Есть близ Петербурга место, о котором многие никогда не слышали

Есть близ Петербурга место, о котором многие никогда не слышали 13.03.2014

Есть близ Петербурга место, о котором многие никогда не слышали, а уж бывали там и вовсе единицы. Потому что до совсем недавнего времени это была запретная зона...
Впрочем, это вовсе не какая-то тмутаракань, а самая что ни на есть цивилизация: Приморский район, окрестности Лисьего Носа. В 1920-х годах Общество политкаторжан хотело назвать это место «мысом казненных» – в память о том, что в пору столыпинской реакции там было лобное место. Власти не поддержали предложение. Молва упорно носила слухи, что расстреливали там и во время красного террора, Кронштадтского мятежа.
До недавних пор эта территория, находящаяся в ведении военно-морской базы (как городок № 354), была режимной. Информация о том, как она использовалась, очень скудна: после войны тут был военный склад Балтийского флота, а во времена холодной войны – находившийся в ведении НИИ ВМФ полигон для испытания новейших артиллерийских систем и ракетных комплексов морского базирования. Бытуют невероятные слухи про военный завод, про какие-то подземные сооружения...
Про то, что находится под землей, можно строить самые фантастические предположения. А вот на земной поверхности в «запретке», как эту территорию зовут местные жители, стоит лишь одно здание, которое многое могло бы рассказать. Большое, из красного кирпича, с узкими зарешеченными окнами наподобие тюремных. Есть сведения, что построили его в 1916 году прямо на месте тайного захоронения революционеров-террористов.
Еще в 1990-х годах военные вывезли отсюда большую часть оборудования, но за режимной зоной присматривали. Петербуржец Игорь Борисов служил здесь в охране четыре года. И прикипел к этому месту. Стал заниматься его историей, искать документы, свидетельства, встречаться с теми, кто здесь служил.
– Тут сохранились военные укрепления, возведенные еще во время Крымской войны XIX века, когда готовились защищать Петербург от нападения англо-французской эскадры, – рассказал Игорь Борисов. – Они идеально подходят для филиала музея: к примеру, Военно-морского, Артиллерийского или даже для создания нового музея обороны и блокады Ленинграда. Подвальные помещения уходят в глубину на три этажа, для связи с заливом существовал подземный выход. Помещения огромные – хватит для разных выставочных экспозиций. А на самой территории можно было бы выставить образцы военной техники под открытым небом. Рельеф местности подходит для любых военных реконструкций. До города близко – маршрутки, автобусы, электричка. Однако не ценят у нас того, что имеем...
С 2004 года до апреля 2013 года земля числилась на балансе «18-го арсенала ВМФ», но в связи с сокращениями объект вывели из состава части, а охрану сняли. До сентября прошлого года порядок тут поддерживался, а затем началось разграбление. По словам Борисова, охотники за металлами – начиная с гастарбайтеров и кончая родными мародерами – выносят все, что только можно унести. Никто не препятствует – охрана отсутствует. Все открыто настежь, половины стекол уже нет. Де-юре – хозяин Минобороны, а де-факто – никто.
Местные ревнители истории бьют тревогу: надо срочно что-то делать, иначе уникальная реликвия в скором времени будет потеряна. «Царско-советскому» наследству грозит угроза полного уничтожения. Муниципалы разводят руками: хоть и рядом, а территория не наша, мы ничего сделать не можем. На одну только переписку с Минобороны могут уйти годы...
Похожая ситуация и на Ржевском полигоне, и на некоторых кронштадтских фортах: формально военные являются собственниками, но фактически хозяина нет. Куда только ни обращался Игорь Борисов по поводу Лисьего Носа: и в штаб военного округа, и в музеи, и в администрацию города, даже в правительство России. В лучшем случае чиновники выражали понимание, но дальше ничего не происходило.
В прокуратуре Западного военного округа сообщили, что прокуроры в курсе происходящего, соответствующая информация направлена в адрес начальника штаба округа «для организации охраны указанного городка», а реализация мер поставлена на контроль. Однако прошли месяцы, но ничего не сдвинулось с мертвой точки.
– Стоит напомнить, что «запретка» – это еще и реликвия битвы за Ленинград: здесь проходила Малая Дорога жизни, – говорит Игорь Борисов. – Отсюда переправлялись войска на Ораниенбаумский плацдарм, которые в январе 1944 года сокрушили врага и освободили Ленинград от блокады. В Лисьем Носу к 70-летию Победы собираются ставить памятник регулировщику на Малой Дороге жизни. Дело хорошее и нужное. Но ведь в это же время здесь на глазах гибнет историческая реликвия блокадных времен...
Возможно, не всем понравится идея использовать это место для популяризации военной истории. Нет проблем! Здесь может быть и совершенно мирный музей.
– Через какое-то время Музею Арктики и Антарктики придется покинуть бывшую единоверческую церковь на улице Марата, а тут, в Лисьем Носу, для него можно было бы устроить прекрасную площадку, – рассуждает Борисов. – К тому же рядом, в нескольких шагах, – гидрометеорологическая станция, которая в зимнее время является практически полной копией полярных метеостанций. А на территории бывшей «запретки» можно было бы устраивать игры народов Севера, проводить гонки на собачьих и оленьих упряжках, построить жилища северных народов.
Впрочем, на музейном использовании бывшей запретной зоны свет клином не сошелся. При здравом подходе концепций развития территории предостаточно. К примеру, в свете возрождения «Ленфильма» можно проработать вариант создания здесь съемочной площадки для киностудии. Лисий Нос издавна пользуется большой популярностью у киношников, почти каждый год в этих местах идут съемки.
 

Источник СПб ведомости


Возврат к списку

Наверх