Семь войн и три революции

Семь войн и три революции 10.01.2014

Жизнь этого человека была удивительна. Он всегда выезжал в качестве художника-корреспондента на театр военных действий. Первым стало боксерское восстание в Китае, куда Владимиров отправился в 1901 году, последним – Великая Отечественная война...
Работая в Археологической комиссии, художником-корреспондентом ряда русских и английских газет и журналов, Владимиров создал сотни картин, тысячи рисунков, иллюстраций, отразивших яркие события современности. Впервые он начал работать в качестве спецкора в 1898 году в газете «Петербургский листок», где служил вплоть до 1917 года. С карандашом и альбомом он старался не пропускать наиболее интересные события на улицах Петербурга.
Профессиональный художник, выпускник Академии художеств, Иван Владимиров был уже знаменитым мастером, когда началась Первая мировая война. Он принял участие в боевых действиях на Северо-Западном фронте, был ранен в одном из сражений, награжден медалью «За храбрость». Материалы, созданные им на фронте (а это 125 работ), были представлены на персональной выставке в залах Императорского общества поощрения художеств в августе-сентябре 1915 года. Сбор с выставки поступил в пользу лазарета деятелей искусств в Петрограде.
Как и многие представители художественного мира, Иван Алексеевич всей душой приветствовал Февральскую революцию. «Владимиров все первые дни нового строя с белой повязкой на рукаве и с винтовкой исполнял гражданские обязанности милиционера», – говорилось в газете «Биржевые ведомости».
Во время Октябрьской революции художник многого лишился. Его дом на Большой Гребецкой улице национализировали. По иронии судьбы, ссуду, которую художник взял на его строительство еще в 1897 году, он закончил выплачивать именно в 1917 году. Теперь Владимирову оставили в этом доме квартиру. Любимая дача в Келломяках (ныне Комарово), которую Владимиров построил в 1904 году, оказалась за финляндской границей.
– Несмотря на невзгоды, и во время революции, и в годы Гражданской войны Иван Алексеевич продолжает работать, – отмечает историк архитектуры Наталья Игоревна Баторевич, автор книги «Всю жизнь я служил России...», посвященной Владимирову. – Его рисунки и картины отличаются исторической достоверностью. Это своего рода хроникальная фиксация эпизодов и событий, происходивших в стране.
Художнику удалось счастливо пережить коллизии 1930-х годов. Он уцелел благодаря тому, что писал картины, востребованные советской властью. Многие музеи, в том числе религии и атеизма, революции, железнодорожного транспорта, заказывали ему живописные полотна.
Затем была блокада, все девятьсот дней которой он провел в осажденном городе. День за днем Иван Владимиров вел дневник, который ныне опубликован. «О поступлении добровольцем я мечтать не мог – мои 72 года и неуверенность походки сразу лишили меня надежды на какую-либо активную помощь подобного рода, и я решил все силы направить по линии искусства... буду зарисовывать композиции всех моментов, какие встретятся, о каких я буду читать или слышать правдивые описания и рассказы», – отмечал художник.
Его дочь Зинаида вспоминала, что когда отцу уже было 75 – 77 лет, «мы, дети, настаивали, чтобы папа подал документы на пенсию, но он всегда с жаром и возмущением отговаривался словами: «Пока мои руки держат кисти и я могу работать, о пенсии не может быть и речи, я еще не дряхлый старик»...
В своем родном доме на Большой Гребецкой (современный адрес – Пионерская ул., 51) улице Владимиров прожил сорок девять лет, до самой смерти в 1947 году. Его отпевал дома священник из Князь-Владимирского собора. Похоронили художника на Серафимовском кладбище. В апреле 2011 года по инициативе Санкт-Петербургского союза художников на доме, где жил Владимиров, открыли мемориальную доску, посвященную мастеру.
 

Источник СПб ведомости


Возврат к списку

Наверх