Диссонансы не поют романсы

Диссонансы не поют романсы 20.06.2014

Санкт-Петербургский союз архитекторов (СПб СА) выступил с резким протестом против списка из 77 зданий, которые объявлены «диссонирующими» объектами в новой версии 820-го городского закона «О режимах и границах зон охраны». Он прошел первое чтение в ЗакСе. «Круглый стол» на данную тему, состоявшийся в Доме архитектора, был назван патетически: «Законы и диссонансы: что ждет петербургскую архитектуру?».
История появления этого списка темна и загадочна. Никита Явейн, руководитель рабочей группы экспертов, которые рецензировали текст, до того как он поступил к депутатам, заявил: никто не признается в авторстве. Ни Николай Никитин, чья мастерская готовила текст, ни сотрудники КГИОП, ни градозащитники.
Некоторые подробности сообщил эксперт Павел Никонов из «ПетербургскогоНИПИграда». Ему список поступил накануне отправки законопроекта на согласование в Минкультуры. Тогда он был намного больше. Никонов оставил только диссонирующие объекты в открытых городских пространствах, исключив «диссонансы» во дворах.
А также убрал явные ляпы. Например, в список попали Адмиралтейство и Шереметевский дворец. Никонов объясняет это тем, что неведомый автор сильно спешил и в качестве шпаргалки воспользовался списком 1988 года, входившим в документы по существовавшей тогда объединенной охранной зоне. Там как диссонирующие значились незначительные советские постройки на территориях указанных памятников. Автор не стал разбираться в деталях и включил в новый список единый адрес.
Но это еще не все загадки. В списках находились, например, Мариинка-2, ЖК «Серебряные зеркала», бизнес-центр «Биржа» на 26-й линии, 15, литера А. В согласованном в Москве перечне этих зданий нет. Хотя, осталась жилая высотка «Престиж» – литера Б по той же 26-й линии, 15.
Если говорить обо всем «списке 77», то в нем присутствуют явные градостроительные ошибки последних десятилетий – жилые комплексы «Монблан», «Аврора», «Империал», новая застройка наб. Робеспьера, отель «Ренессанс», бизнес-центр «Ренессанс-холл», магазин «Стокманн» и т. д.
В то же время туда попали БКЗ «Октябрьский» и Дворец молодежи. Можно по-разному относиться к 140-метровому небоскребу «Лидер», но надо поискать исторические панорамы, которые он нарушает. Зато точно обозначает важную точку в городском пространстве – площадь Конституции. Несколько таких высоток планировалось построить в «спальных» районах на пересечении важнейших транспортных магистралей.
Главный вопрос, который волнует архитектурное сообщество: чем является «список 77» – глупой провокацией или злым умыслом с целью освобождения территорий.
Мнения разделились. Никита Явейн считает, что раз объявления объекта диссонирующим не требует сноса, то не о чем и говорить. Его гораздо больше беспокоит другой пункт закона, который запрещает любые действия с историческими зданиями, кроме поддержания их в безопасном состоянии. Это прямой аналог «сухого закона», а значит, появятся в массовом масштабе несанкционированные переделки. И уследить за ними будет невозможно. Явейн считает диссонирующими только те здания, которые были построены с нарушением высотных регламентов.
Никонов уверен, что список даже законных «диссонансов» нужен, чтобы не порождать новых ошибок. Хотя он признал, что понятие «диссонирующий объект» не поддается однозначной формализации.
Святослав Гайкович не считает список безобидным. В тексте нового закона приведены меры по устранению «диссонансов». Снос на одном из первых мест. Не исключено, что именно с целью зачистки участков этот список и составлялся. Тогда проще объяснить, почему без всякой градостроительной логики туда попали одни и не попали другие здания.
Что касается призывов к сносу диссонирующих жилых высоток, то Гайкович заметил, что для сноса «Монблана» потребуется выплатить 8 млрд руб. компенсаций. Добавьте еще 3 млрд – и можно построить новый мост через Неву.
Владимир Попов, почетный президент СПб СА, признал, что в 1990 – 2000-е годы архитекторы иногда уступали под напором заказчиков. Но сейчас появление «списка 77» он оценивает как попытку удалить архитекторов «с поля», навязать обществу образ современного архитектора как врага.
Подводя итоги «круглого стола», президент СПб СА Олег Романов сообщил, что через две недели будет опубликовано открытое письмо петербургских архитекторов в Министерство культуры с призывом отозвать согласование списка диссонирующих объектов.

СПб ведомости


Чиновники спасли Мариинку-2 от позора
Второе здание Мариинского театра исчезло из списка диссонирующих объектов Петербурга на стадии рассмотрения в КГИОП и Министерстве культуры РФ. Об этом накануне сообщил журналистам директор бюро межевания территорий Санкт-Петербургского научно-исследовательского и проектного института градостроительного проектирования (НИПИград) Павел Никонов.
Эксперт участвовал в составлении списка на стадии его корректировки. По его словам, первый вариант списка включал много технических ошибок, например, в него целиком попало Адмиралтейство, хотя диссонирующим объектом считается маленькое складское здание на его территории.
В скорректированном списке, по словам П.Никонова, Мариинка-2 была, однако после прохождения экспертизы в Минкульте ее там не оказалось. Эксперт предположил, что ее вычеркнуло либо само ведомство, которое являлось заказчиком строительства здания, либо КГИОП, испугавшийся, что в таком виде министерство не одобрит список.
Отметим, Союз архитекторов Петербурга отрицательно отнесся к самой идее законодательного закрепления списка диссонирующих объектов. Союз готовит письмо в Минкультуры, Законодательное собрание Петербурга и КГИОП с просьбой остановить принятие соответствующего закона.
Строительство нового здания Мариинского театра началось в 2007г. Но контракт с автором первого проекта - французским архитектором Домиником Перро - был расторгнут вскоре после того, как он представил свои эскизы. Затем строители стали возводить здание по проекту канадского архитектурного бюро Diamond & Schmitt Architects. ОАО «Конструкторское бюро высотных и подземных сооружений», представляющее канадских архитекторов в России, победило в конкурсе в июле 2009г. Заказчиком строительства выступило ФГУ «Северо-Западная дирекция по строительству, реконструкции и реставрации», генподрядчиком является ОАО «Генеральная строительная корпорация».
В ходе строительства здания неоднократно менялась его смета - в итоге она выросла до 21 млрд руб. Общая площадь здания составляет 79 тыс. 114,4 кв. м, в том числе подземная часть - 31 тыс. 291,8, надземная - 47 тыс. 822,6 кв. м. Новое здание театра имеет семь надземных этажей и три подземных. Отметка самой высокой точки строительства составляет 42,5 м. Площадь территории - 1,25 га, площадь застройки - 12 тыс. 230 кв. м.
Открытие нового здания обернулось крупным скандалом. Многие горожане, градозащитники и архитекторы были шокированы внешним обликом второй сцены. Недовольные петербуржцы даже начали сбор подписей под петицией с требованием снести здание. Авторы петиции считают, что над городом в очередной раз надругались. «Группа мошенников, воспользовавшись бессилием народа, снеся несколько памятников архитектуры, разместила в сердце города, огромный сарай назвав это театром», - категорично писали они, призывая восстановить на месте Мариинки-2 исторические здания, стоявшие там ранее: школу, дворец культуры имени Первой пятилетки и жилой дом на набережной Крюкова канала.
Не вполне оказался доволен второй сценой и глава Эрмитажа Михаил Пиотровский, который не исключил того, что здание стало архитектурной ошибкой. Однако он заявил, что совершенно не поддерживает идею сносить здание Мариинки-2. «Надо все же понимать, что «не нравится», это еще не значит «плохо», что главное в театре – его внутренняя организация и оснащение», - полагает глава Эрмитажа. По словам М.Пиотровского, не стоит преувеличивать ни ценность снесенных зданий, ни эстетические достоинства старого здания театра, ни стройность ансамбля, окружающего его.
На защиту Мариинки-2 встал художественный руководитель театра Валерий Гергиев, который призвал оценивать не только внешний облик здания, но и его внутреннее убранство, акустику и пр. А архитектор Джек Даймонд считает, что все нападки жителей города на внешний облик здания объясняются банальным неприятием новизны, свойственным любому веку. Он также сообщил, что во время работы над проектом ориентировался на петербургские архитектурные традиции и пытался вписать здание в окружающий ландшафт.

Городовой.СПб.ру
 

Источник СПб ведомости, Городовой.СПб.ру


Возврат к списку

Наверх