«Мундир красный, отвороты синие, пуговицы блестят...»

«Мундир красный, отвороты синие, пуговицы блестят...» 07.11.2013

В ноябре будущего года — к 285-летию великого полководца Александра Суворова и к 110-летию музея его имени — в нашем городе планируется открыть музей оловянных солдатиков.
«Запрос общества на создание такого музея огромен — это подтверждает выставка, организованная в предыдущие годы, и интерес СМИ к этой тематике, — напомнил директор Музея А. В. Суворова Владимир Гронский. — Да мы и сами в детстве играли в солдатиков, читали Андерсена, и думаю, в будущем году мечта нашего музея претворится в жизнь при поддержке комитета по культуре».

Музей планируют разместить в желтом домике смотрителя недалеко от основного здания музея, где сейчас находятся инженерная служба, реставрационные мастерские (площадь — около 180 кв. м). По словам Владимира Гронского, в случае создания музея оловянных солдатиков эти службы можно перевести в «новое отвоеванное помещение», то есть в один из домов на Таврической улице
Бывший директор музея, глава ревизионной комиссии Союза музеев России Александр Кузьмин, который, очевидно, и возглавит новый музей, пообещал, что если общественность и коллеги поддержат эту идею, то к 2015 году музей оловянных солдатиков будет участвовать в конкурсе и обязательно победит.

Александр Иванович также показал эскизы помещений: в одном из залов предполагается размещение своеобразного класса, где можно было бы проводить занятия, читать лекции и, хотя в здании не предполагается изготовление солдатиков, потому что технологически сделать это трудно, можно обеспечить весь цикл показа этого процесса для посетителей
«Вечёрка» побеседовала с Александром Кузьминым о том, каким ему видится будущее музея оловянных солдатиков.

— С 2002 года мы продвигаем идею создания музея, — объяснил Александр Иванович. — Раньше все упиралось в то, что нет помещения, но сейчас эта задача решается, и думаю, музею — быть. Оловянные солдатики привлекают внимание не только детей, но и большой армии коллекционеров во всем мире. В основе будущей экспозиции будет дар коллекционеров Люшковского и Любимова, которые в 1968 году передали основную массу своей коллекции. Кстати, она постоянно пополняется изделиями участников кружка любителей оловянной миниатюры, который работает при музее. Интересен и сам процесс изготовления фигурок — модели для отливки делаются из мягкого камня, швейцарского черного камня. Сами по себе эти формы представляют большой художественный интерес, более того — фигурки бывают раскрашенными или нераскрашенными,
и трудно выбрать, которая из них лучше, ведь, когда она не раскрашена, видно, как работал гравер, а когда раскрашена — это делает военную фигурку исторически более точной.
— Александр Иванович, ваши коллеги почти единодушны во мнении, что идея прекрасная, а концепции у музея нет. Когда же будет разработана концепция, что позволит открыть музей и избежать критики коллег?
— У каждого директора есть свое понятие о концепции. Но сегодня для нас главное то, что решился вопрос о создании музея и под это решение можно запрашивать финансирование. Теперь предстоит долгий путь: нужно сделать смету на проект, ремонт здания и т. д.

— Вы сами коллекционируете миниатюрные фигурки, собираетесь ли выставлять свою коллекцию в зале будущего музея?
— У меня одна-единственная коллекция: я собираю то, что мне дарят. У меня дома стена увешана оловянной миниатюрой, но я ее не собираюсь выставлять. То, что у меня находится, — это некоторые из экземпляров того, что уже есть в музее. Ведь, когда изготовляется солдатик, он делается в нескольких копиях, выдается сертификат — что это за солдатик, кого он изображает, какой номер этого экземпляра и т. п.
— Известно, что главный герольдмейстер РФ заместитель директора Эрмитажа Георгий Вилинбахов — страстный любитель миниатюрных фигурок, у него большая личная коллекция оловянных солдатиков. Будете ли вести с ним переговоры на их экспозицию?
— Нам своих солдатиков хватает — зачем Георгия Вадимовича беспокоить? Тем более что он на основе своей коллекции тоже может сделать музей. Но если он будет помогать нам советами, то мы, конечно, к нему обратимся. Не забывайте, Музей Суворова — богатейший, и вся экспозиция, которая сегодня у нас есть, сделана на наших фондах.

— В последнее время можно слышать мнение о размывании музейной специфики, вы согласны с этим?
— Я бы сказал, что идет не размывание, а навязывание другой специфики. И это не всегда правильно. Потому что функции музея закреплены законодательно — там всего три позиции: собирать, хранить и представлять свои коллекции. А то, что какой-то выставочный зал занимается самокатами, — очень хорошо, но давайте тогда делать фирмы по прокату самокатов и пусть они сотрудничают с музеями. Ведь с позиции законотворчества музей этим заниматься не должен. С другой стороны, музей должен воспитывать у посетителя культуру восприятия музейных ценностей, экспозиций, а не заигрывать с народом. Иначе получается, что человек приходит в музей: попрыгал, побегал, а что есть ценного в музее — не усвоил. Кстати, в Музее Суворова в конце 50-х была экспозиция солдатиков, и те, кто видел ее тогда, помнят и сейчас. А если
люди придут для того, чтобы поучаствовать в какой-то эстафете, надеть на себя солдатскую форму, сфотографироваться, то могут, как в басне Крылова, «слона-то и не приметить».
В коллекции Государственного мемориального музея А. В. Суворова 50 тысяч миниатюрных фигурок — это самая большая коллекция на всем постсоветском пространстве, даже в Эрмитаже игрушечных солдатиков в разы меньше — эрмитажная коллекция насчитывает всего три тысячи единиц.

Источник Вечерний Петербург


Возврат к списку

Наверх