Такое «предназначение» Петербурга первым увидел Франческо Альгаротти

Такое «предназначение» Петербурга первым увидел Франческо Альгаротти 07.11.2015

Окно в Европу

Такое «предназначение» Петербурга первым увидел Франческо Альгаротти
 

Известный итальянский путешественник Франческо Альгаротти посетил Петербург в 1739 году. А «Медный всадник» Пушкина со строками «Природой здесь нам суждено в Европу прорубить окно...» был написан спустя сто лет, в 1833-м. Неужели же знаменитая пушкинская фраза – плагиат? Ничего подобного – уверена наш собеседник доктор исторических наук Наталия АНДРЕЕВА, научный сотрудник Библиотеки Академии наук, эксперт Международного благотворительного фонда имени Д. С. Лихачева.

– Наталия Сергеевна, Пушкин был знаком с сочинениями Альгаротти?

– В примечаниях к поэме Пушкин ссылается на Альгаротти и приводит по-французски его афоризм «окно, через которое Россия смотрит в Европу». Но при этом ограничивается указанием: «Альгаротти где-то сказал», не упоминая произведение итальянца, откуда взята цитата.

Одни исследователи полагают, что поэту была известна лишь крылатая фраза итальянца о Петербурге как окне в Европу, по мнению других – он не только читал, но и хорошо знал сочинения Альгаротти. Наверное, это и не столь важно, главное, что благодаря Пушкину этот блестящий поэтический афоризм вошел в русскую литературу и стал достоянием отечественной культуры. Тем более что Пушкин все-таки заимствовал у венецианца Альгаротти не фразу целиком, а образ «окна в Европу».

– Что сегодня известно об Альгаротти?

– Он вошел в историю мировой культуры как видный деятель итальянского Просвещения, один из образованнейших людей своей эпохи. Обладая энциклопедическими познаниями, Альгаротти проявил себя как ученый, литератор, путешественник, тонкий знаток и ценитель искусства. Знаменитая коллекция живописи Дрезденской картинной галереи, кстати, появилась при непосредственном и самом деятельном участии Альгаротти. Выражаясь современным языком, он консультировал короля Польского и курфюрста Саксонского Августа III по приобретению картин и лично участвовал в их покупке.

Широкую известность 25-летнему Альгаротти принесло сочинение «Ньютонизм для дам, или Диалоги о свете и красках», вышедшее в 1737 году. Это было популярное изложение теории Ньютона. За короткий срок «Ньютонизм» превратился в настоящий бестселлер. Его высоко оценил Вольтер, с которым Альгаротти связывали дружеские отношения. Российский посланник в Лондоне Антиох Кантемир, друг Альгаротти, перевел «Ньютонизм» на русский язык, но о дальнейшей судьбе этого перевода ничего не известно и он считается утраченным.

– Однако самое известное сочинение Франческо Альгаротти – «Путешествие в Россию». Что привело его в нашу страну?

– Вероятно, интерес к России и намерение посетить ее появились у Альгаротти под влиянием общения с Кантемиром. Последний всецело содействовал ему в осуществлении этого намерения. Он предоставил рекомендательное письмо к влиятельнейшему в то время в российских государственных делах графу Андрею Ивановичу Остерману.

Альгаротти отправился в Россию в составе официальной британской делегации во главе с Чарльзом Калвертом, пятым лордом Балтимором. Она следовала летом 1739 года на фрегате «Августа» из Англии в Петербург на свадьбу принцессы Мекленбургской Анны Леопольдовны – племянницы императрицы Анны Иоанновны – с принцем Антоном Ульрихом Брауншвейгским.

– Как в то время иностранцы воспринимали нашу страну?

– По-разному... Россия всегда притягивала иностранцев своими необъятными просторами, географическим положением на рубеже Европы и Азии, сказочными богатствами и ставшей притчей во языцех загадочностью русской души. В иностранной мемуарной литературе представлены различные по своей полярности взгляды на Российскую империю – и отрицательные, граничащие с практически полным неприятием ее культуры, нравов, политического строя, и положительные, близкие к искреннему восхищению. Пожалуй, наиболее известный пример отрицательного образа России представлен в книге маркиза де Кюстина «Россия в 1839 году».

Подобная полярность совершенно естественна, поскольку путешественники зачастую принадлежали к разным социальным группам и придерживались различных политических убеждений. Кроме того, влияли личностные особенности, уровень образованности, широта кругозора, полученный в России опыт общения с местными жителями. А также то, насколько успешной была поездка.

Следует также иметь в виду, что в России путешественник сталкивался с совершенно иным, незнакомым миром, где все отличалось от привычных ему европейских реалий – обычаи, вера, язык, одежда, еда, архитектура, государственное устройство, даже природа и климат – все было другим, не таким, как у него на родине.

– Какое же впечатление произвела Россия на Альгаротти?

– Он образно сравнивал ее с «огромным белым медведем, задние лапы которого упираются в берег Северного Ледовитого океана, хвост погружен в воду, нос протянут к югу – к Турции и Персии, а передние лапы широко раскинуты и на восток, и на запад». Как считал путешественник, после блестящей победы, одержанной этим «медведем» в Северной войне над могущественной Швецией, Европа стала бояться России. Сам же Альгаротти, напротив, пишет о России без страха или осуждения, с интересом, иногда с удивлением и искренним уважением.

Критические суждения в его сочинении присутствуют, но они достаточно объективные и сдержанные. В целом они касаются политического строя – неограниченной монархии и существовавшего в стране «рабства», то есть крепостного права.

Альгаротти рассказывает о всевластии «двора», который в своих действиях руководствовался не «общим благом страны», а лишь поддержанием собственного политического «превосходства», и отмечает его «неслыханную роскошь», разорявшую местное население. Говоря о нем, Альгаротти среди прочего отмечает, что питейные заведения в России посещаются не так «усердно», как в Англии, и что русские образованны «ничуть не хуже всякой другой нации».

Путешественник сообщает о благочестии русских, их умении стойко переносить тяготы, отменном здоровье и превосходных воинских качествах. Вообще он подчеркивает высокий уровень подготовки русской армии и ставит ее в этом отношении на один уровень с прусской, считавшейся в то время образцовой. В особенности же он выделяет русскую пехоту, считая ее лучшей в мире.

– Каким предстал перед Альгаротти наш город?

– Он описывает, как перед путешественниками, добиравшимися в Петербург из Кронштадта на барке, из-за поросших «неприветливым» лесом безжизненных берегов Невы вдруг, «словно в опере», открылся прекрасный город. С роскошными зданиями по обоим берегам, с возвышающимися то тут то там золотыми шпилями. Расположение Петербурга, построенного вдоль реки и на многочисленных островах, Альгаротти нашел «великолепным», дающим множество точек обзора и перспективных эффектов.

Петербург, по отзыву итальянца, весьма живописен, в нем господствует смешанный архитектурный стиль – средний между итальянским, французским и голландским, с преобладанием последнего. Это обстоятельство Альгаротти связывает с пребыванием Петра I в Голландии и с голландским влиянием на него. Вместе с тем он не преминул отметить, что город построен среди лишенного «признаков жизни бескрайнего леса», на зыбкой болотистой почве, и потому здания приходилось часто перестраивать.
КСТАТИ

Книга Альгаротти «Путешествие в Россию», созданная на основе путевого дневника, впервые появилась на итальянском языке в 1760 году, а в 1769-м была переведена на французский и английский. Сам дневник также был опубликован, но значительно позднее. На русском языке книгу впервые издали в 2006 году.


Валерия Тумко
Жан Этьен Лиотар. Портрет Франческо Альгаротти. 1745 г.

 

http://spbvedomosti.ru/news/nasledie/okno_v_nbsp_evropu_/

Источник СПб ведомости


Возврат к списку

Наверх