любой феномен наблюдать во всей полноте его движения: вперед, назад и вбок».

fBfEAmafYDw.jpg

Есть пространственные произведения, как бы сейчас сказали, 3D — например, работа Александра Лаврентьева «Представление света. Мобиль с подвешенными линзами» (уже нашего времени, 1989 года): разноцветные стекла, подвешенные на цепочку, отбрасывают тень и складываются в абстрактную картину, которая меняется от движения воздуха. Тут же рядом реконструированная «Звездная азбука» Велимира Хлебникова в виде кубиков из картона.

«Для нас кинетическое искусство не было сосредоточено на движении как принципе функционирования произведений, — поясняет куратор выставки. — Вы не так много увидите действительно движущихся вещей и интерактивных: для нас было важным показать это явление в другом срезе. Очень много художников говорят о своем искусстве как о развитии идеи, трансформации произведения во времени, в пространстве, о каких-то метафизических концепциях развития этой темы».

Творческие поиски новых форм, — будь то аж «Проекты звездного неба» Франциско Инфанте-Арана, Башня Татлина, крылатый движущийся объект «Подъемная сила» Владимира Мартиросова, вращающиеся диски Вячеслава Колейчука, над которыми зрителю мерещатся геометрические фигуры из отражений света, — говорят об одном: предвкушении будущего, страхах и надеждах.

«Когда я начала этой темой заниматься, относилась к ней поверхностно: ну, кинетизм — просто одно из направлений в искусстве, — вспоминает куратор Юлия Аксенова. — Когда стала углубляться и общаться с коллегами — с Аней Колейчук (дочь художника стала куратором одного из направлений на выставке — Прим.ред.) и другими художниками, — то поняла, насколько эта проблема оказалась своевременной. Потому что эпохи вообще похожи: бурный рост технологий и принципов функционирования общества, производства и экономики, на почве чего возник кинетизм. И сегодня мы находимся на каком-то новом рывке. Все говорят о будущем уже в контексте искусственного интеллекта, этических проблем прежде всего, которые перед людьми стоят, и в этом смысле мне показалась очень интересной эта тема.

Наибольшим количеством интерактива снабжен второй этаж: там можно вспомнить спор о цвете платья на ходившей по интернету фотографии и «поймать» себя на том, что видишь на экране красную клубнику там, где ее нет — мозг просто помнит, что она красная, и «дорисовывает» цвет к изображению. Тут же зрителю предлагают прослушать речь в наушниках, а потом проделать то же самое, дополнительно читая по губам, — результат будет разным (эффект Макгёрка).

Среди представленных экспонатов — и музыкальные инструменты, вроде подготовленного фортепиано, и целый «кабинет Хармса» (мистификация), внутрь которого можно садиться и играть на металлических шпынечках и трубочках для вдохновения, и «звучащие лампочки» куратора этой части выставки Андрея Смирнова — наводя фотоприемники поочередно на каждую из них, посетитель слышит разную музыку. Большинство экспериментов, конечно, делалось для шалости. Как, например, телевизор, на который наложен экран с россыпью линз, увеличивающих скучные изображения советской реальности, делая персонажей на экранах — инопланетянами (идея Булата Галеева, 1990).

К слову, точно такой же экран с линзами вращается этажом ниже в инсталляции Вячеслава Колейчука «Сферы». Тот даже описывал, как этот объект родился: «Сижу как-то и ем куриный бульон. Задумчиво смотрю в тарелку, а там жиринки плавают и на дне тарелки что-то увеличивают, оптические эффекты производят. Э-э-э, думаю, хороший кинетический объект можно сделать».

Бродя среди лазерных лучей, теряясь в паутине которых, посетитель рождает музыку, пытаясь ли понять представить «партитуру» линий с завязанными глазами по звукам, или услышать перекличку вентиляторов, — ты мало-помалу, даже не пытаясь определить сути каждого экспоната, оказываешься вовлеченным в атмосферу предвкушения будущего и поиска выхода за границы познанного. Где-то даже начинаешь ностальгировать — когда, например, видишь смелые попытки оформления Ленинграда к 50-летию Октябрьской революции.

В итоге общее ощущение от выставки остается колоссальное, но очень многословное: явление показано в такой всеохватности и таким количеством экспонатов, что кажется, будто прочел энциклопедию от корки до корки. К счастью, до 29 марта у зрителей будет возможность возвращаться к понравившимся страницам.

Алина Циопа, «Фонтанка.ру»

https://calendar.fontanka.ru/articles/9249/


Возврат к списку

Наверх