Фахверк взяли под охрану

Фахверк взяли под охрану 28.08.2015

 Если какое-нибудь здание не охраняется как памятник, но явно того достойно, это можно попытаться исправить. В КГИОП уже больше полугода принимают соответствующие предложения от горожан в свободной форме. «Выявлений», правда, накопилось не так уж много. Одно из них – бывшая амбулатория на улице Тельмана в Невском районе.

 
Летом в квартале между улицами Тельмана и Крыленко, возле набережной Невы, приятно прогуляться – будто идешь по парку, правда, не слишком ухоженному. По территории разбросано несколько небольших зданий, и некоторые из них весьма интересны. Обращает на себя внимание и одноэтажный дом с мансардой в стиле фахверк и советскими рельефами (на снимке). Редкое довольно сочетание.
 
На прикрепленной к дому табличке указано: «Амбулатория 1924 года». Может, конечно, статься, что «коттедж» построен раньше, еще до Октября, а лепнина со звездами появилась позже. Дом этот использовался как медпункт при заводе «Красный ткач» (бывшая фабрика Торнтона), позднее же работал как поликлиника.
 
Кстати, в 1920 – 1940-е годы амбулаторией руководил Федор Берггольц – отец поэтессы Ольги Берггольц.
 
Но, несмотря на необычный облик и интересную историю, здание до недавнего времени не охранялось как памятник и находилось за пределами зон регулируемой застройки. Это означало, что собственник при желании мог разрушить это строение. Тем более что инвесторы к этому кварталу на берегу Невы присматривались давно.
 
Еще в 2013 году архитектор и руководитель мастерской «Б2» Феликс Буянов на заседании Градостроительного совета призвал КГИОП взять этот дом под охрану. Тогда рассматривался проект многоэтажного офисного здания, которое собирались построить на углу Октябрьской набережной и улицы Тельмана. Однако в комитете по охране памятников к просьбе его не прислушались.
 
Про амбулаторию на улице Тельмана (это дом # 10) так, наверное, и забыли бы, если бы не важные изменения в федеральном законодательстве. В январе этого года вступили в силу поправки к закону об объектах культурного наследия.
 
Ранее, для того чтобы инициировать процесс включения здания в перечень памятников, требовалось принести в КГИОП большой пакет документов. Теперь же достаточно заявления гражданина, написанного в свободной форме. В тексте должны содержаться адрес объекта и сведения о его историко-культурной ценности. На рассмотрение заявления отводится 90 дней.
 
Одним из первых воспользовался упрощенным порядком краевед Дмитрий Ратников. Он написал частное обращение в КГИОП, предложив чиновникам взять амбулаторию под охрану. Предложение было принято. И руководитель комитета Сергей Макаров подписал распоряжение о признании постройки выявленным объектом культурного наследия – «Здание амбулатории фабрики «Красный ткач». Когда-нибудь в будущем по этому дому должны провести более углубленное исследование – историко-культурную экспертизу. По ее результатам охранный статус будет уточнен или, может случиться и так, снят.
 
Выявленных при участии активистов памятников пока немного. Среди них, например, Смоленское лютеранское кладбище, братские могилы участников Великой Отечественной войны возле Краснофлотского шоссе в Ломоносове и жилой дом на Новодеревенской улице, 4, в Пушкине.
 
Также в Пушкине КГИОП согласился счесть выявленным памятником фонтан «Богиня плодородия» на углу Академического проспекта и Дворцовой улицы. Его украшает медная скульптура, изготовленная на заводе Сан-Галли в 1856 году. Правда, восстановление самого водомета это не ускорило.
 
На улице Одоевского признание выявленным памятником здания медсанчасти завода имени Калинина позволило уберечь его от сноса. Там хотели построить жилой дом – даже назначение участка уже успели поменять на жилое. Однако удовлетворенное КГИОП заявление неизвестного петербуржца о ценности данной постройки перечеркнуло планы инвесторов.
 
Наконец при участии одного из застройщиков выявленными памятниками были признаны две старые электроподстанции – «Клинская» на Можайской улице и «Василеостровская» на 6-й линии В. О. Присвоение этим сооружениям охранного статуса связано с борьбой за известную как «блокадная» подстанцию на набережной Фонтанки. Автором всех этих подстанций была архитектор Раиса Коханова.
 
Но нередко КГИОП с заявителями не соглашается и дома под охрану не берет. Так произошло с двухэтажным домом инвалидов Чесменской богадельни во дворе на Московском проспекте. Причины, по которой краснокирпичную постройку гражданского инженера Александра Павловского не включили в реестр памятников, в комитете не называют.
 
Также не стали брать под охрану руины возле поселка Большая Каменка, которые, по слухам, когда-то были кирхой. Оставили в прежнем статусе и деревянный вокзал станции Тарховка в Сестрорецке. Это здание возникло в результате перестройки из Александро-Невской церкви, которая датируется 1855 годом. Но в КГИОП сочли, что переделки были слишком значительны, чтобы беречь получившееся сооружение.
 
Чиновники Смольного уверяют, что внимательно рассматривают каждую заявку – ведь они испытывают давление с разных сторон. Недовольные застройщики уже придумали новый термин – «градозащитный экстремизм». Так говорят, когда активисты добиваются включения не очень ценного здания в список памятников только для того, чтобы предотвратить нежелательную стройку на его месте. 
 

Источник Санкт-Петербургские ведомости


Возврат к списку

Наверх