Мануфактура на месте мызы

Мануфактура на месте мызы 17.01.2014

В конце XVIII века на берегу Невы в районе нынешней станции метро «Пролетарская» появилась прекрасно обустроенная мыза Александровка. Принадлежала она генерал-прокурору князю Александру Алексеевичу Вяземскому и была только небольшой частью огромного имения Александровки.
Коммерция аббата Оссовского
На севере имение граничило с землями Невских кирпичных заводов, Волковой деревни и Купчина, на юге – с Мурзинкой, также принадлежавшей князю Вяземскому, и землями Рыбной слободы, на западе – с землями Кузьминой слободы и среднерогатских немецких колонистов, а на востоке выходило на Неву. До князя Вяземского имение называлось Кайкуши и принадлежало в петровское время царевичу Алексею Петровичу, а позже было подарено Екатериной II камергеру Василию Григорьевичу Шкурину, который и продал его князю.
Вяземский в свою честь переименовал имение в Александровку (Александровское) и устроил здесь несколько мыз с красивыми домами и затейливыми парками. Для местных крестьян он построил двухэтажные каменные дома вдоль Шлиссельбургской дороги. Было здесь и несколько заводов (кирпичный, черепичный, сахарный, водочный).
После смерти князя Вяземского его вдова княгиня Елена Никитична не смогла содержать такое огромное и богатое имение, требовавшее эффективного управления и больших затрат. Купить Александровское целиком желающих не нашлось, и княгиня стала распродавать его частями. В каждой проданной части был или господский дом с парком, или завод, или то и другое да в придачу с деревнями, пашнями, лугами и лесами.
Самую большую часть Александровского – от Шлиссельбургской дороги до земли Кузьминой слободы – купил немец Антон Венкер фон Данкеншвейль. Владельцами других частей стали весьма известные лица. Князю Алексею Борисовичу Куракину досталась большая дача с двумя деревнями (Лесной и Заводской) и обширными полями и лугами. Жена графа Дмитрия Александровича Гурьева Прасковья Федоровна, урожденная графиня Салтыкова, купила дачу с большим домом на берегу Невы, парком и кирпичным заводом. Граф Сергей Петрович Румянцев стал владельцем дома с английским садом и прудом. Жена действительного тайного советника Александра Юрьевича Нелединского-Мелецкого Настасья Николаевна, урожденная графиня Головина, приобрела также дом с английским садом и два завода (сахарный и горшечный). Еще несколько небольших домов с участками были проданы другим владельцам.
Непроданным остался только самый большой дом на берегу Невы. С него-то и началось превращение бывшей княжеской усадьбы в мануфактуру.
Ее основание связано с императором Павлом. Как известно, будучи православным, он стал одновременно и великим магистром Мальтийского ордена. Католические миссионеры в России почувствовали себя вольготно. Один из них, аббат Оссовский, в 1797 году подал прошение на имя императрицы, указывая «на пользу и значительные выгоды от введения в России новой отрасли промышленности, состоящей в обработке хлопчатой бумаги и приготовлении из оной тканей». В доказательство полезности предлагаемого нововведения Оссовский приводил в пример иностранные государства, где уже введена была обработка и прядение хлопчатой бумаги, от которой фабриканты извлекали значительные выгоды.
Чтобы приступить к делу, он просил императрицу выдать ему заимообразно 50 тысяч рублей, предоставить бесплатное пользование обширным домом в течение нескольких лет, а также разрешить употреблять для работы питомцев Воспитательного дома и выписывать из-за границы железные и стальные инструменты.
К тому времени император Павел передал «главное начальство над Воспитательными домами в обоих престольных городах» своей супруге императрице Марии Федоровне. Та оценила выгоду предложения аббата для своего нового дела и добилась того, что 13 апреля 1798 года были высочайше утверждены составленные планы устройства мануфактуры и условия сотрудничества с аббатом Оссовским. Для этого заведения и купили у княгини Вяземской большой дом «со всеми при оном строениями и землею» в десяти верстах от Петербурга вверх по Неве. С некоторыми корректировками были выполнены и другие условия, заявленные аббатом.
Вскоре после открытия мануфактуры аббат Оссовский умер, и мануфактура, по высочайшему повелению, 9 апреля 1799 года поступила в полную собственность Воспитательного дома.
Полицейские меры
В 1800 году был высочайше одобрен доклад императрицы, в котором она предлагала создать правление мануфактуры во главе с начальником от Воспитательного дома, состоящее из нескольких купцов и мануфактуристов, которые участвовали бы в прибыли. При этом мануфактура должна была стать коммерческим предприятием.
В докладе отмечалось также, что для переработки хлопчатой бумаги уже имеется достаточно машин, но не хватает рабочих. Императрица предлагала передать в ведение Воспитательного дома слободы Рыбацкую и Усть-Ижору, с тем чтобы эти селения снабжали мануфактуру рабочими. Предлагалось также учредить инвалидный дом на тысячу человек, чтобы инвалиды, их жены и дети могли бы работать на мануфактуре. Для жилья инвалидов с семьями надо было построить дома. Чтобы обеспечить развитие мануфактуры, предлагалось приобрести усадьбы и земли, лежащие вокруг Александровского.
В ноябре того же 1800 года было создано правление Александровской мануфактуры. В феврале следующего года, незадолго до своей насильственной смерти, Павел издал указы о передаче в казенное ведомство и причислении к Александровской мануфактуре двух дач, смежных с ее землей: Гурьеву и Куракину. Крестьяне двух деревень – Лесной и Заводской, входивших в состав Куракиной дачи, также поступили в распоряжение мануфактуры. На Гурьевой даче в 1816 году устроили «Дом отдохновения» для временного отдыха и начального обучения чтению, письму и арифметике питомцев мануфактуры.
Еще одну дачу, Еленинскую, мануфактуре уступил немец барон Антон Венкер фон Данкеншвейль. Она представляла собой огород с оранжереями, конюшнями и другими хозяйственными постройками, расположенными вдоль берега Невы. Дача эта очень была нужна для расширения мануфактуры, и Венкер воспользовался ситуацией. Он предложил уступить Еленинскую дачу безденежно в обмен на российское дворянство с правом владеть крестьянами. Его предложение было принято. На месте этой дачи позже построили дома для рабочих мануфактуры.
Однако крестьяне, привычные к труду крестьянскому, не хотели работать на мануфактуре, и для принуждения их к таким работам потребовались полицейские меры. Но и они не дали желаемого результата.
После бесплодных попыток заставить работать рыбацких и усть-ижорских крестьян на Александровской мануфактуре ее руководство отказалось от этой мысли. К тому же Рыбацкое, а тем более Усть-Ижора находились на значительном расстоянии от предприятия и надо было заботиться об организации их работы, выражаясь современным термином, «вахтовым методом». Это предполагало в свою очередь обеспечение для них условий временного пребывания с ночлегом.
Кроме питомцев Воспитательного дома работать на мануфактуре стали солдаты инвалидной команды, тульские и сестрорецкие мастеровые, а также иностранные специалисты.
Так в период короткого царствования императора Павла I была основана Александровская мануфактура. Принято считать, что император Павел назвал ее в честь своего наследника Александра. На самом деле из многих документов видно, что название утвердилось естественным образом от названия имения Александровского, или Александровки, в части которого мануфактура и была создана.
Сейчас на месте бывшей княжеской усадьбы, а затем Александровской мануфактуры находится Обуховский завод. На территории Еленинской дачи строится жилой комплекс «Молодежный».
Вера АНДРЕЙЧЕВА
 

Источник СПб ведомости


Возврат к списку

Наверх