Памятник гибели человечества

Памятник гибели человечества 03.10.2012

Много лет назад главный художник Петербурга Иван Уралов в минуту творческого подъема с ходу выдал идею памятника погибшим во время репрессий: сквер, скамейки, а на скамейках навсегда оставленные и окаменевшие предметы – раскрытая книга, зонтик, очки, кукла...

– Может, идея и хороша, но реализовывать ее не стоит – размышлял Уралов. – Потому что очень страшно. Особенно оставленная кукла.
Тот давний разговор вспомнился во время прогулки по Екатерингофскому парку. Время создало здесь памятник не менее страшный, нежели кукла, которую юная хозяйка никогда больше не возьмет в руки.

Вдоль длинной грунтовой дорожки парка – скелеты каруселей за ржавыми проволочными сетками. Как будто жизнь на земле внезапно прервалась в результате какой-то глобальной катастрофы, в одно мгновенье остановилось всякое движение. Замерли и маленькие машинки детского автодрома, и лодочки гигантских качелей – в том положении, в каком застала их катастрофа. Со временем поросли чахлой травой, покрылись ржавчиной. И превратились в жуткий, какой-то сюрреалистический, символ гибели человечества.

После этой картины взгляд ласкает даже вид мирно спящей на скамейке бомжихи: слава богу, жизнь здесь все-таки есть. И уже не расстраивает явное запустение, царящее вокруг. Ну подумаешь – летняя эстрада почти развалилась, зато самые опасные места обнесены почти новым белым заборчиком. И неважно, что вокруг валяется мусор. Все искупает парочка бетонных вазонов с желтенькими анютиными глазками. Малейшие следы деятельности человека вызывают бурную радость.

Особенно приятное зрелище – общественный туалет у выхода из парка: примерным образом отремонтированный, блестящий свежеокрашенными стенками и – о, чудная картина! – снабженный крохотным пятачком стриженого газона. Похоже, этот туалет да два вазона со скромными анютиными глазками – единственные свидетельства того, что Екатерингофский парк все же кем-то как-то обихаживается.

У этого парка бурная жизнь, наполненная множеством событий. В течение трехсот лет своего существования он то расцветал до уровня пышной имперской резиденции, то опускался до состояния грязной распивочной. Помнит старый парк, с какой любовью император Петр сооружал здесь свой загородный Екатерингофский дворец – двухэтажный, на высоком каменном фундаменте, с высокими пилястрами, с балюстрадой и золоченым флюгером на крыше... Помнит и то, как его забросили после смерти императора. Так и пошло: возрождение – запустение, вновь возрождение – и опять запустение. Строились здесь многочисленные павильоны, мосты, пристани, фермы и дачи... Все сгорело, или было смыто наводнениями, или «съедено» временем. Вообще-то впечатление такое, что сам парк – или какая-то сила, нависшая над ним, – яростно сопротивляется возрождению.

В последнее десятилетие дважды начинались работы по приведению парка в порядок. В 2004-м почистили пруды, соорудили несколько мостиков через Екатерингофку и канал и уже начали было по новой отстраивать дворец, чтобы открыть в нем казино... Планировали также построить заново кегельбан, спроектированный еще самим Монферраном, и разместить в новоделе боулинг, бильярд, VIP-зал и ресторан. Ну да не судьба. Уже через год всякая деятельность заглохла: мостики сломались, цветы завяли, ресторан не открылся. А парк был отдан в аренду специально созданному ЗАО с соответствующим названием – «Парк Екатерингоф». Это самое ЗАО должно было не только обустроить парк, но и провести археологические изыскания старых утраченных строений.

А потом ЗАО и городской КУГИ разругались в пух и прах. Вплоть до сутяжничества в Высшем арбитражном суде. Комитет обвинял фирму в неисполнении обязательств: мол, мало денег вкладывали в благоустройство парка; а ЗАО кричало, что город обязан вернуть ему все деньги, которые были-таки вложены в работы по возрождению парка... Тяжба тянулась аж четыре года. Естественно, никакого возмещения потраченных на благоустройство средств ЗАО не добилось. Собственно, и благоустройства-то никакого не было. Так – парочка шалманов с шашлыками, лотки с мороженым да точка продажи сладкой ваты... Вот и все, чем запомнились парку нулевые годы XXI века. Правда, сегодня и эти малости уже кажутся кипением жизни.

Одна радость – пройтись под вековыми деревьями, одетыми в осенние листья. Главное – постараться не смотреть на пугающие остовы развлекательных сооружений. Разумеется, если нет цели думать о тщете всего сущего.
 

Источник СПб ведомости


Возврат к списку

Наверх