За памятник взялись с огоньком

За памятник взялись с огоньком 17.11.2020

В Петербурге, в переданном инвестору историческом особняке на правительственной трассе выгорело 200 квадратных метров.

Каменноостровский проспект — Елисейские Поля Петербурга, как окрестили его больше века назад. Средоточие северного модерна, солирующего в собрании представленных здесь архитектурных стилей — от классицизма до конструктивизма. А еще это правительственная трасса, ведущая к одноименному острову с резиденциями руководства страны и города. Казалось бы, невозможное дело — встретить здесь, посреди самой дорогой недвижимости, «заброшку». Да еще какую: особняк Игеля, затейливый памятник XIX века, пустует вот уже почти два десятилетия. Зеленая сетка, прикрывающая разруху от кортежей с мигалками, давно поизносилась и продрана порывами сердитого питерского ветра. Не то чтобы такое здание вдруг оказалось никому не нужно, кроме ищущих укрытия бездомных. Оно оказалось жертвой алчности влиятельных бизнесменов, не поспевающих переваривать поглощенное, и преступной бездеятельности сочувствующих их пищеварению чиновников.

С начала 90-х особняком Игеля пользовался гуманитарный деловой центр «Юна», созданный с благородной целью организации досуга детей-сирот и инвалидов. В 2003-м «Юна» стала стопроцентной дочкой Группы ЛСР — компании экс-сенатора и долларового миллиардера Андрея Молчанова. К тому времени на особняк Игеля наступали современные громады «Каменноостровской коллекции» — жилого комплекса от ЛСР. Возводимого в том числе на месте архитектурных памятников, предварительно снятых с охраны. По мнению депутата городского парламента Алексея Ковалева, разрешительная документация выдавалась тогда с нарушением инвестиционных условий и градостроительных норм. Курировал этот процесс вице-губернатор Александр Вахмистров, по завершении госслужбы переместившийся на руководящий пост в Группу ЛСР.

Прибранная молчановцами «Юна», сменив профиль разрешенной деятельности на «операции с недвижимостью, производство строительных и отделочных работ», сначала заявила о намерении возродить утраченную деревянную дачу архитектора Воронихина (Каменноостровский пр., 62). В результате на переданном ей городом участке появился двухэтажный «клубный жилой дом» из покрытого сайдингом бетона и две многоэтажки.

В 2008 году «Юна» получила право на реконструкцию и реставрацию особняка Игеля вкупе с прилегающим памятником «Дом А. Е. Вяземского и здание механической мастерской Р. М. Ветцера» (Каменноостровский пр., 58–60). Снискавшая славу «расстрельной команды» мастерская Татьяны Славиной выполнила экспертизу, обосновавшую снятие с охраны служебных флигелей.

Согласно постановлению правительства Петербурга, инвестору надлежало завершить ремонтно-реставрационные работы до августа 2011 года. Но они так и не были начаты. Более того, компания не обеспечила даже элементарной консервации — все эти годы особняк стоял без отопления, с отключенными коммуникациями, открытый непогоде и доступный мародерам.

А Смольный раз за разом продлевал действие договора, даже не налагая штрафов.

К исходу 2015-го Группа ЛСР отказалась от проекта, в январе следующего года договор с ней расторгли, а и изрядно обветшавший памятник вернулся в казну Петербурга.

За последующие годы безвременья особняк Игеля лишился многого из своего пышного убранства — печей и каминов, витража, кованых элементов металлодекора. Градозащитники, сообщая об очередных утратах, умоляли чиновников обеспечить зданию охрану и консервацию. Но КГИОП отвечал, что «не располагает сведениями о текущих собственниках и пользователях здания». В то же время районная администрация информировала об успешно освоенных госконтрактах: на охрану, которая якобы обеспечивается «путем ежедневного патрулирования с периодичностью два раза в сутки», и на установку металлических дверей и решеток.

Осенью 2018-го нарисовался новый интересант — ООО «Асгард». По обращению этой компании Смольный объявил конкурс на заключение концессионного соглашения с целью реконструкции зданий на Каменноостровском, 58–60, под гостиницу. Организовано все было так умно, что «Асгард» оказался единственным, подавшим заявку. С ним соглашение и подписали в декабре 2019 года. Итоговый документ не раскрывается — по сложившейся у руководства города практике, даже депутатам не дают возможности ознакомиться с текстом концессионного соглашения, ибо это «коммерческая тайна». Судить о его содержании можно лишь по проекту документа, опубликованному на сайте торгов, да комментариям чиновников.

Согласно этим сведениям, за шесть лет «Асгард» должен провести реконструкцию и реставрацию особняка Игеля, дома Вяземского и здания механической мастерской Ветцера, создав гостиницу категории не ниже трех звезд с номерным фондом от 46 номеров. Срок действия соглашения — 49 лет, реконструированный объект остается в собственности Петербурга, но используется концессионером. На этапе эксплуатации он платит городу ежегодно 2,3 млн руб., плюс некую сумму за аренду участка (сколько именно, на старте не определено, но обычно обходится недорого). При этом инвестировать в проект «Асгард» должен не менее 302,8 и не более 400 миллионов. Специалистов такая сумма изрядно удивила — едва хватит на проектную документацию, в лучшем случае немного на консервацию останется.

Хотя, сдается, у концессионера и с этим могут быть проблемы. Компания имеет статус микропредприятия, уставный капитал — 10 тысяч, прибыль за прошлый год — 63 тысячи рублей, значится участником 34 производств по долговым обязательствам и дюжины судебных процессов.

Сведений о согласованной по особняку Игеля проектной документации до сих пор нет. Весной на одном из городских телеканалов вышел сюжет, где привлеченную инвестором проектную организацию представляла Ирина Щербакова. План действий она обозначила весьма общо, однако насторожило заявленное госпожой Щербаковой намерение «заново восстановить» элементы убранства, «но уже в более-менее современных материалах, максимально приближенных к историческим».

«Инвестор не только создаст гостиницу, которая украсит наш город […], но и сохранит историческое здание, его уникальные интерьеры», — заверял по заключении концессионного соглашения глава Комитета по инвестициям Роман Голованов.

Подлинного на тот момент в особняке Игеля еще было изрядно: богатая лепнина, исторические внутренние двери, кованые ограды балконов и лестниц. Но, похоже, не очень-то ими дорожил новый пользователь. В августе активные жители Петроградской стороны, как раз когда давали на улице интервью телевизионщикам по другому сюжету, заметили — двое работяг тащат куда-то фрагмент кованой решетки. Несунов остановили и учинили под видеозапись допрос с пристрастием. Те поначалу пытались ссылаться на распоряжения начальства (не раскрывая какого), но затем просто бросили решетку на асфальт и ретировались. Бдительные граждане в компании с журналистами отнесли ее в ближайший отдел полиции. КГИОП опознает «фрагмент металлического кованого ограждения парадной лестницы особняка Игеля с рисунком «стилизованный камыш», которое является предметом охраны».

УМВД по Петроградскому району возбудит уголовное дело по статье о краже. Где ответственная за сохранность убранства памятника компания «Асгард» будет выступать «потерпевшей стороной».

Как свидетельствуют члены петербургского ВООПИиК, по прошествии года после передачи инвестору особняка Игеля памятник оставался без надлежащей консервации и охраны.

Утром 9 ноября здание заполыхало. В борьбе с огнем пришлось задействовать 58 спасателей и 17 единиц техники, локализовать пожар удастся только через 3,5 часа. По оценке регионального управления МЧС, площадь горения составила 200 кв. м. Спасателям пришлось разобрать крышу — так памятник теперь и вступает в зиму.

Поздним вечером накануне пожара, как рассказала местная жительница Елена Истомина, ее сын прогуливался рядом с особняком и заметил: «Дверь открыта настежь и распахнуто одно окно. На улице у двери стояли строительные мешки большие, чем-то набитые. Никого не было из людей, было темно, и он пошел домой». Быть может, просто совпадение. А может, не исключает Елена, «за выходные все, что надо, вынесли, и в понедельник с утра тогось…».

Весной глава Петроградского района Иван Громов заверял: ремонтные работы на особняке Игеля начнутся в этом году.

Теперь в комитете по инвестициям заявляют, что начнутся они только после получения инвестором земельного участка, а работа по оформлению его передачи все еще «ведется».

Пожар еще больше приблизил низведение объекта концессионного соглашения до уровня пустого земельного участка — который только и представляет для бизнеса ценность. С чем, похоже, в Смольном никто спорить не горазд.


Татьяна Лиханова
Источник: Новая газета в СПб
http://novayagazeta.spb.ru/articles/12798/


Возврат к списку

Наверх