Тяжкое бремя культуры

Тяжкое бремя культуры 16.03.2011

Лиговский пр., 15 – 13. Таков адрес очередного детища неуемной реконструктивно-инвестиционной деятельности в историческом центре города. Строители снимают свою ограду, чистят территорию, готовят объект к торжественному открытию

Объект охраны почти исчез, зато торговых площадей – выше крыши.Однако то, что авторы и строители сотворили на этом участке, вряд ли можно назвать торжеством архитектурного мастерства и тонкого вкуса. Лицевая часть распиленного вдоль трехэтажного дома в полном смысле прилеплена к черному, расчерченному грубыми и толстыми вертикалями пятиэтажному стеклянному параллелепипеду. На фоне агрессивного монстра остатки дома с обильно декорированным фасадом кажутся забытой, уже безжизненной и никому не нужной театральной декорацией. Можно уверенно констатировать, что убийство очередного фрагмента живого исторического Петербурга состоялось.

Дом на участке № 13 (именно о нем идет речь) стал первой каменной постройкой на всем протяженном участке набережной Лиговского канала от Невского проспекта до искусственного бассейна-накопителя в районе современной ул. Некрасова. Он был построен архитектором З. Х. Краснопевковым в 1829 году для М. К. Курило. Господствовавший тогда стиль классицизм определил и соответствующий облик дома.

Через два десятилетия дом купил Х. И. Минута, который изменил скромный фасад на более «богатый» в соответствии с входившей тогда в моду эклектикой. Другие владельцы заказали в 1886 г. архитектору П. И. Кудрявцеву внутреннюю перестройку дома. К тому времени красная линия застройки была отодвинута ближе к каналу и малоэтажные дома 15, 13 и 11, зажатые торцами многоэтажных доходных домов более поздней постройки, образовали единственный на этой набережной «лирический» участок с полосой зелени перед уютными, камерными фасадами.

В 1892 году канал был засыпан и превращен в Лиговскую улицу, что придало этому району черты более выраженной городской регулярности и строгости. Поэтому эстетическая и пространственная ценность малоэтажных домов 15 – 11 (по закону контраста) еще более возросла. В то же время этот протяженный фрагмент застройки создавал определенную масштабную градостроительную «перекличку» с небольшой Греческой площадью, на которой в окружении зелени возвышался храм Дмитрия Солунского (теперь на его месте, раздвинув границы площади, громоздится БКЗ «Октябрьский»).

В советское время дом был превращен в коммуналку. Ее расселили в 1979 году и провели варварский ремонт, после которого исчез фасадный декор, изменилась форма крыши, зато появились балконы. Здание передали на баланс БКЗ под нужды административно-хозяйственного отдела. Четверть века эксплуатации этим отделом тоже, конечно, не пошли на пользу многострадальному зданию.

Наконец, в его судьбу вмешалось ООО «Петростройинвест», которое, воспользовавшись тем, что на месте дома 15 после войны стоял лишь одноэтажный флигель, решило построить на объединенном участке 15 – 13 большой бизнес-центр «Лиговский».

С этого времени над домом нависла угроза уничтожения, поскольку интересы бизнеса, естественно, требовали сноса не только дома 13, но и соседнего № 11 с тем, чтобы «выровнять» линию застройки и тем самым значительно увеличить полезную площадь нового комплекса. К тому же снос исторического объекта значительно упрощал и удешевлял строительство.

Угроза сноса стала еще более реальной, когда КГИОП на основании заключения об аварийности дома снял с него статус вновь выявленного ценного объекта культурного наследия. И только инициированное общественностью обращение в судебные органы спасло оба здания от полного уничтожения: федеральный суд признал подлежащей сохранению местоположение исторической фасадной плоскости этих домов как фиксирующей красную линию застройки Лиговского канала. В этих условиях заказчик применил (опять же ссылаясь на аварийность здания) весьма распространенный в таких случаях прием сноса и воссоздания исторического объекта. При этом воссоздавать фасад решили по состоянию на 1849 год.

Другое важное решение – как сочетать воссозданное историческое здание с современным пятиэтажным корпусом – было принято не сразу. Заказчика по каким-то причинам не устроили проектные предложения не только солидной петербургской мастерской, но и английской фирмы. Выбрана была малоизвестная архитектурная мастерская, которая предложила свои варианты размещения двух взаимно перпендикулярных стеклянных корпусов. Среди них был и вариант, когда между воссозданным и стеклянным корпусами оставалось дворовое пространство. Логично было предположить, что именно такое решение одобрит градостроительный совет. Однако 17 апреля 2009 года совет принял милый сердцу заказчика вариант, при котором «историческое» здание врезалось в стеклянный корпус, что, конечно, обеспечивало увеличение площади бизнес-центра.

Это более чем странное решение усугубилось не менее странным решением фасада стеклянного параллелепипеда, ставшего фоном для воссозданного здания. Сам по себе прием строительства фонового здания позади ценного исторического объекта вполне возможен. Но почему архитекторы это фоновое сооружение сделали агрессивно грубым, подавляющим и унижающим «нижележащее» здание другой эпохи? Что это – способ самоутверждения («Знай наших»!) или отсутствие элементарной архитектурной культуры? Тем более в таком городе, как Санкт-Петербург, где архитектурное мастерство наших предков все же так или иначе дисциплинирует творчество многих современных зодчих. Тому немало примеров (Крестьянский пер., 3, пр. Добролюбова, 12, Тверская ул., 6, и др.). Но в целом отношение к архитектурному наследию в нашем городе нельзя назвать благополучным – ни в сфере проектирования, ни в сфере управления архитектурно-строительным процессом. Черный монстр на Лиговском, 13/15, тому нагляднейшее подтверждение.
 

Источник СПб ведомости


Возврат к списку

Наверх