Первый остров ГУЛАГа

Первый остров ГУЛАГа 06.09.2012

Вчера общество «Мемориал» провело традиционную акцию, посвященную годовщине начала «красного террора» (1918 год). Раньше поминальным местом был только Соловецкий камень на Троицкой площади, но уже во второй раз память жертв террора почтили у «расстрельной стены» Головкина бастиона Петропавловской крепости.

Как отметил председатель совета научно-информационного центра «Мемориал» Александр Марголис, он надеется, что возложение цветов на место расстрелов на Заячьем острове со временем превратится в городскую традицию.

– Мы находимся на территории первого острова архипелага ГУЛАГ, – отметил ученый. – Это не просто колыбель Петербурга, русская Бастилия, но и место, где начался государственный террор коммунистического периода. Однако сегодня есть очень много болезненных вопросов, остающихся без ответа в связи с этим некрополем террора.

На сегодняшний день практически не осталось сомнений в том, что большинство расстрелов во время Гражданской войны происходило именно на этой территории. Тогда это был хозяйственный двор Монетного двора, огороженный глухим высоким забором. Экспедиция археолога Владимира Кильдюшевского в прошлом году за один поисковый сезон вскрыла только 30% этой территории, обнаружив около 120 останков расстрелянных. Сколько нас ждет еще – неизвестно, но счет может идет на сотни.

В нынешнем году археологические исследования здесь не велись на том основании, что у города нет денег на эти работы. А денег не было потому, что в уставе Музея истории города не было специальной статьи, позволяющей вести такие раскопки, а стало быть, город не мог выделить деньги музею на эти цели. «Мемориал» неоднократно поднимал эту тему, и в результате в устав музея вставили соответствующий параграф. Так что в следующем году раскопки смогут продолжиться на законных основаниях и на деньги городского бюджета.

– Территория бывшего хоздвора, ставшая лобным местом, должна быть исследована целиком, до последнего метра, – уверен Александр Марголис. – А между тем прямо посередине нее совсем недавно проложили дорогу к новой автобусной стоянке. Парадоксальная ситуация: трагический характер этого места уже известен, однако до сих пор летом посетители Петропавловки ведут себя здесь, как на городском пляже. Надо потребовать от городских властей, чтобы пока раскопки не завершены, эта территория была бы выделена, огорожена, а людей бы предупреждали, на каком месте они находятся.
– Имена расстрелянных и погребенных здесь неизвестны, – продолжает ученый. – Архивных документов почти нет – есть фрагментарные списки, опубликованные в петроградских газетах, и отдельные фрагменты в архивах. Сделано было все, чтобы спрятать концы в воду. Идентификация останков генерал-майора флота Александра Рыкова – счастливая случайность, ставшая стечением целого ряда обстоятельств.

Между тем вопрос о некрополе приобретает политическое значение. В следующем году в связи с 400-летием дома Романовых внимание к Петропавловской крепости будет исключительно велико. Но ведь только часть Романовых находятся в Петропавловском соборе и великокняжеской усыпальнице. Еще четыре великих князя, расстрелянных как заложники в 1918 году, лежат здесь, у стен Головкина бастиона. Их останки до сих пор не идентифицированы.

– Генетическую экспертизу все-таки придется проводить, – полагает Александр Марголис. – Очевидно, требуется решение на государственном уровне, как это было в случае с останками царской семьи. Что же касается памятника на месте расстрелов, то говорить о нем можно только после исследования всей территории и идентификации всех найденных останков. Уверен, что они должны быть захоронены здесь, на том месте, где приняли свой смертный час. И, конечно, надо создать экспозицию в тюрьме Трубецкого бастиона, где эти мученики провели последние часы своей жизни.
 

Источник СПб ведомости


Возврат к списку

Наверх