Институт ищет рулевого

Институт ищет рулевого 24.07.2014

Больше года минуло с тех пор, как в Российском институте истории искусств (он же – Зубовский) произошла смена руководства. И, судя по всему, грядет еще одна. Однако бывшие и нынешние сотрудники уже сомневаются в том, что учреждению можно вернуть творческую атмосферу и склеить воедино развалившийся коллектив.
 СМИ сообщили о том, что Министерство культуры намерено сменить руководство РИИИ уже этой осенью. Нового директора выберут посредством открытого конкурса. Решение будет принято с учетом рекомендаций комиссии при Общественном совете Минкульта, которая рассмотрит презентации соискателей. От них самих требуется высшее образование в сфере культуры или искусства, а также кандидатская или докторская степень.
Решение министерства сменить руководство, вероятно, подтверждает то, что назначенная и.о. директора в прошлом июне Ольга Кох со своими задачами не справилась. Жизнь РИИИ в течение этого года была полна вовсе не открытий и творческих свершений, а судебных заседаний и заявлений в прессе. Научное учреждение практически превратилось в поле боя.
Кох, ранее занимавшая должность проректора Санкт-Петербургского университета культуры и искусств, на новом месте провела «оптимизацию». В результате к настоящему моменту более 40 сотрудников института уволены, сокращены или ушли по собственному желанию. Четыре человека восстановились на работе через суд, но даже после этого не все из них решили остаться. Проверки прокуратуры выявили факты нарушений руководством трудового законодательства. За нарушения при увольнении сотрудников институт был оштрафован дважды, в адрес Ольги Кох заместитель прокурора Петербурга внес представление об устранении нарушений. Разве тут до науки?
«Очевидно, что этот год привел к тяжелым последствиям. Уничтожены научные отделы – отдел источниковедения и отдел актуальных проблем современной художественной культуры. Разрушен, по сути, сектор театра, более половины его сотрудников уволены. Уволены десятки ведущих ученых, на которых держались проекты, уже утвержденные Минкультом. Теперь они передаются случайным людям», — отмечает председатель профкома Зубовского института Джамиля Кумукова.
Как указывают сотрудники, нынешнее руководство привело в институт своих людей, которых можно назвать культпросветработниками, но никак не искусствоведами. «Там сейчас контора строгого режима. Библиотека работает только один день, ее закрыли, чтобы мы там не собирались. На входе всех уволенных разворачивают и в здание не пускают. Люди боятся увольнений, поэтому некоторые были вынуждены подписывать неприличные письма. Слово «лояльный» стало очень популярно. Все зависит от личного отношения руководства. А нелояльным отомстили – отняли проекты, которыми они раньше занимались», — рассказывает об атмосфере в учреждении Кумукова.
Конечно, институт функционирует, но уже заметны некоторые «провалы». В этом году РИИИ впервые берет аспирантов только на внебюджетной основе. Раньше, как поясняют сотрудники, было хотя бы 7-10 бюджетных мест. А издательский отдел отмечает, что за более чем полгода удалось выпустить всего две книги.
«Обычно наше издательство выпускало около 10 книг в год. Но в этом году на такое количество мы уже не выйдем никаким образом. При этом на подписи у директора лежат три готовых оригинал–макета, два из них — с марта. В том числе «Словарь театральных терминов», третий выпуск. Сверстанный лежит, а подписи нет», — говорит глава отдела Ирина Громова.
Громова отмечает, что другая книга издательства, «Поэтическое пространство Александра Блока», была убрана на склад без веских причин. Подозревают, это случилось из-за того, что в ее создании участвовали уволенные сотрудники. «Наш отдел остался в прежнем составе. Но мне кажется, что когда не о чем будет отчитываться, сокращения дойдут и до нас», — предполагает Громова.
«Средний возраст сотрудника РИИИ — около 60 лет. Такого просто не может быть. Если нет 40-летних, 30-летних, это очень нехорошая ситуация, в таком раскладе будущего нет. То есть перспективы, связанные с молодежью, просто ничтожны», — отмечает бывший директор РИИИ Татьяна Клявина.
При этом Клявина уже не готова претендовать на бывшее место. «Я 21 год руководила институтом, и мой долг перед ним выполнен в полной степени. Но подходящие люди для этой должности есть, и их немало. Правда, не уверена, что если я назову их фамилии, они не попадут в черный список Министерства культуры, с которым у меня сложные отношения», — уточняет Клявина.
По мнению бывших и нынешних сотрудников, новый директор не должен сразу бросать все силы на воплощение в жизнь абстрактной концепции развития института. Потому как любые планы должны опираться на реальных, конкретных людей. И главное сейчас – вернуть рабочую атмосферу коллективу, который погряз в склоках. Какие-то научные сотрудники ушли из учреждения крайне обиженными, какие-то были вынуждены остаться, но наперекор собственным чувствам — все-таки у людей семьи, дети. Кроме того, никуда не делось противостояние старожилов и новеньких.
«Коллектив мало того, что сильно общипан, так еще и расколот. Это самое трагическое наследство этого года. Трудно глядеть в глаза друг другу уже сейчас. Вот в такую обстановку попадает новый директор. И что делать с пришельцами, которые не имеют отношения к искусству? Просто увольнять, значит, по сути, повторять юридические казусы Кох. Поэтому я не представляю, что можно сделать», — вздыхает ведущий научный сотрудник сектора фольклора РИИИ Виктор Лапин.
Бывшая сотрудница института Евгения Хаздан отмечает, что вопрос о возможном возвращении на прежнюю работу – очень сложный. «Дело ведь не только в директоре. Есть люди, рядом с которыми я не могу работать», — поясняет она.
«Главная проблема института в том, что он без руля и ветрил. Нет ощущения того, куда все это движется, потому что «выбиты» лидеры, на которых все держалось. Эти дыры должны быть как-то залатаны. Самое трудное – это абсолютная вывернутость и перевернутость людей, которые остались в институте. Новый директор должен быть психологом, чтобы реконструировать атмосферу места, где можно было бы заниматься творчеством», — полагает Татьяна Клявина.
Сама Ольга Кох, из должности которой не так давно исчезла приставка и.о., пока ситуацию со своей возможной отставкой не комментирует. Как пояснила ее помощница, сначала необходимо дождаться официальной бумаги от Минкульта о проведении конкурса. На пресс-конференцию в «Росбалт» нынешний директор отказалась прийти, так как в сентябре намерена провести свою собственную. Там как раз можно будет задать вопросы о развитии института.
Многие из оппонентов нынешнего директора надеются, что эта пресс-конференция в РИИИ станет для Кох прощальной. Впрочем, ничто не мешает ей принять участие в конкурсе Минкульта. И так же ничто не мешает министерству выбрать в качестве нового директора личность не менее спорную, чем Ольга Кох. Кадровые решения в российской культурной сфере зачастую не поддаются объяснению. Впрочем, пока есть вероятность, что конкурс на должность директора РИИИ и вовсе не состоится, так как кто-нибудь наверху просто передумает устраивать перемены.
 

Источник Росбалт


Возврат к списку

Наверх