Здесь хотели открыть казино

Здесь хотели открыть казино 03.02.2020

- Тяговая электрическая подстанция - постройка утилитарная, а как изящно и даже романтично выглядит! Замечательный памятник архитектуры, истории и техники, - говорит Сергей Баричев, организатор музея-клуба Оранэлы, располагающегося как раз в этом здании.

Это одна из трех подстанций, возведенных специально для Ораниенбаумской электрической железной дороги (позже - ОранЭЛ, или просто Оранэлы). Построенная в 1914 - 1915 годах, она уцелела практически в первозданном виде. Подстанция называлась Княжевской - от Княжева, названия ближайшего дачного поселка, возникшего в начале ХХ века. Тот в свою очередь получил имя от титула своего основателя - князя Николая Куткина.

Подстанции должны были питать рельсовый электротранспорт на 65-километровом протяжении Оранэлы от Нарвских ворот до Красной Горки. Причем Княжевской предназначалась роль «старшей сестры». Трехфазный ток к ней должен был поступать от Центральной электрической станции в Волынкиной деревне (современный адрес: ул. Калинина, 55). Автор проекта подстанций точно неизвестен, но исследователь Оранэлы Николай Гольцов не без оснований считает таковым инженера Федора Тейхмана.

- Часто упускают из вида, что Оранэла задумывалась не только и не столько как транспортный проект, но и энергетический. Центральная электростанция должна была обеспечивать потребности всего южного побережья Финского залива. По проекту, она могла производить до 30 мегаватт электроэнергии. Для сравнения: мощность первого советского ядерного реактора была в шесть раз меньше, - поясняет Баричев.

Оранэла была частным концессионным предприятием, причем чиновники поставили жесткие условия: если движение не будет запущено в срок (в конце 1915 года), то предприятие переходило в собственность государства. Из-за начавшейся войны власти допустили послабление, и движение хоть и запустили почти вовремя, но не на всем протяжении: сначала от Нарвских ворот до Путиловского завода, а потом, почти сразу, - до Княжева.

По путям побежали «модернизированные» городские трамваи, эвакуированные из Риги незадолго до того, как ее захватили германские войска. В 1917 году было запущено движение до Привала - современного пересечения проспектов Маршала Жукова и Стачек.

Во время Гражданской войны и разрухи Оранэла работала с перебоями. Ситуация улучшилась в мае 1920 года, когда она стала действовать как обособленная железная дорога, относившаяся к Наркомату путей сообщения. Но практически сразу, желая расширить трамвайную сеть, на Оранэлу стал претендовать город. И в итоге осенью 1929 года добился своего...

- Когда Оранэлу запускали, она использовала электроэнергию города: Центральная электростанция так и не заработала, хотя на ней уже смонтировали дорогостоящее английское оборудование. В начале 1920-х годов его разобрали и перевезли в Пермский край: оно могло работать только на высококалорийном английском угле, а в Петрограде его попросту не было. За Уралом же, возле современного города Губахи, находилось месторождение угля со схожими характеристиками, - рассказывает Баричев.

Здание Княжевской подстанции до конца 1920-х годов, по всей видимости, использовалось под склад, а затем там разместился клуб расположенного рядом трамвайного парка имени Котлякова. Тогда же здесь установили трансформаторное оборудование, необходимое для работы Стрельнинской линии.

В блокаду рядом проходил рубеж обороны «Ижора», а на крыше устроили наблюдательный пункт: отсюда обзор как минимум до Стрельны. Несмотря на то что Стрельнинская линия во время войны была практически полностью разрушена, уже в декабре 1944 года возобновилось движение от Кировского завода до Княжевской подстанции. И здание снова пригодилось: после войны в машинном зале заработали трансформаторы, а в остальных помещениях устроили общежитие. Агрегаты гудели день и ночь: об этом вспоминают люди, жившие здесь... Горячая вода была только на нижнем этаже, где работала своя кочегарка, и жильцам приходилось спускаться туда с бидонами.

Вообще здание в целом повторило судьбу Оранэлы. Оно могло погибнуть несколько раз - и во время войны, и позже: были планы его снести, когда начали расти новостройки.

В 1980-е годы общежитие расселили и здесь устроили спортклуб «Энергия» Трамвайно-троллейбусного управления. В середине 1990-х годов он стал пользоваться дурной репутацией, его закрыли, и здание опять едва не погибло: несколько лет стояло пустое, с полуразрушенной кровлей. Затем появился частный владелец, пожелавший создать тут торгово-развлекательный центр с казино. Предполагалось пристроить новый корпус, причем проект, разработанный в 2003 - 2004 годах, прошел все согласования: у бывшей Княжевской подстанции еще не было охранного статуса.

Но судьба в очередной раз как будто бы хранила ее: от проекта отказались, поскольку в 2006 году игорные заведения в России запретили: их отправили в специальные зоны. Тогда появилась идея устроить в бывшей подстанции пивной ресторан. Под него постройку привели в надлежащий вид, даже смонтировали оборудование. Однако в последний момент собственник принял решение в пользу спортивно-развивающего центра, который и открылся тут в 2017 году.

- Нельзя не сказать особое спасибо «хранителю» здания - главному инженеру Юрию Михайловичу Козловскому, который уже двадцать лет занимается его судьбой. Он очень грамотный и скромный человек. Именно с его легкой руки в цокольном помещении в апреле прошлого года и появился небольшой музей, - говорит Баричев.

Здесь можно и познакомиться с историей Оранэлы, и увидеть самые разные артефакты. Например, коллекцию трамвайных билетов и талонов, причем не только питерских. Есть даже работающий компостер (все помнят, что это такое?), на котором можно пробить на память сувенирный входной билет в музей.

- Дорогой нам экспонат - старая табличка 36-го трамвая с автографом Дмитрия Достоевского - правнука писателя. Дмитрий Андреевич с 1971-го по 1979 год работал вагоновожатым, причем как раз на стрельнинском маршруте, - с гордостью добавляет создатель музея.

В музее проходят лекции, экскурсии, выставки и даже школьные конкурсы исторического 3D-моделирования. В конце минувшего года здесь начали создавать портретную галерею ученых и инженеров, внесших вклад в развитие трамвайного движения в нашем городе. Первым стал портрет инженера Генриха Графтио. Будучи крупнейшим электротехником, он являлся еще и главным инспектором строительства Ораниенбаумской электрической железной дороги.

Сергей Глезеров

https://spbvedomosti.ru/news/nasledie/zdes-khoteli-otkryt-kazino-istoriya-knyazhevskoy-podstantsii-v-peterburge/


Обуховский завод отмечает 200-летие со дня рождения одного из своих основателей

Павел Матвеевич Обухов принадлежал к числу выдающихся деятелей отечественной науки, чьи открытия имели огромное значение для развития мировых технических знаний. Именно с него в России началось изготовление стальных орудий, он же - автор способа получения необходимой для этого тигельной стали - самого распространенного материала, на котором держится современная техника. Неоценим его вклад в развитие науки, металлургической промышленности и стального дела в России.

5Portret_Obukhova_khud_Belov.jpg

Павел Обухов родился 11 ноября 1820 года на Урале в семье служащего казенного Воткинского завода Матвея Федоровича Обухова. Его отец - талантливый инженер-самоучка - за свои изобретения получил чин горного инженера и должность смотрителя завода. Это позволило Павлу Обухову поступить за казенный счет в институт Корпуса горных инженеров (ныне Горный институт).

Павел Обухов считался там одним из лучших учеников, кроме того, был постоянным участником театральных концертов, выступая как солист и играя на виолончели. После одного из таких выступлений он даже получил приглашение поступить в Русскую оперу, но отказался.

В 1843 году П. М. Обухов, окончив институт с золотой медалью, был признан «первым по выпуску», получил чин поручика и был направлен на Урал для практических занятий на Кувшинский завод. Это помогло ему набраться практических знаний и опыта. И в 1846 году он был командирован в Германию и Бельгию на два года для усовершенствования в горном деле и изучения металлургического производства. Вернувшись из загранкомандировки, был назначен управителем Кувшинского, затем Юговского заводов и произведен в капитаны.

П. М. Обухов понимал, что необходимо получение литой стали. Немецкая и английская сталь стоила дорого, и ее производство держалось в секрете. Опыты Обухову приходилось вести лабораторным путем (не было подходящего оборудования), и лишь в 1854 году, заняв должность начальника Златоустовской оружейной фабрики (ныне Челябинская область), он получил сталь путем плавки в тиглях.

Ему удалось решить очень трудную задачу: добиться однородного высококачественного металла. Из него изготавливали стальные отливки для пушек, ружейных стволов, холодного оружия, кирас, инструментов и других промышленных изделий. Ружейные стволы из этой стали можно было в холодном состоянии согнуть в кольцо, после чего на них не оказывалось никаких изъянов. Павел Матвеевич обоснованно считал, что его сталь превосходит ту, что изготавливала известная фирма немецкого промышленника Круппа. В это же время за усердие в горном деле Обухова наградили орденом Святого Станислава III степени и он получил чин подполковника.

Осенью 1854 года Обухов подал рапорт в Артиллерийский департамент о необходимости построить на Урале специальный завод для производства стальных пушек. Шла Крымская война, и это предложение было крайне своевременным. Находившиеся тогда на вооружении русской армии бронзовые гладкоствольные пушки стреляли картечью и ядрами на дистанции не более 300 - 400 саженей при 50-процентном попадании. Осадная и крепостная артиллерия имела на своем вооружении 18-, 24- и 36-фунтовые пушки, стрелявшие чугунными сферическими снарядами всего на 350 саженей (приблизительно 750 метров). Этого было явно недостаточно.

За границей тоже искали новый материал для пушек. В 1851 году на Всемирной лондонской выставке Крупп продемонстрировал 6-фунтовую пушку из стали, а через три года - 12-фунтовую. В правительстве России знали, что в западных странах ведется подготовка к переходу на производство стальных орудий, но проект Обухова положили под сукно: военное ведомство передало заказы на производство стальных пушек Круппу.

Лишь после поражения России в Крымской кампании начальник горного Златоустовского округа на основании решения Артиллерийского департамента утвердил строительство сталепушечной фабрики. Но это решение отменил новый начальник Фелькнер.

«Орудия из литой стали Круппа стоят от 46 до 52 рублей за каждый пуд, - писал П. М. Обухов в 1857 году, получив привилегию (патент) на способ изготовления литой стали. - Чтобы сделать на фабрике Круппа 500 орудий, понадобится 750 тысяч рублей. В морской и сухопутной артиллерии должно быть не менее 15 тысяч орудий, принимая средним числом вес орудий 100 пудов, оказывается, что за 1 500 000 пудов необходимо заплатить 75 миллионов рублей серебром».

В 1860 году П. М. Обухов добился разрешения устроить фабрику в городе Златоусте (она называлась Князе-Михайловской). Там отливали глухие стальные болванки, а все остальные работы - сверление, нарезка, обточка и окончательная отделка - производили на петербургском «Арсенале», который мог обработать только сто стволов в год, в то время как фабрика могла отливать до пятисот.

Испытания пушек иностранных фирм и первых орудий Князе-Михайловской фабрики проходили в Петербурге на Волковом полигоне. 26 ноября 1860 года там произвели первый выстрел из 12-фунтовой пушки Обухова. На испытания прибыл Александр II. Результаты были зафиксированы в определении Временного артиллерийского комитета от 10 апреля 1861 года: «Литая сталь Обухова превосходна, его орудие отлично выдерживает стрельбу даже сильнейшими зарядами... Вязкость и упругость этой стали такова, что орудие выдержало без разрыва 4000 выстрелов, и металл при этом нисколько не поддался».

В 1862 году на Всемирной выставке в Лондоне эта пушка по своим боевым и техническим качествам превзошла все орудия, представленные Европой и Америкой, и получила большую золотую медаль. Заметим, что производство стальных орудий во Франции освоили только в 1873 году, а в Англии - в 1881-м.

Производство на Князе-Михайловской фабрике развертывалось быстро, но для перевооружения армии и флота этого было недостаточно. В 1863 году в Петербурге началось строительство Обуховского сталелитейного и орудийного завода, куда перенесли производство стальных орудий из Златоуста.

Нынешний год в связи с 200-летием со дня рождения П. М. Обухова объявлен на Обуховском заводе годом его основателя. К этой дате приурочены установка памятника Павлу Матвеевичу, издание книги о его жизни и деятельности, открытие выставки в Музее истории Обуховского завода, проведение научно-практической конференции, а также подготовка и выпуск почтовой карточки.

Надежда Виноградова

Илл.: Из фондов Музея истории Обуховского завода

https://spbvedomosti.ru/news/nasledie/obukhovskiy-zavod-otmechaet-200-letie-so-dnya-rozhdeniya-odnogo-iz-svoikh-osnovateley/


Возврат к списку

Наверх