Потомки Гегеля родом из Ленинграда

Потомки Гегеля родом из Ленинграда 08.01.2015

Густав Гегель, в 30-е годы прошлого столетия бывший председателем правления Ленпромпечатьсоюза, гордился своим родством с известным немецким философом. Его правнук Владимир Тесленко узнал о немецких корнях лишь в конце 80-х, когда умер его отец Геннадий Иванович, и на глаза попалась автобиография Густава Эмильевича.
«Родился я в городе Киеве в 1876 году, мой отец – внук немецкого философа Гегеля, служил в России в Министерстве внутренних дел до вступления на престол Александра III, после чего был уволен со службы, как германский подданный», - так начинается автобиография Густава Эмильевича Гегеля, правнука немецкого философа Георга Вильгельма Фридриха Гегеля. Копии этих страниц теперь могут прочитать все, кто интересуется историей Петербурга и его жителей на странице проекта Балтийской медиа-группы «Ленинградский альбом».
По словам Владимира Тесленко, правнука уже Густава Гегеля, о своих немецких корнях и родстве с одним из творцов немецкой классической философии и философии романтизма он узнал в конце 80-х, когда ушел из жизни его отец Геннадий Иванович. Машинописный текст – три странички автобиографии, составленной в 1931 году, Владимиру передала двоюродная сестра отца – тетя Эля.
«Я только после смерти отца узнал, что мы - потомки Гегеля. Я знал, что бабушка носила до замужества фамилию Гегель и не стала ее менять, выйдя замуж. Но, знаете, мало ли однофамильцев на свете. Так что не придавал этому особого значения. А отец был довольно сдержанным человеком, - говорит Владимир Тесленко. – Он скончался в 1988 году, ему тогда было 63 года. Столько же, сколько мне сейчас. У нас с ним были не сказать, что прохладные отношения. Но лишь после его смерти я понял, что он меня любил. Чем больше живешь, тем больше не хватает родителей. Сейчас я бы с отцом поговорил».
Теперь же приходится собирать историю семьи по крупицам. Едва ли не основным источником информации как раз и стала автобиография Густава. В начале 30-х он собирался уехать в Германию по работе. Поездка сорвалась – биография осталась. Из нее потомки узнали, что было у Густава Гегеля еще три младших брата. Семья жила небогато – отец, вынужденный заниматься торговлей, обанкротился. «Грамоте обучился как по-русски, так и немецким способом в домашних условиях», - написал он много позже в автобиографии. Поступив девяти лет от роду учеником к портному, спустя четыре года принял решение покинуть родной дом, поскольку «увидел все несчастие, что мать нас четверых содержать не может». На тот момент мать с детьми уже перебралась из Киева в Петербург.
Все пережитое в детстве, пишет Густав, психологически на него повлияло. Так что нет ничего удивительного, что, будучи уже молодым человеком, он увлекся политическими веяниями того времени. Не последнюю роль здесь сыграл и некий студент Всеволод, который познакомил его с трудами Сен-Симона, Фурье, Лассаля, Энгельса, Маркса. За время знакомства с Всеволодом правнуку Гегеля «пришлось побывать на двух маленьких нелегальных собраниях», на которых присутствовали «курсистки, студенты и один седой старик».
«9 января 1905 года был у Зимнего дворца во время расстрела, где была убита мой лучший друг Соня. Этот день еще раз меня убедил, что без оружия в руках ничто не поможет, ни просьбы, ни петиции, зато вера в царя и в бога была убита», - пишет Густав. В том же году он взял руководство забастовкой картонажников на себя, добившись в итоге повышения заработной платы с 50 копеек до рубля 30 копеек для лиц обоего пола, а также сокращения рабочего дня. После ссылки в Сибирь Густав вернулся уже в Ленинград после Октябрьской революции, вступил в Союз картонажников, в 1921 году занял должность заместителя председателя в кооперативе печатников. В 1930 году был принят на работу в типографию «Советский Печатник». В 1931 году должен был уехать на работу в Германию, но не получилось, остался в Ленинграде. К началу войны Густаву Эмильевичу было 65 лет. Блокаду потомок немецкого философа не пережил, скончавшись в 42-м. В том же году скончалась от истощения и его дочь – Ольга Густавовна Гегель.
«Моя бабушка до войны окончила биофак ЛГУ по специализации «Физиология труда», работала в Институте гигиены, недалеко от Московского вокзала. В марте 42-го возвращалась домой и попала у Финляндского вокзала под артобстрел. Если бы не ранение, возможно, она и выжила бы в блокадном Ленинграде. Ей ведь было тогда неполных 37 лет», - рассказывает Владимир Тесленко.
Выхаживать внука – Геннадия, взялась бабушка Наталья Петровна Гегель. Сама она, кстати, родом из Петергофа, своими глазами видела выезд царя Александра III с императрицей Марией Федоровной. Наталья Петровна дожила до 90 лет и позже делилась воспоминаниями о том событии с внуками. Кстати, и внучку свою любимую, младшую сестру Геннадия, она назвала в честь Марии Федоровны – Дагмарой.
Ну а внук Натальи Петровны воспоминаниями уже собственных детей не баловал. Куда разговорчивее были отцовские однокашники. Один из них и рассказал, как два 16-летних пацана, возвращаясь из Гатчины, куда были направлены на строительство аэродрома, встретили самого Ворошилова.
«Тогда транспорта не было, они возвращались пешком и видели Климента Ворошилова, который стоял на дороге. Он тогда был командующим войсками Ленинградского фронта. Такие вот интересные мелочи я узнал от друзей отца, - говорит Владимир Тесленко. – Поскольку на момент начала войны ему было всего 16 лет, в армию его не взяли. В первую блокадную зиму он чуть не умер – упал в голодный оборок на лестнице. Хорошо, соседка вышла, привела его в сознание, отпоила кипяточком. А так замерз бы».
В марте 1942 года Геннадий был направлен на работу в Военно-морскую школу №2 в качестве радиста-инструктора, по окончании курсов принял присягу и был отправлен на фронт, готовил радистов для партизанских отрядов, диверсионных групп в Лисьем Носу. Демобилизовался Геннадий только весной 1949 года, вернулся в Ленинград, женился на однокласснице – вместе с Тамарой Павловной Николаевой в 8-м классе сидел за одной партой.
«После смерти отца я пытался выяснить, от какого из сыновей Гегеля был рожден Густав - Карла или Иммануила. Хочется выстроить прямую родословную. Но для этого надо ехать в Германию, копаться в архивах там, - говорит Владимир Тесленко. – Мне говорят: тебя тщеславие гонит. С одной стороны, может, так оно и есть. Все же таких философов, кто сделал бы революцию в философской мысли, было немного. С другой, мне просто интересно, откуда пошел наш род».
 

Источник БалтИнфо


Возврат к списку

Наверх