Жюри потребовался глас народа

Жюри потребовался глас народа 11.09.2017

Жюри международного конкурса на разработку концепции Музея обороны и блокады Ленинграда отказалось назвать проект-победитель. Окончательный выбор предстоит сделать тем, кто пережил блокаду.

 

В День памяти жертв блокады в Петербурге подвели итоги международного архитектурно-градостроительного конкурса на проект Музея обороны и блокады. Однако окончательное решение жюри принять отказалось.

 

«Мы не имеем морального права вынести вердикт без учета мнения блокадников, которые еще живы», – заявил по этому поводу главный архитектор Петербурга Владимир Григорьев.

 

Напомним, в конкурсе участвовали мастерские Михаила Мамошина, Олега Романова, «Земцов, Кондиайн и партнеры», «А.Лен», «Студия-44»; московский проектный институт «Арена»; архитектурное бюро Томаса Херцога (Германия), «Лахдельма & Махламяки» (Финляндия) и «Снохетта» (Норвегия). Из девяти проектов, выставленных с 25 августа в Манеже Конюшенного ведомства, жюри выделило четыре наиболее достойных реализации. В их число вошли работы «Студии-44», мастерской Михаила Мамошина, АМ «Земцов, Кондиайн и партнеры» и финского бюро «Лахдельма & Махламяки». Далее Комитет по градостроительству и архитектуре намерен вместе с Советом ветеранов Петербурга организовать просмотр выставки для блокадников и голосование. Работа экспозиции официально продлена до 8 октября.

 

Поскольку люди старшего поколения нередко отвергают идеи, выраженные современным архитектурным языком, учитываться будут, по словам г-на Григорьева, только позитивные мнения. «Мы предлагаем выбрать проект, а не остановить строительство», – заметил он.

 

В отзывах, размещенных петербуржцами в Интернете, уже прозвучало, что ни один из представленных проектов не передает атмосферы блокадного города, поэтому опасения, что отвергнутыми окажутся все работы, не лишено оснований.

 

У горожан, кстати, уже была возможность проголосовать за понравившийся проект как непосредственно на выставке, так и на сайте КГА. Интересно, что из трех работ, представленных иностранными архитектурными бюро, отклик у публики получил только проект финнов. А в целом петербуржцы отдали явное предпочтение идеям земляков. В этом их поддержал член жюри, испанский архитектор Рикардо Бофилл.

 

«Перед нами – трагическая и эмоциональная тема, – заявил г-н Бофилл на итоговой пресс-конференции. – Я впечатлен высоким уровнем представленных проектов. Но есть очевидная разница в подходах у петербургских и приезжих авторов. У петербуржцев все идет из глубины души».

 

«Петербуржцы действительно представили очень приличные проекты, – заметил Никита Явейн, руководитель архитектурной мастерской «Студия-44». – Они очень разные, но это пять дорог, каждую из которых можно выбрать. Для нас конкурсный проект стал огромной изнурительной работой».

 

Решение оставить окончательный выбор за жителями блокадного города г-н Явейн назвал «чисто советским».

 

«Нам не хватило мудрости предвидеть второй тур, хотя такой поворот событий можно было уверенно предположить, – считает Михаил Мамошин. – Я бы сказал, что это первый «мировоззренческий» конкурс, проведенный в современном Петербурге. Остальные  носили более или менее прикладной характер. Тема блокады не поднималась в таком масштабе с 1970-х. Больше того, раньше она разрабатывалась преимущественно методами монументального искусства. Мы впервые говорим о блокаде языком архитектуры – геометрии, тектоники».

 

Напомним, разместить музейно-выставочный комплекс площадью 25 000 кв.м хотят на участке 1,73 га на Смольнинской набережной, на стрелке Невы к западу от Смольного собора. Архитекторам надо было вписать здание в панораму набережной, в исторический центр и предусмотреть место для экспозиции не только внутри музея, но и на открытом воздухе.

 

    Наталья Андропова

http://nsp.ru/news/13668-zhyuri-potrebovalsya-glas-naroda

 


Возврат к списку

Наверх