«Коронация» в городе трех революций

«Коронация» в городе трех революций 28.05.2014

В июне 1957 года в Ленинграде торжественно отпраздновали запоздавший на четыре года юбилей – 250-летие города. Подготовка к нему разворачивалась на фоне жесткой политической борьбы в высшем эшелоне власти, развернувшейся после ХХ съезда партии между группировками Хрущева и Маленкова. В итоге именно на фоне ленинградского торжества Хрущев разгромил своих противников. Студент 5-го курса исторического факультета Санкт-Петербургского госуниверситета Владимир ОРАВ, с которым мы сегодня беседуем, изучил многие нюансы и детали тех событий, использовав в том числе рассекреченные материалы бывшего Ленинградского партийного архива.

– Владимир Алексеевич, бытует мнение, что в 1953 году 250-летие Ленинграда не стали отмечать из-за смерти Сталина: она, мол, исключала саму возможность проведения в том году праздничных мероприятий. Так ли это на самом деле?
– На мой взгляд, это утверждение не соответствует истине. Стоит напомнить, что по случаю смерти вождя страна была в трауре только с 6 по 9 марта 1953 года. Причем любопытно, что практически сразу после этого начались первые, пока еще робкие шаги, свидетельствовавшие об изменении привычных «правил игры».
Характерен эпизод, произошедший уже на следующий день после похорон Сталина: в «Правде» опубликовали фотографию, на которой были изображены Мао Цзедун, Сталин и Маленков, занявший после смерти вождя пост председателя Совета министров СССР. Маленков выразил недовольство, заявив, что партия выступает против культа личности. Об этом же Маленков говорил и в июле 1953 года на Пленуме ЦК партии. Стоит отметить, что 9 мая того же года по инициативе Берии Президиум ЦК КПСС принял постановление, согласно которому во время праздников отныне запрещалось использовать портреты ныне здравствующих членов правительства.

– Есть и другая точка зрения на причину переноса юбилея: негласное решение не праздновать 250-летие Ленинграда приняли на самом верху после Ленинградского дела, дабы подчеркнуть, что город, взрастивший врагов народа, недостоин почестей...
– Вполне возможно, что такая позиция существовала, но прямой связи между Ленинградским делом и отменой юбилея все-таки нет. Хотя именно этим обстоятельством оправдывался впоследствии первый секретарь Ленинградского горкома партии Иван Спиридонов, объясняя в начале сентября 1956 года в Смольном на собрании партхозактива, почему юбилей отмечается с опозданием. Вот что он заявил: «В 1953 году в памяти жило Ленинградское дело, тогда еще не было никаких оснований у Центрального комитета партии сразу после смерти Сталина подвергнуть это «дело» сомнению. Все возникло после того, как был разоблачен и уничтожен подлый враг Берия».
Мне думается, что версия Спиридонова – просто попытка выкрутиться из сложившейся ситуации. Он не мог прямо признать, что отметить юбилей вовремя по большому счету никто не мешал, просто ему не придали значения. Ведь о том, что юбилей Ленинграда грядет, руководство города прекрасно знало. И первый секретарь Ленинградского обкома Василий Андрианов на XI Ленинградской областной партконференции в сентябре 1952 года, говоря об успехах деятелей искусства, упомянул, что композитор Сорокин пишет музыку к балету, посвященному предстоящему 250-летию Ленинграда. Были и другие частные инициативы по поводу юбилея.
Слова Андрианова не могли быть случайными. Тем не менее у руководства города не было ощущения насущной необходимости праздновать юбилей Ленинграда. Кроме того, не было и уверенности в том, что будет необходимое финансирование: лишних денег у города не было. К празднованию в сентябре 1947 года 800-летия Москвы деньги выделялись по решению правительства. В случае с Ленинградом к юбилею особенно не готовились, поэтому не было и решения о его отмене...
Однако прошло несколько лет, и летом 1956 года вдруг вспомнили о пропущенном празднике. Очевидно, не просто так. Это была инициатива нового (после Андрианова) первого секретаря Ленинградского обкома партии – Фрола Козлова, которую поддержал лидер страны Никита Хрущев. И 11 августа 1956 года было принято постановление Президиума ЦК КПСС о праздновании 250-летней годовщины Ленинграда.

– Почему же власти решили вернуться к теме 250-летия Ленинграда?
– Дело было в большой политике. В верхах шла борьба между Хрущевым и его сторонниками, с одной стороны, и группой Маленкова, Молотова и Кагановича – с другой. В этой борьбе Хрущев и решил воспользоваться ленинградским юбилеем. Ему нужно было дискредитировать Маленкова, который (естественно, с ведома Сталина) в свое время был одним из главных организаторов и двигателей Ленинградского дела.
Возникла идея: в ходе празднования юбилея Ленинграда во всеуслышание реабилитировать ленинградскую партийную организацию и тем самым показать всем ту неблаговидную, вредную роль, которую сыграл Маленков в ее разгроме. Хотя, собственно говоря, расстрелянных лидеров Ленинграда реабилитировали по суду еще в 1954 году.
На упомянутом выше совещании в Смольном в сентябре 1956 года председатель Ленгорисполкома Николай Смирнов сказал, что Хрущев и Булганин (последний занимал пост председателя Совмина СССР после Маленкова) с большим вниманием отнеслись к празднованию 250-летия Ленинграда и отметили, что к 27 мая 1957 года, когда предполагалось провести торжества, надо привести город в образцовое состояние. Власти даже пообещали в случае необходимости выделить из государственного бюджета необходимые средства.
Однако на деле серьезной помощи от Москвы не было. Ленгорисполкому в конечном счете пришлось, чтобы выполнить намеченную к юбилею программу, перебрасывать весьма ограниченные средства с одного участка на другой.

– Нетрудно подсчитать, что на подготовку к юбилею отводилось десять месяцев. Что было сделано за это время?
– Шла интенсивная подготовка, охватывавшая все сферы городской жизни, включая благоустройство и ремонт жилья. Ленинградцы должны были ощутить реальное улучшение своей жизни. Однако вскоре стало очевидным, что времени катастрофически не хватает. К примеру, нужно было перекрыть около миллиона квадратных метров кровли. В начале апреля 1957 года выяснилось, что выполнено только 10% работы. Не успевали!
В итоге руководство Ленинграда обратилось в Москву, и Президиум ЦК принял решение о переносе празднования с 27 мая 1957 года на 23 июня и об участии в нем руководителей партии и правительства. Хрущев отметил, что надо прервать недобрую традицию: раньше визиты руководителей страны в Ленинград были связаны с печальными событиями – убийством Кирова и Ленинградским делом. А теперь, мол, мы привезем ленинградцам радость...
В рамках подготовки юбилея в городе действительно сделали немало полезного – того, что было давно намечено, но долгое время откладывалось. К примеру, была отделана гранитом набережная Лейтенанта Шмидта. Почистили Лебяжью канавку у Летнего сада. Установили памятник Пушкину на площади Искусств.
В конце октября 1956 года Ленгорисполком принял решение восстановить давнюю традицию полуденного выстрела из пушки с бастиона Петропавловской крепости, прерванную в 1938 году. Решить вопрос на уровне ленинградского гарнизона не могли, обратились к министру обороны СССР Георгию Жукову. В итоге Министерство обороны оказалось бессильным, и орудие выделило ДОСААФ для однократного выстрела в день юбилея...
Я делаю акцент на этом эпизоде, поскольку он имел политическое звучание: Жуков в то время колебался, не зная, чью сторону занять: Хрущева, ратовавшего за празднование, или его противников, выступавших против.

– Под какими лозунгами проходила подготовка к празднику?
– Эти лозунги дважды обсуждались на бюро обкома партии, им придавалось большое значение. Конечно, основным был «Ленинград – город трех революций». А чтобы избежать деликатного вопроса, почему юбилей отмечается с опозданием на четыре года, в тезисах напрямую нигде не упоминалось, что город основан в 1703 году Петром Великим. Более того, Спиридонов заявил, что юбилей отмечается совершенно правильно, поскольку город появился только в 1707 году.
Особое внимание уделялось подвигу Ленинграда во время блокады. Поэтому, когда в Ленгорисполкоме возник вопрос, как ремонтировать Аничков мост, Николай Смирнов распорядился сохранить следы от взрывов вражеских снарядов на одном из постаментов клодтовских коней как память о блокаде. Показательна и еще одна ситуация: в дни юбилея в июне 1957 года первый секретарь горкома Иван Спиридонов заложил памятник Ленину на площади Восстания, а первый секретарь обкома Фрол Козлов – памятный знак воинам 42-й армии на Средней Рогатке – там, где потом воздвигли монумент Героическим защитникам Ленинграда. Иными словами, если смотреть по иерархии руководителей, участвовавших в церемониях, то памятник защитникам города оказался более значим, чем памятник Ленину...
И это было еще одним знаком реабилитации ленинградской парторганизации. Подчеркивался ее героизм, говорилось, что она сделала много для индустриализации в 1930-х годах, благодаря ее усилиям Ленинград отстояли в годы блокады. Вместе с тем в ходе юбилея о Ленинградском деле нигде не упоминали, как будто бы его и вовсе не было.

– Однако в итоге юбилей в июне 1957 года прошел все-таки не так, как предписывал сценарий. Снова вмешалась «большая политика»?
– Да, юбилей оказался спусковым крючком в борьбе за власть. Перед самым отъездом Хрущева и других деятелей партии в Ленинград часть членов Политбюро под предлогом согласования речей на юбилейных митингах потребовали созвать Президиум ЦК партии. На самом деле речь шла о попытке свержения на нем Хрущева группировкой Молотова, Маленкова и Кагановича и «примкнувшего к ним Шепилова».
Каганович впоследствии вспоминал, что он и его соратники предполагали снять Хрущева и победителями приехать на юбилей. Однако все пошло не так, и в Ленинград отправили всего лишь члена Президиума Верховного Совета СССР Андрея Андреева. 22 июня, в день открытия Пленума ЦК партии в Москве, Андреев торжественно в Кировском театре вручил Ленинграду орден Ленина. Возникла непонятная ситуация: руководители партии и правительства обещали приехать в Ленинград отмечать юбилей города, но не приехали. Ленинградцы высказывали недовольство.
И тогда, чтобы загладить эту ситуацию, Хрущев уже после окончания пленума, на котором он одержал победу, 6 июля в сопровождении обновленного Президиума ЦК партии прибыл в Ленинград. А 7 июля состоялась грандиозная демонстрация на Дворцовой площади в честь 250-летия Ленинграда, ставшая финальным аккордом празднования. На трибуне был Хрущев – триумфатор, разгромивший «антипартийную группировку» и утвердившийся во власти. Мне приходилось встречать утверждение, что это было своего рода «коронацией» лидера государства.

Источник Санкт-Петербургские ведомости


Возврат к списку

Наверх