При Фонтанном доме разбили парк им. Довлатова

При Фонтанном доме разбили парк им. Довлатова 08.09.2011

Собрались не только поклонники — среди пришедших были друзья и родственники. И надо признать, не было никакого неловкого чувства, будто создан очередной заповедник, в котором слово «Довлатов» будет усердно посыпаться нафталином.
Сама выставка скорее художественная, чем кропотливо-документальная: предметов быта, ископаемых орудий труда тут в общем-то и нет. В основном представлены художественные плоды труда самого Довлатова — и остальных.

Знакомые портреты Довлатова, сделанные фотографом Ниной Аловерт. Шаржи, тоже известные по обложкам книг (на каждом — подчеркнуто густые брови и черные внимательные глаза). Огромные, увеличенные распечатки газеты «Новый американец», подвешенные у окон на манер обоев.

— Мне выпала редкая честь привезти все материалы выставки из Нью-Йорка в Петербург, — рассказала Галина Глушанок, филолог, организатор выставки. — Я попросила Леночку Довлатову предоставить все, что она может. Двадцать лет прошло со дня смерти Сергея. И Лена двадцать лет хранила все эти вещи, не особенно их перебирая.
Мы с Леной сели и пересмотрели фотографии. Это был тяжелый процесс — воспоминания, которые вдруг нахлынули на нее, не давали ей расстаться с этими снимками. Но все-таки, как видите, это произошло.

Андрей Арьев, главный редактор журнала «Звезда», представил новую книгу «Жизнь и мнения: избранная переписка».

— Мне кажется, с изданием писем нужно быть очень осторожным, — заметил Андрей Юрьевич. — Большая часть людей, которая упоминается в этих письмах, еще живы, а не каждому нравится, когда о нем публикуют что-то, похвальное или тем более непохвальное. Поэтому в книге есть некоторые купюры.

Из числа наследников присутствовала сестра Довлатова по отцу, Ксана Мечик-Бланк. Она предоставила для книги письма Довлатова к отцу, театральному режиссеру Донату Мечику. Тот хранил Сережины письма, написанные с армейской службы в Коми; из Таллина; из Америки.

Другие опубликованные письма Довлатова — к актрисе Тамаре Уржумовой.
— Период этих писем — совершеннейшее детство, вернее, студенчество, — говорит актриса. — У меня валялись эти письма. Думаю — дай-ка прочту. Это такая прелесть! И чего же не поделиться.

...Отходишь чуть в сторону и видишь посреди зала огромную грибообразную инсталляцию. Внизу — ноги, вроде бы человеческие, в каких-то сапогах и валенках. Сверху — огромная пластина. А на ней раскинулся целый зеленый массив (из папье-маше, что ли) — со скамейками, клумбами, пьяницами и котами. Надпись на воротах гласит: «Парк культуры и отдыха им. Довлатова».

— Концепция «парка», которую нам предложили, была очень содержательной — и очень загадочной, — говорит автор, художник Андрей Севбо. — Как смогли, постарались воплотить. Все материалы на выставке — американские, а у нас получилась та Россия, которая и у Сергея Довлатова, и у нас всех сохранилась в голове.
 

Источник Вечерний Петербург


Возврат к списку

Наверх