Живописцы двух императриц

Живописцы двух императриц 13.02.2020

В Михайловском замке Русский музей открыл выставку «Художники Бельские», приуроченную сразу к трем круглым датам - 300-летию со дня рождения Ивана Бельского, 290-летию со дня рождения его братьев Алексея и Ефима, 225-летию со дня смерти его сына Михаила.

Бывает так, что подготовительный эскиз оказывается ярче и выразительнее законченного полотна. Именно благодаря своей незавершенности, недосказанности, которая провоцирует воображение зрителя, приглашая его к сотворчеству. Эта выставка производит аналогичное впечатление. Она кажется наброском чего-то большего, скорее вопросом, чем ответом. И оттого побывать на ней особенно интересно.

Как рассказывает заведующий отделом живописи XVIII - XIX веков Русского музея Григорий Голдовский, проект сложился по счастливой случайности. Точнее, по целой цепочке таковых. Дело в том, что братья Бельские (Иван, Алексей и Ефим) редко подписывали свои картины. И часто работали вместе, командой. Являясь лучшими живописцами Конторы от строений Ее Императорского Величества домов и садов, они создавали дворцовые плафоны, настенные росписи, образа для церквей по заказам Елизаветы Петровны и Екатерины Великой. Впоследствии тем, кто изучал их творчество, далеко не всегда удавалось отличить произведение одного брата от творения другого.

В Русском музее вот уже несколько лет готовят к изданию очередной том генерального каталога, посвященный произведениям неизвестных художников (их в собрании - больше тысячи). За это время многие были заново исследованы и отреставрированы, в некоторых случаях удалось определить авторов. Например, до 2005 года работой неизвестного художника считалась картина «Взятие Богоматери на небо». Однако при ее реставрации были расчищены: подпись - Бельский и дата - 1779.

Полотно «Гатчинские (Орловские) ворота и Руина в Царском Селе» вызывало сомнения. С одной стороны, на обороте имелась надпись, свидетельствующая о том, что автор - Иван Бельский. С другой - исследователи склонялись к тому, что этот Бельский - вовсе не Иван Иванович. Но и художника-современника с таким же именем назвать не могли. В 2019 году подробное технологическое сравнение с известными работами Ивана Бельского подтвердило его авторство.

Так постепенно, экспонат за экспонатом собиралась эта выставка. К тому моменту, когда образовались сразу три круглые даты, музею уже было что показать. В залах Михайловского дворца представлено сейчас около 40 произведений живописи и графики из собраний Русского музея, Эрмитажа и Третьяковской галереи. В основном это работы Ивана и Алексея Бельских, есть одна картина их брата Ефима и несколько - Михаила, старшего сына Ивана.

Рядом с произведениями изобразительного искусства на стенах и в витринах размещены элементы дворцовых и храмовых интерьеров XVIII века - два брачных венца, архиерейские облачения, вырезанные из дерева позолоченные гирлянды цветов и листьев, фигурки путти... Их не так много, и это ни в коем случае не попытка воссоздания того или иного конкретного пространства. Это просто намек, подсказка кураторов зрителю. Желание вписать работы художников Бельских в атмосферу эпохи.

Впрочем, есть и экспонаты, которые заслуживают самого пристального внимания. Это, например, «Рождество Христово» - образ, написанный Иваном Бельским для церкви Рождества Христова на Песках, но при перестройке храма в середине XIX века переданный в Армянскую церковь. Именно оттуда в 1933 году он поступил в Русский музей. После того как реставраторы удалили с поверхности слои старого потемневшего лака, стало видно, насколько яркие, чистые краски использовал художник.

Хорош пейзаж с Руиной в Царском Селе - неожиданно трогательный в своей простоте и подробности. Симпатична серия панно, созданная Алексеем Бельским для Смольного института благородных девиц - очаровательные сценки с барышнями в форменных платьях и нравоучительными надписями на русском и французском языках («Не лги», «Не будь никогда праздна», «Не вреди никакому животному и не озлобляй его»).

Наконец, теплый, глубокий портрет композитора Дмитрия Бортнянского - работа Михаила Бельского, одно из самых замечательных произведений на выставке. И, пожалуй, ученический рисунок «Два натурщика», интересный тем, что на нем оставил автограф учитель Михаила - Антон Лосенко (чьи полотна занимают почетное место в постоянной экспозиции Русского музея).

К слову, имеет прямой смысл после Михайловского замка посетить Михайловский дворец. И обрадоваться тому, что каждая эпоха российской истории искусств богата не только хорошими мастерами (такими как братья Бельские), но и расширяющими границы талантами (такими как Иван Вишняков, Антон Лосенко, Дмитрий Левицкий).

Дина Гин

ФОТО Александра ДРОЗДОВА

https://spbvedomosti.ru/news/culture/zhivopistsy-dvukh-imperatrits-v-mikhaylovskom-zamke-otkrylas-vystavka-khudozhniki-belskie/


В Петербурге представили финальный том «Архитектуры Петербурга середины и второй половины XIX века»

В Доме архитектора состоялось представление финального, третьего, тома капитального труда Андрея Пунина «Архитектура Петербурга середины и второй половины XIX века». В этом томе, посвященном 1860 - 1890-м годам, 850 страниц и более тысячи иллюстраций.

Почти 40 лет назад Пунин выпустил первую популярную книгу по архитектуре эпохи эклектики, сразу ставшую настольной для краеведов и любителей петербургской архитектуры. Теперь «сюжет» вырос до объемного трехтомника. По словам автора, главный нерв архитектуры последних десятилетий XIX века - борьба украшательства и функциональности. Увлечение кариатидами и другим богатым декором вошло в противоречие с безопасностью и удобством пользования домами, особенно доходными. В конечном итоге это привело к закату эклектики.

Автор разделил том на два больших блока. Главы первого блока разделены по функционалу: промышленные здания, доходные дома, дворцы, общественные здания. Читатель узнает, что такое «шедовые кровли» и как они использованы в малярной мастерской Вагоностроительного завода (Московский проспект, 115), почему кирпичный стиль наилучшим образом отвечал промышленному буму в России. Как жадные капиталисты строили доходные дома-колодцы и как выглядит «холодильный шкафчик» во дворе дома № 23 по Миллионной улице.

Пунин подробно останавливается на городских особняках нового типа (современные адреса - улица Марата, 63, и улица Писарева, 12), где вместо неудобных анфилад созданы изолированные жилые пространства.

По нескольку страниц посвящены символу петербургской эклектики - зданию Музея училища барона Штиглица, а также Соляному городку. Последний сюжет актуален в связи с возвращением этого комплекса Музею обороны и блокады Ленинграда.

Второй раздел книги отдан разбору стилевых направлений поздней эклектики, в финальной главе «На пороге нового века» автор подробно пишет о творчестве архитектора Виктора Шретера и его доме № 112 по набережной реки Мойки, а также о строительстве Троицкого моста через Неву.

По словам архитектора Рафаэля Даянова, трехтомник Пунина важен не только с академической, но и с практической точки зрения. Архитектура Петербурга повернулась от модернизма к контекстности исторической среде, снова стала эклектичной.

Лев Березкин

https://spbvedomosti.ru/news/culture/v-peterburge-predstavili-finalnyy-tom-arkhitektury-peterburga-serediny-i-vtoroy-poloviny-xix-veka/


Возврат к списку

Наверх