Как 50 лет назад гостиницей «Советская» испортили панораму Фонтанки

Как 50 лет назад гостиницей «Советская» испортили панораму Фонтанки 28.05.2013

50 лет назад, в 1963 году произошло знаменательное для Ленинграда событие: началось строительство высотной гостиницы на Лермонтовском проспекте. Завершить стройку «Советской» должны были к 1967 году – году пышного празднования 50-летия Октябрьской революции.
Самое высокое тогда, 19-этажное здание, одноименное с советской властью, спроектировали в 5-й мастерской «Ленпроекта», в авторский коллектив вошли руководитель мастерской, классик архитектуры Евгений Левинсон, а также Анатолий Прибульский и Вера Ганкевич.
Однако первый ленинградский небоскреб оказался и первой градостроительной ошибкой такого рода, испортившей панораму Фонтанки с куполом Троицкого собора и вызвавшей скандал городского уровня.
«Советская» ошибка
Рассказывает архитектор Владимир Попов, заведующий кафедрой архитектуры Института живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина, народный архитектор РФ, член Академии художеств и Академии архитектуры и строительных наук.
- Это был один из объектов, который вводился к 50-летию советской власти. «Октябрьский» зал, гостиница «Советская», Дворец спорта «Юбилейный», резиденция К-2 и станция метро «Гостиный Двор». Гостиница была одним из знаковых объектов.
- А что разрушили для ее строительства?
- По-моему, ничего. Если и были какие-то малоценные здания, о них никто не вспоминает. Я не помню, чтобы там было что-то такое, что заслуживало бы внимание. Поручена эта работа была Евгению Адольфовичу Левинсону. Не было никакого конкурса. Тогда и зал «Октябрьский» безо всякого конкурса делался. Прибульский был тогда в фаворе у Каменского (главный архитектор Ленинграда. – М. З.). Левинсон, конечно, был уже на излете, а Вера Владимировна Ганкевич была женой Анатолия Исааковича Прибульского. Она была одним из авторов станции метро «Площадь Восстания» с Журавлевым и Фоминым. Делал проект в основном, конечно, Прибульский. Это его работа. Почему она такая? Вот он так ее себе представил. И проходила она все советы, проходила очень успешно. И никто никогда не мог заподозрить, что вдруг ее объем вылезет в створе Фонтанки, а она даже от площади Ломоносова видна. Тогда не было таких прецедентов, высотного строительства в Ленинграде не велось. И никто не ставил себе задачу подумать, откуда она будет видна. Все смотрели на нее вблизи, вблизи она производила довольно импозантное впечатление – по тем временам модернистское сооружение, чистой породы. Анатолий Исаакович вообще был художественный человек.
- Но ведь это совершенно отличается по стилю от всей застройки Фонтанки. А кроме того, она не просто видна, она же конкурирует с куполом Троицкого собора.
- Вот об этом-то никто и не мог подумать. Это было самым главным недостатком и самым главным остолбенением, когда ее объем поднялся. Как это так, что она оказалась рядом с куполом Троицкого собора? А то, что она была сделана в контрасте к той застройке, тогда тоже этого вопроса не было. Были первые работы в так называемом современном стиле.
- То есть современный стиль внедрялся без обсуждения вопроса о контексте.
- Да, да. Вы помните дома быта стеклянные?
- Еще бы! На Лермонтовском пр., угол ул. Декабристов, в Финском переулке, на Разъезжей ул., 12. Это вообще что-то запредельное. А у них есть автор?
- Есть, Олег Борисович Голынкин, ныне здравствующий, ему уже 90 с лишним лет, очень симпатичный человек. Он говорил, что это Мис ван дер Роэ*.
- А по гостинице «Советская» какие-то особые решения принимались, обсуждались?
- На Градостроительном совете она, конечно, была, она получила полное одобрение, она очень нравилась. Скандал возник не по поводу ее внеконтекстности, а по поводу ее высоты, объема, который вырос рядом с Троицком собором.
- И скандал чем-то закончился? Кого-то наказали, расстреляли?..
- Нет-нет. Закончилось это только одним. Главный архитектор города Валентин Александрович Каменский и мы все озаботились тем, что надо понимать, какие сооружения и где вдруг вылезут.
Наказанный Шприц
- Следующей была работа архитектора Антона Васильевича Шприца – новое здание для Военно-медицинской академии**, - продолжает Попов. - Его заставили сделать фотомонтажи, чтобы понять, как и откуда новостройка будет видна. Она была видна с Литейного моста, но не было сделано перспективы с Финляндским вокзалом. А автором ансамбля площади Ленина и вокзала был Баранов Николай Варфоломеевич, который тогда уже был реабилитирован и являлся крупным начальником в Госгражданстрое***. И он был как бы куратором Ленинграда. Вот он устроил скандал, и этот скандал дошел до министра обороны, которым тогда был Устинов. Баранов требовал снять какие-то этажи (уменьшить здание на три или четыре этажа. – М. З.), и Устинов только это прекратил. Он сказал, что ничего снимать не будут, и Баранов, конечно, не мог против него выступить. Но это кончилось отставкой Шприца.
- По нынешним временам обе эти ошибки не такие уж страшные…
- В том-то и дело. После этого – ну, тогда еще не было этой электроники, компьютеров – ничего этого не было. Была такая архитектор Наташа Винокурова, жена скульптора Бори Пленкина, работала она в 1-й мастерской Ленпроекта. По заданию Каменского Винокурова, Назаров и Николащенко придумали систему: ручным способом определять, что и откуда будет видно. Причем накладывали на генеральный план, и появлялся такой «паук» из створов зрительных: с каких мест при такой высоте новый объект будет виден. Такие «пауки» рисовались тогда, Винокурова даже диссертацию на эту тему писала, не помню, защитила она ее или нет. Тогда начали заботиться о том, чтобы знать: где и что будет видно в городе.
Михаил ЗОЛОТОНОСОВ

* Людвиг Мис ван дер Роэ (1886 - 1969) - немецкий архитектор, с 1938-го работал в США. В 1919 - 1924 гг. выступил с серией экспериментальных проектов (в т. ч. стеклянных небоскребов), в которых подчеркнутая четкость навесной конструкции сочетается с экспрессивной формой объемов. В 1950-е гг. выдвинул идею «универсальной архитектурной формы» (единого внутреннего пространства, дающего возможности для изменений интерьера). ** Учебно-лабораторный корпус (стоит за вестибюлем станции метро «Площадь Ленина», выход на Боткинскую ул.), ул. Академика Лебедева, 33, архитекторы А. В. Шприц, Р. Г. Тетельбаум, В. В. Гирбасов, строительство в 1964 – 1974 гг. *** Николай Варфоломеевич Баранов в 1938 – 1950 гг. был главным архитектором Ленинграда. Уволен в связи с «ленинградским делом». На время покинул Ленинград, по возвращении пришел с просьбой дать ему работу руководителя одной из мастерских Ленпроекта, на что В. А. Каменский, преемник Баранова на посту главного архитектора, получил строгий запрет от первого секретаря ленинградского обкома КПСС Ф. Р. Козлова. С 1963 г. Баранов – заместитель председателя Комитета по гражданскому строительству и архитектуре при Госстрое СССР.
 

Источник Город 812


Возврат к списку

Наверх