Забытая пианистка

Забытая пианистка 13.01.2020

Время не всегда справедливо, оно часто стирает память о выдающихся людях прошлого. Так случилось и с известной пианисткой конца XIX века Верой Тимановой. Между тем когда-то каждое ее выступление на публике сопровождалось восторженными отзывами в прессе. Петр Ильич Чайковский называл ее «высоко-даровитой, замечательной артисткой».

В девять лет Тиманова впервые выступила в родной Уфе, сыграв наизусть концерт Моцарта и несколько пьес. Успех был грандиозный, и Вера заработала свою первую тысячу рублей.

Мать повезла девочку в Петербург на прослушивание к Антону Рубинштейну, в ту пору директору Консерватории. Он признал у Веры большой талант и порекомендовал продолжать учебу. У семьи Тимановых не было средств, но в Уфе нашелся меценат, который оплатил девочке поездку в Германию, где 12-летняя пианистка поступила в высшую школу фортепианной игры Карла Таузига.

Наряду с Рубинштейном и Листом он считался лучшим пианистом XIX века. Играя по шесть часов в день и обладая природным талантом, Тиманова за три года прошла все курсы школы Таузига. Она давала много концертов в разных городах Европы. Трижды ее приглашали с концертами в Америку, но по разным причинам она туда так и не смогла поехать.

Уже будучи известной исполнительницей, Тиманова познакомилась с Ференцем Листом и с 1880 года шесть лет подряд (до его смерти) каждый год приезжала в Веймар, где занималась в его летней школе по десять часов в день. Лист писал про нее: «Вам везде рады, милая Вера, а в особенности в Веймаре, который ваше присутствие украшает и восхищает».

Прослушав, как молодая пианистка исполняет одну из его рапсодий, Лист произнес: «Если вы так сыграете на концерте, то какие бы овации вам ни делали, все это будет меньше, чем вы заслуживаете».

Чайковский в своем отзыве на концерт 17-летней пианистки замечал: «Сколько уверенности, мастерства, тонкой осмысленности в этой молодой девушке... Какая чистота, какое отсутствие изысканности и расчета на внешние эффекты в ее, в высшей степени, фортепианном исполнении».

В России Вера Тиманова объездила все крупные города, побывала в Крыму, на Кавказе, Урале, дав в общей сложности более тысячи концертов. Занималась и педагогической деятельностью: с 1907-го по 1921 год она преподавала на курсах известного музыкального педагога Евгения Рапгофа. Однако к концу этого времени ее имя практически уже не встречалось в афишах...

В Госархиве РФ в фонде знаменитого юриста Анатолия Кони мне встретилось письмо от 13 апреля 1923 года, адресованное ему Верой Тимановой. «Простите, что беспокоит Вас своим письмом малознакомая Вам особа. Мы с Вами встречались в милом, не существующем больше кружке Полонского, где я с таким удовольствием слушала Ваши интересные сообщения, а Вы также неоднократно слушали мою игру, которая, как мне казалось, нравилась Вам».

Литературно-художественный кружок имени Я. П. Полонского был создан в конце 1890-х годов, после смерти поэта, жившего с Тимановой в одном доме, и действовал до 1917 года. Целью было «сближение лиц, интересующихся вопросами поэзии, изящной литературы и художественной критики и собирание и разработка биографического материала о жизни и произведениях Я. П. Полонского».

«Теперь я позволяю себе утруждать Вас просьбой, - обращалась Тиманова к Анатолию Кони, - сообщить мне, когда выйдут из печати Ваши «Воспоминания», об этом я читала в «Вечерней Красной газете»... Я непременно хочу приобрести Вашу книгу». И подписалась: «Ваша почитательница»...

В том же архиве в фонде Комиссии по установлению персональных пенсий при Совете министров РСФСР хранятся свидетельства о том, как выдающаяся пианистка, не создав семьи, буквально нищенствовала последние полтора десятка лет своей жизни. Ей старались помогать профессора ленинградских Консерватории и Филармонии.

В конце 1926 года ректор Ленинградской консерватории композитор Александр Глазунов обратился к наркому просвещения Анатолию Луначарскому с просьбой назначить 70-летней пианистке персональную пенсию. Через год она получила статус персональной пенсионерки республиканского значения и минимально возможную пенсию - 50 рублей Как сама она грустно отмечала, «сумма, которая слишком мала, чтобы жить, и слишком велика, чтобы умереть».

Под заявлениями с просьбой повысить ей пенсию ставили подписи представители едва ли не всего музыкального сообщества города. И хотя к 1939 году пенсия, которую получала пианистка, равнялась уже 200 рублям, беда заключалась в другом. С 1937 года она не могла ходить из-за болезни ног и, нуждаясь в постоянном уходе, из пенсии отдавала 150 рублей сиделке, оставляя на жизнь 50 рублей.

В те годы почтальоны не разносили пенсию по квартирам: ее необходимо было получать в сберкассе. Тиманова должна была каждые полгода оформлять доверенность, чтобы ее пенсию передавали сиделке. Не раз из-за канцелярской волокиты пианистка по нескольку месяцев не получала пенсию вообще, и выжить ей помогали музыканты и педагоги Консерватории...

В архивном деле хранится рукописный листок, датированный 9 июня 1941 года. Это обращение композитора Дмитрия Шостаковича, депутата Ленгорсовета, к руководителю города Андрею Жданову с просьбой помочь 85-летней Тимановой получать пенсию по доверенности бессрочно. Через две недели грянула война и, разумеется, никому уже было не до этого дела.

Вера Викторовна Тиманова умерла 20 февраля 1942 года в блокадном Ленинграде. Она похоронена в братской могиле № 23 на Пискаревском кладбище.

Ирина Гуськова

https://spbvedomosti.ru/news/nasledie/zabytaya-pianistka-pochemu-vera-timanova-umerla-v-nishchete/


Возврат к списку

Наверх