В Петербурге возрождают музей древних рукописей

В Петербурге возрождают музей древних рукописей 25.03.2020

Когда-то в нашем городе действовал музей древних рукописей, созданный ученым Николаем Петровичем Лихачевым. Ныне значительная их часть хранится в архиве Санкт-Петербургского института истории РАН на Петрозаводской улице, что возле станции метро «Чкаловская». В том самом доме, который когда-то принадлежал Лихачеву и был построен специально для его коллекции. Наш собеседник — директор института доктор исторических наук Алексей СИРЕНОВ — считает, что сегодня пришло время возродить здесь традиции, существовавшие в петербургской науке в первые десятилетия ХХ века.

- Алексей Владимирович, рискну предположить, что на фоне Дмитрия Сергеевича Лихачева его однофамилец оказался несколько в тени...

- И совершенно незаслуженно! Академик Николай Петрович Лихачев был выдающимся нумизматом, генеалогом, источниковедом, а также одним из самых крупных в Европе коллекционеров памятников письменности. Практически на всех крупных антикварно-букинистических аукционах Европы у него были свои представители.

Здание на Петрозаводской построили в начале ХХ века специально для его собрания. Сохранились документы, в которых Лихачев указывал архитектору: сделать дом как можно менее выделяющимся, потому что в нем будут храниться ценные коллекции. И как можно более прочным. Здесь усиленные перекрытия, а число капитальных стен в несколько раз больше, чем в обычных жилых домах того времени. Этакая неприметная крепость...

Лихачев стремился к тому, чтобы в его коллекции были представлены разные страны, эпохи, культуры, чтобы документы можно было сравнивать, сопоставлять, причем не только по содержанию, но и по структуре и материалу. Условно говоря, положить рядом папскую буллу, жалованную грамоту московских князей, патент петровского времени и автограф Наполеона.

В отличие от многих других коллекционеров Лихачев был не прочь показать свою коллекцию публике. Его гостями были прежде всего коллеги - историки, филологи, литераторы, искусствоведы и даже поэты Серебряного века, они тоже дарили ему свои рукописи...

- Так было до революции. Потом ситуация изменилась?

- Весной 1918 года Лихачеву удалось добиться, чтобы его дом «как содержащий особо важные научные собрания, библиотеку и архив по истории и археологии» не подлежал реквизиции. Но это была не единственная опасность: дом почти не отапливался, коллекции страдали от сырости и мороза. Зимой 1921 года лопнули трубы водопровода, вода залила комнату с книгами XVIII века...

Несмотря ни на что, на базе своей коллекции Лихачев создал музей палеографии (так называется наука об изучении рукописей). С 1925 года он находился в ведении Академии наук, а сам Лихачев был назначен его директором. В путеводителях по Ленинграду того времени это учреждение числилось в списке городских музеев.

Однако в 1929-м Николай Петрович был репрессирован по «Академическому делу». Больше полутора лет он провел в заключении, затем был выслан в Астрахань.

Созданный им музей, переименованный в Институт истории книги, документа и письма, перевели отсюда в помещение библиотеки Академии наук. Будучи в ссылке Лихачев пытался спасти музей, но, когда в 1933 году ему разрешили вернуться в Ленинград, обнаружил дом на Петрозаводской пустым: его отдали под общежитие аспирантов, а коллекции, которые находились здесь, рассредоточили по учреждениям.

Сейчас фрагменты лихачевского музея находятся в Эрмитаже, Институте восточных рукописей, Государственном историческом музее; книги - в библиотеке Академии наук и ее отделах, в библиотеке Музея истории религии и других собраниях.

Только рукописи в 1967 году вернулись сюда, в родной дом на Петрозаводской, где и стали частью архива нашего института... Более 16 тысяч единиц хранения, от VII века нашей эры до конца ХХ века. Этот комплекс представляет одну из самых ценных в России и одну из самых заметных в мире коллекций подлинных документов. Такого нет больше ни в одном научном академическом учреждении России.

По старым фотографиям мы выяснили, в каких именно помещениях нашего здания находился музей палеографии. Моя мечта - воссоздать его в части помещений нашего дома на Петрозаводской, вернуть его городу, стране и миру. Ведь сохранились подлинные интерьеры, подлинная мебель и, самое главное, экспонаты. Мы даже знаем, что именно находилось в витринах. Например, в одной из них были подделки: Николай Лихачев специально собирал коллекцию фальсификатов. И она тоже сохранилась!..

- На ваш взгляд, кого привлечет этот музей?

- Николай Петрович считал, что его коллекция интересна каждому образованному человеку. Мы не придумываем ничего нового: мы просто возвращаем то наследие, которое, к счастью, не до конца потеряли.

Будет уделено здесь внимание и трагической судьбе самого Николая Петровича Лихачева... После возвращения из ссылки он с семьей ютился в комнатах третьего этажа, куда можно было попасть по черной лестнице. Бывший академик был лишен возможности заниматься научной работой. В 1936 году его не стало...

Сейчас мы в холле третьего этажа разместили стенды, посвященные Лихачеву и его коллекции. Решаем, как организовать экскурсии. Пока здание недоступно для широкой публики, выставочных залов здесь нет: все рукописи в специальных хранилищах. Наша задача - сделать наш институт еще одной точкой на культурной карте Петербурга.

Хорошим подспорьем служит то, что Министерство науки и высшего образования передало нашему институту флигель во дворе, построенный после войны, - там было книгохранилище. Пять лет он пустовал, поэтому нуждается в ремонте, но введение его в эксплуатацию даст нам возможность высвободить свободное место в «доме Лихачева» и вернуть музей на свое историческое место. Я прекрасно понимаю, что это план не на один и не на два года, но верю, что у нас получится...

Впрочем, воссоздание музея - только одна из задач. Не менее важно и изучение хранящихся у нас исторических источников. Ведь архивное собрание нашего института описано лишь частично. Сотни документов до сих пор не введены в научный оборот, никто даже не знает, что в них содержится.

Теперь у нас есть собственная лаборатория комплексного изучения рукописных памятников, которой прежде не было. Ее сотрудники - молодые ученые, вчерашние студенты и аспиранты. Ведь что касается средневековых рукописей, мы не можем зачастую сказать, где и когда они были созданы. Сегодня их датируют палеографическим методом, разработанным еще в конце XVII - начале XVIII века французским историком и филологом Бернаром Монфоконом. Затем российские историки и филологи приспособили этот метод для датировки славянских документов.

- В чем его суть?

- Сначала необходимо выявить рукописи, про которые точно известно, где и когда они были созданы. Затем сравнить начертания письма и определить, какой признак свойственен для того времени и места. Далее такие черты ищут в тех рукописях, когда не имеют датировки и локализации.

Этот метод имеет право на существование, но в нем очень много допущений. Писец мог научиться в одном месте и переехать в другое. Он мог научиться в юности и сохранить особенности своего почерка до старости...

Еще в XIX веке при участии Николая Петровича Лихачева был разработан четкий метод датировки бумаги по водяным знакам. А вот как датировать пергамент, мы не знаем до сих пор. В России же рукописи на бумажных носителях в массовом порядке появились только в XV веке: до этого - только на пергаменте.

Мы ставим перед нашей лабораторией задачу разрабатывать естественно-научные методы датировки и локализации рукописей. Это та идея, которую озвучивал в свое время Николай Петрович Лихачев...

Кстати, возвращаясь к его имени: мы решили ежегодно в апреле проводить научные чтения, посвященные его памяти. В этом году они состоятся впервые. Многолетний сотрудник нашего института известный византинист академик Игорь Павлович Медведев предложил учредить премию памяти Николая Петровича Лихачева - за научные труды в области источниковедения и вспомогательных исторических дисциплин.

Инициативу поддержало отделение историко-филологических наук РАН. Премию учредили два академических учреждения: Санкт-Петербургский институт истории и Институт археологии. Она будет вручаться в нашем городе раз в два года. Эта премия - наша дань памяти замечательному ученому-историку. Она должна поддержать традиции, которые были заложены трудами Николая Лихачева и остаются важными для исторической науки.

Сергей Глезеров

Фото: Ученый запечатлен в своем рабочем кабинете в доме на Петрозаводской улице. Фото начала ХХ века. Репродукция. ФОТО АВТОРА

https://spbvedomosti.ru/news/nasledie/v-peterburge-vozrozhdayut-muzey-drevnikh-rukopisey/


Со дна Финского залива в Кронштадте подняли исторические пушки

Они были похищены неизвестными в 2018 году из северной батареи №6.

dumbbell_2747841_1280.jpg

Напомним, неизвестные украли в 2018 году восемь стволов чугунных пушек с объекта культурного наследия Батарея северная №6. Семь из них были частью конструкции южной ограды внутреннего двора, а один пушечный ствол располагался на постаменте южного причала.

Как уточняют в пресс-службе ФГБУК «Агентство по управлению и использованию памятников истории и культуры», вес одной пушки - около четырех тонн. Никто не думал, что их попытаются похитить.

Было возбуждено уголовное дело. Почти через год четыре орудия нашли в промышленной зоне Кронштадта в районе КАД. Специалисты предположили, что остальные пушки находится на дне Финского залива, неподалеку от 6-й северной батареи. Накануне орудия достали из воды при содействии главного командования ВМФ Минобороны РФ.

https://spbvedomosti.ru/news/gorod/so-dna-finskogo-zaliva-v-kronshtadte-podnyali-istoricheskie-pushki/


Возврат к списку

Наверх