Штык цареубийцы

Штык цареубийцы 05.06.2014

Сегодня в Невской куртине Петропавловской крепости (Музей истории города) открывается выставка «Следствие длиною в век», посвященная обстоятельствам гибели семьи Николая II, событиям, предшествовавшим этой трагедии, и расследованию убийства.
– 99% документов, представленных здесь, подлинные, – рассказала куратор экспозиции заведующая выставочным отделом Государственного архива РФ (ГАРФ) Марина Сидорова. – Многие из фондов нашего архива. После окончания выставки документы вернутся на свои места.
Всего на выставке более 270 экспонатов: подлинные документы, фотографии, исторические реликвии. Уникальные артефакты предоставили из своих собственных собраний и эксперты-криминалисты, занимавшиеся идентификацией останков семьи последнего русского императора.
В принципе шокирующие подробности расстрела царской семьи известны уже довольно давно. Тем не менее всякий раз буквально в дрожь бросает от соприкосновения с этой трагедией. Но особенное впечатление производит хладнокровность исполнителей убийства, даже спустя многие годы не испытывавших ни тени сомнения в правоте содеянного. Более того, они гордились, что были цареубийцами.
Один из них – Михаил Медведев, с июля 1918 года – следователь и председатель Уральской областной ЧК. Именно он, по его собственным словам, «всадил первую пулю в царя». «Одновременно с моим выстрелом раздается первый залп латышей и моих товарищей справа и слева, – вспоминал Медведев. – Юровский и Ермаков также стреляют в грудь Николая II почти в упор. На моем пятом выстреле Николай II валится снопом на спину».
Незадолго до смерти – а Медведев умер в 1964 году – он передал свои воспоминания и пистолет, из которого стрелял в царя, Музею революции. Отдал он туда же и штык от винтовки – возможно, тот самый, которым убили жалобно завывшую царскую собачку. «Труп песика бросили рядом с царским», – безжалостно свидетельствовал Медведев. Теперь штык – один из экспонатов выставки.
Тогда же, в середине 1960-х годов, последние из остававшихся в живых участники расстрела, Никулин и Родзинский, дали обширное интервью в Государственном доме радиозаписи, доведенное вскоре до сведения членов ЦК КПСС. На выставке можно послушать эти воспоминания, обстоятельные и бесстрастные... В ЦК сразу поняли, что откровения цареубийц нельзя предавать огласке: слишком уж не соответствовали они романтическому флеру «комиссаров в пыльных шлемах». Под грифом «секретно» компрометирующие мемуары поместили в фонд особого хранения Института марксизма-ленинизма...
Есть на выставке и ситуационная экспертиза расстрела царской семьи, сделанная в 2007 году на основе всех уже проведенных к тому времени экспертиз – баллистической, антропологической, стоматологической и многих других. Ведь, несмотря на то что Ипатьевского дома уже тридцать лет как не было, сохранились фотографии расстрельной комнаты из следственного дела Соколова, а также подробнейшие обмеры дома и всех его помещений.
Кстати, пять лет, в 1927 – 1932 годах, в доме Ипатьева располагался Музей революции, а территорию перед ним назвали площадью Народной Мести. В музей ходили поглазеть «где царя убили»: основным экспонатом была та самая расстрельная комната в полуподвале. У расстрельной стенки фотографировались на память. Это уже потом, много позднее, во времена, когда Андропов возглавлял КГБ, власти обеспокоились паломничеством иностранцев к дому Ипатьева. И его снесли в 1977 году по решению, принятому Политбюро двумя годами ранее...
Ганина яма и Коптяковская дорога – два места, связанные с уничтожением останков царской семьи. Главной целью следствия, начавшегося в 1918 году, стал поиск тел убитых. В шахте Ганиной ямы, на которую указали местные крестьяне, останков не оказалось. Среди экспонатов выставки – опись вещей, найденных при осмотре шахты после откачки воды. Осколки от бомбы, кости, челюсть, палец человеческий, разломанные иконы, обгорелые пуговицы...
О ситуационной экспертизе расстрела рассказывает Марина Сидорова, куратор выставки.Следователь Соколов полагал, что убийцы сделают все, чтобы как можно хитрее спрятать останки. А они поступили ровно наоборот: укрыли останки на самом видном месте – прямо посреди дороги, и придавили шпалами. Убийцы перехитрили Соколова: он был твердо убежден, что манипуляции с телами могли проводиться только в кольце оцепления. А на Коптяковской дороге его не выставляли...
Отдельная история – судьба имущества убитых представителей царской семьи, оставшегося в Ипатьевском доме. Часть вещей в виде «трофеев» присвоили себе участники расстрела. Основную же часть эвакуировали в Пермь, поскольку приближалась белая армия. Белье, носильные вещи и платья распределили между госпиталями и детскими учреждениями. Оставшееся поступило впоследствии в Исторический музей в Москве.
Бумаги и дневники императорской семьи доставили в Москву. Для их изучения и публикации была создана комиссия под председательством Свердлова. Как оказалось, император закончил записи за две недели до смерти, императрица сделала последние записи за три часа до убийства. Подлинные листы можно увидеть на выставке.
– Я работаю в ГАРФе с 1979 года, – рассказала Марина Сидорова, – причем именно в том отделе, где с давних пор лежали романовские фонды. Могу засвидетельствовать: в советское время ограничений на их выдачу исследователям не существовало, вот только запросов на них практически не было. Историки интересовались в основном революционным движением, и только с началом «перестройки» возник шквал интереса к этой теме. Сегодня он потихоньку снижается – поскольку тема раскручена...
Есть на выставке и царские вещи из Ипатьевского дома, оказавшиеся в руках белой армии. Они были доставлены в Омск адмиралу Колчаку, который поручил отправить их в Англию родственникам Николая II. Некоторые из этих вещей получила сестра императора великая княгиня Ксения Александровна. Теперь они принадлежат Свято-Троицкой духовной семинарии в Джорданвилле (США).
– Мы, архивисты, не трактуем документы и не навязываем концепции, – заметила Марина Сидорова. – Мы просто отобрали из огромного массива документов самые знаковые. Убийство царской семьи теперь уже полностью принадлежит истории: следствие, начатое летом 1918 года, было завершено в 2011-м.
 

Источник СПб ведомости


Возврат к списку

Наверх