Смольный составил список «Монбланов»

Смольный составил список «Монбланов» 30.05.2014

Правительство Петербурга официально признало ЖК «Монблан», «Финансист», «Аврора» и «Стокманн», а вместе с ними еще 73 здания «диссонирующими объектами», фактически – градостроительными ошибками. Перечень уже согласован в Министерстве культуры и готовится для утверждения горадминистрацией. Пока для собственников объектов это не повлечет последствий. Однако в ближайшие два года Смольный намерен разработать механизмы «нейтрализации» диссонирующих объектов.
Перечень из 77 диссонирующих объектов Смольный разработал совместно с экспертами при подготовке поправок в "820-й закон" – о зонах охраны. Документ уже прошел согласование в Министерстве культуры и в июне может быть внесен в ЗакС. «Пока никаких юридических последствий утверждение списка не несет. Это декларативное желание обозначить наличие проблемы», – рассказал «Фонтанке» начальник управления зон охраны объектов культурного наследия КГИОП Алексей Михайлов. Однако в дальнейшем Смольный намерен развивать механизмы воздействия на собственников.
Прежде всего, составители списка прошерстили невские набережные. На них оказалось немало диссонирующих элементов, зачастую — элитных объектов. Сплошная градостроительная ошибка — застройка набережной Робеспьера от дома 4, построенного компанией «Возрождение Петербурга» (Группа ЛСР), до 12-го – застройщика RBI. Затем – Песочная набережная с домом RBI и Евгения Герасимова «Новая Звезда» и ЖК Omega House Михаила Мамошина.
Ошибкой оказался и ЖК «Олимпийская деревня» напротив, на Крестовском острове. Плюс, возможно, несколько потенциальных «ошибок» прямо сейчас строится по соседству – эта часть города еще продолжает формироваться зданиями современной архитектуры.
И конечно, нельзя упустить ЖК «Монблан» и жилой дом «Аврора» у Сампсониевского моста. «В список вошли все более-менее заметные здания, построенные в XX–XXI веке, и в особенности — в последнее время», – рассказал директор Бюро межевания городских территорий «Петербургского НИПИград» Павел Никонов.
Впрочем, в центре города диссонирующих объектов не меньше. Это и современная надстройка ТК «Стокманн», и Regent Hall на Владимирской площади, и ТРК «Пик» с ТЦ «Сенная», и здание на Казанской, 3, за Казанским собором. А также — элитные комплексы «Парадный квартал», «Резиденция на Суворовском» и «Шпалерная, 60». Все их возвела СК «Возрождение Петербурга».
Кроме того, значительную часть списка представляют советские объекты. Среди них — и знаковые здания: Ленинградский дворец молодежи, БКЗ «Октябрьский», комплекс зданий Лениздата и гостиница «Азимут» на Лермонтовском проспекте. Она была построена в 1960-х под руководством академика архитектуры Евгения Левинсона.
Парадоксально, но статус «диссонирующих» получили и совсем новые, недавно согласованные здания. К примеру, высотная часть бизнес-центра «Лидер» на площади Конституции. Ее ввели в эксплуатацию в конце 2013 года. Или открытый в 2011 году бизнес-центр банка «Санкт-Петербург» на Малоохтинском проспекте, 64А, Сергея Чобана и Евгения Герасимова.
Более того, градостроительной ошибкой стало здание 1911 года постройки на улице Блохина, 22, рядом с Князь-Владимирским собором. Этому факту удивились даже сами участники рабочей группы. «Мы изначально договорились, что здания, построенные до 1917 года, не могут признаваться диссонирующими. Наверное, это ошибка», – отреагировал Павел Никонов. Дело в том, что инициатором создания списка выступал КГИОП, для которого его, в свою очередь, готовила студия Никитина, рассказали участники рабочей группы. Соответственно, сами эксперты список только редактировали, что не исключало пропуска ошибки.
Впрочем, не менее интересно, каких зданий в списке нет. А именно — нет здания товарно-фондовой биржи "Санкт-Петербург" на 26-й линии Васильевского острова и второй сцены Мариинского театра. Нет творений «Корпорации С» Василия Сопромадзе – апарт-отеля на набережной Фонтанки, 1, и дома на Манежной площади (Итальянская, 12а). Нет и весьма спорного дома с петухом на Шпалерной, 42В.

Список есть – санкции появятся
Впрочем, первоначальный перечень диссонирующих объектов будет редактироваться в дальнейшем, не исключают эксперты. В 2015–2016 годах планируется провести еще одну, на этот раз более основательную и значительную корректировку 820-го закона Тогда же могут появиться и конкретные механизмы для «нейтрализации» диссонирующих объектов.
Пока что никаких рычагов воздействия на собственников диссонирующих объектов у администрации практически нет. «Заставить собственников вносить изменения в облик объектов достаточно сложно. Но при потенциальной реконструкции мы будем учитывать тот факт, что объект является диссонирующим, и будем учитывать необходимость изменения его параметров», – рассказал Алексей Михайлов. Также законопроект предполагает разрешение беспрепятственного сноса диссонирующих объектов, изменение габаритов здания, демонтаж отдельных его элементов и изменение фасадов. Либо, на худой конец, — «драпировку» построек зеленью или экранами.
Также закон может быть расширен – и новыми зданиями, в том числе с диссонирующими мансардами, и новыми рычагами. «В мировой практике есть механизм, при котором собственникам зданий запрещается делать капремонт и реконструкцию зданий. Когда постройки достигают своей физической немощи, их удаляют из городского пейзажа», – рассказал Павел Никонов.
Кроме того, никто не отменял «метод Монпарнаса» – сбора пожертвований на выкуп и снос диссонирующих построек. И конечно, исследования и исключения путей, которыми в городской среде эти самые диссонирующие постройки появились, в том числе с привлечением правоохранительных органов.

Вперед в прошлое
Фактически утверждение такого масштабного списка — отрицание городских достижений в области архитектуры. Неудивительно, что петербургское архитектурное сообщество, создававшее город в последний десяток лет, критику и подход КГИОП и его экспертов категорически не приемлет. Михаил Мамошин, архитектор БЦ «Авеню» и дома «Омега хаус», также попавших в список, причисление зданий к диссонирующим постройкам назвал ошибкой и недоразумением. «Проекты выполнены в контексте ленинградской архитектуры, они удостаивались высоких архитектурных наград. Бизнес-центр «Авеню» был включен в «Белую книгу Всемирного клуба петербуржцев». Наверное, люди, которые разрабатывали этот список, должны еще поработать», – отреагировал Михаил Мамошин.
Архитектор, в принципе, не видит необходимости в составлении перечня без указания дальнейших последствий для попавших в него зданий. «Если здание наносит непоправимый ущерб, как «Монблан», нужно его разбирать. В Париже, например, собирают деньги на снос башни Монпарнас. Я на "Монблан" готов сдать», – добавил Михаил Мамошин.
С коллегой согласен глава «Студии 44» Никита Явейн. «Моя позиция — надо создавать не перечень того, что можно сносить, а список того, что нельзя — зданий, имеющих историко-культурную ценность, которые необходимо сохранить. Пусть их будет 10 или 15 тысяч», – объяснил он. И предложил сократить разработанный список до зданий, которые надо сносить однозначно.
Для строительного сообщества инициатива КГИОП и вовсе оказалась сюрпризом. «Проект поправок в 820-й закон разрабатывался без участия девелоперов. Нам он был презентован за три дня до официального опубликования», – рассказал генеральный директор НП «Объединение строителей СПб» Алексей Белоусов. Партнерство пока что изучает и не комментирует документ.
Тем не менее, как ранее рассказывал «Фонтанке» депутат ЗакСа Борис Вишневский, документ может быть согласован без поправок, в первоначальном виде — в случае корректировки законопроекта его придется заново согласовывать с Минкультуры, а этот процесс очень длительный и трудоемкий.
 

Источник Фонтанка.ру


Возврат к списку

Наверх