Парусный флот сел в Питере на мель?

Парусный флот сел в Питере на мель? 11.04.2014

«Сорвется яхтенная навигация в Питере в этом сезоне», — сообщил позвонивший редакцию человек, назвавший себя представителем общественной организации «Спортивный коллектив яхтсменов Санкт-Петербургского парусного союза». По его словам, власти города не пролонгировали договор на водопользование с администрациями невских яхт-клубов (прежде всего Речным на Петровской косе, 9), морякам запрещено спускать лодки на воду. Более того, якобы в планах администрации Санкт-Петербурга — убрать на окраины парусный флот, который не дает покоя дельцам гостиничного и строительного бизнеса и мешает строительству Западного скоростного диаметра. Корреспондент «ВП» разбирался в ситуации.
Город разрывает договор о бессрочном пользовании землей на Петровском острове, причальными стенками и прилегающей акваторией, который клуб (тогда еще Центральный яхт-клуб профсоюзов) заключил давно. И моряков ждет выселение. В этом яхт-клубе уже побывали судебные приставы. Неужели это правда?
— Да, правда: права на пользование водой, землей и причальными стенками в Центральном яхт-клубе нам, похоже, не принадлежат. Прокуратура наведывается — я растерян, — заявил корреспонденту «ВП» президент Санкт-Петербургского парусного союза (СППС) Сергей Алексеев. — Мы уже потеряли Морской яхт-клуб, который базировался возле территории «Ленэкспо». Не хотелось бы лишиться и Центрального (Речного) яхт-клуба.
Как сообщили корреспонденту «ВП» — на условиях анонимности — капитаны нескольких яхт, начато исполнительное производство против Речного яхт-клуба.
Корреспондент «ВП» заглянул в Речной яхт-клуб на Петровской косе. И… ужаснулся тому, что увидел. Вырублена роща, которую полвека назад разбили питерские моряки. Угроблен парк, где пели соловьи. Зато в главном здании клуба — большой ресторан. Как утверждают его посетители, «самый крутой в Санкт-Петербурге», морской столице России. На воде, у главного причала, — ночной клуб: в сентябре прошлого года там выбирали «теннисную» мисс St.Petersburg Open. Красивый, деревянный, на «подушке».
— К сожалению, в Речной яхт-клуб пустили арендаторов, которые угробили немало, — уточнил президент СППС. — Мне стало плохо от того, что там творится! Если Питер потеряет еще и Центральный яхт-клуб, на парусе в городе можно поставить жирный крест: мы не сможем его развивать.
«Амба» — не только от дамбы
Один из тех, кто не боится заявить о грозящей беде, — капитан яхты «Мальва» Владимир Моторин. Он меняется в лице, когда видит приготовления к строительству Западного скоростного диаметра на северной оконечности Васильевского острова.
— Вот возведут тут мост — и амба нам: яхты в залив не выйдут, — волнуется он. — Где гарантия, что высота пролета достигнет 25 метров, а не будет, как на Северном фарватере, 16 метров? У нашей «Мальвы» мачта тянет на 18 метров с лишним, так что мы, как и немало других судов нашего яхт-клуба, просто не сможем выйти в залив. Не хотелось бы, чтобы нынешний Кубок стал одним из последних.
…Не все так мрачно, полагают другие эксперты. В частности, по мнению командора Яхт-клуба Санкт-Петербурга Владимира Любомирова, чемпиона мира-2013 в классе «Gazprom Swan60», который в 2003 году выстроил в Зеленогорске большую морскую стоянку, мосты на скоростном диаметре не повредят развитию невского паруса:
— Парусные яхты смогут обходить это место, и, в частности, Речной яхт-клуб не пострадает. Трудно придется только парусным судам с большой осадкой да тем «посудинам», которые приписаны к яхт-клубу БМП, а там их, кажется, уже и не осталось, — говорит Владимир Любомиров. — Кроме того, яхты могут перебазироваться за Приморское шоссе, в яхтенный порт «Геркулес» или в Зеленогорск.
— Не смогут все «посудины» перебазироваться в «Геркулес», не смогут: просто по своей «осадке», да и места всем не хватит. А тем более не зайдут туда большие океанские яхты, которые гоняются на регате «Норд-стрим», — убежден известный невский яхтсмен Александр Куликов. — Допустим, все наши кораблики уйдут в Зеленогорск. Вот у меня команда из 11 человек. И только у меня, капитана, имеется автомобиль. А остальные члены экипажа ездят на автобусе да на метро. Они не смогут путешествовать на расстояние в 15 — 20 километров по ночам, как делают это сейчас, чтобы заниматься мелким ремонтом на судне.
Как можно заставить людей не дышать?
Многое мешает развитию невского паруса. Например, яхтсмены (в том числе и зарубежные) не могут выходить на «невскую водичку», обладая международными морскими правами на судовождение — требуются документы, выданные исключительно Государственной инспекцией по маломерным судам (ГИМСом). А ГИМС их по закону… не имеет права регистрировать. Кроме того, хватает сложностей с использованием причальных стенок — на одной из новых, только что построенных, «забыли» оборудовать причальные кольца: швартоваться просто не к чему. Еще случаются нелепые поборы с экипажей — просто за проход в Финский залив и обратно. Такса — 90 евро.
— Слушайте, я расскажу, что однажды испытали: возвращались из Финляндии с регаты, мокрые, потные усталые и злые, — говорит руководитель Санкт-Петербургского парусного союза Сергей Алексеев. — На форте «Константин» встречает пограничник. А с документами у вас в порядке? А пожалуйте, ну-ка, сюда в конторку — заплатите 90 евро. И за что?! За право вернуться на яхте домой?!
В Финляндии с яхтсменов тоже, к слову, могут взимать плату. Но за эти деньги и гостиница для моряков организуется, и горячее питание, и даже трансфер к историческим достопримечательностям. Но в Стране Суоми яхтинг — составляющая государственной антиалкогольной кампании: там им отвлекают финнов от «зеленого змия».
Петербургские яхтсмены уверяют: если так пойдет и дальше, они перекроют парусными лодками невский фарватер — как черноморцы в Крымскую войну.
— Мы хотим дышать: без паруса умрем. Будем тонуть в Финском заливе, но ходить туда не перестанем, — говорит Сергей Алексеев. — Наши моряки сами чертили свои будущие яхты, сами собирали их буквально «на коленках». Да как можно заставить людей не дышать?!
 

Источник Вечерний Петербург


Возврат к списку

Наверх