Ничья могила

Ничья могила 25.07.2014

В ноябре нынешнего года исполнится 170 лет со дня смерти видного государственного деятеля Егора Францевича Канкрина, а в сентябре следующего – 240 лет со дня его рождения.
Напомним основные заслуги Канкрина: генерал от инфантерии, министр финансов России в 1823 – 1844 годах. При нем в 1839 – 1843 годах была осуществлена денежная реформа, начат обмен всех ассигнаций на государственные кредитные билеты, обменивающиеся на золото и серебро, эмиссия платиновой монеты. Будучи в 1812 году генерал-интендантом 1-й армии, а в 1813-м – генерал-интендантом действующей русской армии, Канкрин внес неоценимый вклад в победу русских войск в Отечественной войне 1812 года и в заграничных походах 1813 – 1814 годов. Кроме того, благодаря ему Россия завершила войну против Наполеона без финансового дефицита: из 425 миллионов рублей, планировавшихся на ведение войны, в 1812 – 1814 годах было израсходовано менее 400 миллионов.
Кроме приведения в порядок финансовой системы России Канкрин активно занимался наукой. Благодаря его усилиям в Петербурге был организован Практический технологический институт, реорганизованы Лесной институт и училище горных инженеров.

Память о Канкрине в России увековечена двумя памятниками: перед учебным зданием Лисинского лесного колледжа в Лисино-Корпусе, а также у входа в Санкт-Петербургский госуниверситет технологии и дизайна. А вот о сохранности могилы Канкрина на Смоленском лютеранском кладбище почему-то никто не побеспокоился, ее состояние весьма плачевно. От беломраморного креста остался лишь обломок, разрушается цоколь основания. Вид могилы вызывает чувство вины перед памятью великого человека за то, как потомки, пользуясь плодами трудов Канкрина, чтят его память...

Мои обращения в вузы, к созданию которых Канкрин в свое время имел самое непосредственное отношение, не увенчались успехом. В Сбербанке, куда я также обращался, вежливо поблагодарили «за внимание к сохранению исторической памяти видных государственных деятелей Российской империи», но сообщили, что воздержатся от участия в данном проекте. Они сослались на то, что, в соответствии с законодательными актами правительства Петербурга, работы по установке надгробных сооружений производятся при согласии родственников умершего. По имеющимся у банка сведениям, наследники графа живут в США, и решение о проведении любых работ на могиле Канкрина должно быть согласовано с ними.
В Министерстве культуры ответили, что могила Канкрина не включена в реестр исторических памятников – объектов культурного наследия и в связи с этим работы на ней не могут осуществляться за счет средств федерального бюджета. Городские власти указали, что захоронение не числится в списке охраняемых и является частным и на бюджетные средства не реставрируются. В КГИОП пояснили, что включение объекта в упомянутый выше реестр принимается на основании соответствующего заключения государственной историко-культурной экспертизы. Однако тут же посетовали, что КГИОП не может провести ее в 2014 году, поскольку по целевой статье расходов на экспертизу с целью включения исторических захоронений в реестр не предусмотрено...
Одним словом, замкнутый круг! И это притом что могила Канкрина на 36-м участке Смоленского кладбища входит в «Перечень мест захоронений на кладбищах Санкт-Петербурга известных граждан, внесших значительный вклад в историю России и Санкт-Петербурга», утвержденный согласно приложению к распоряжению правительства города от 11 июля 2005 года. А в этом распоряжении, между прочим, говорится: «Комитету по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры, комитету экономического развития, промышленной политики и торговли совместно с организациями сферы ритуальных услуг провести инвентаризацию мест захоронений, указанных в перечне, и подготовить предложения по их содержанию и текущему ремонту за счет средств бюджета Санкт-Петербурга». С тех пор прошло уже девять лет...

Источник Санкт-Петербургские ведомости


Возврат к списку

Наверх