Куда шагнет дом Шагина?

Куда шагнет дом Шагина? 23.12.2014

Бизнесмены, которые намерены построить отель на 140 номеров на месте дома Шагина (Зыкова) на набережной р. Фонтанки, 145, на пресс-конференции обвинили петербургское отделение ВООПИиК в неконструктивной позиции и обратились с просьбой о помощи к КГИОП.
С одной стороны, градозащитники могут праздновать небольшую победу: с ними всерьез считаются, раз строительный бизнес просит «защиты» через СМИ. Но с другой – этот конфликт зашел далеко и очень мало шансов на компромиссное решение, которое устроит всех.
В изложении инвестора события с домом 145 в последние годы развивались так. Бизнесмены получили здание в 2008 году по инвестиционному договору, оно находилось в плохом состоянии и не являлось памятником архитектуры. После принятия в том же году 820-го закона о границах и режимах зон охраны дом попал в зону регулируемой застройки (ЗРЗ-1) и стал историческим.
Это означает, что разборка здания возможна только при необратимой аварийности и с последующим воссозданием.
По заказу инвестора были проведены экспертизы, которые свидетельствуют об аварийности здания, элементы лепного декора изношены на 90%.
Поэтому инвестор считает справедливым рекомендацию рабочей группы Совета по культурному наследию под председательством главы КГИОП Сергея Макарова, которая предложила отнести к предметам охраны только лицевой фасад. Если такое решение будет принято, инвестор сможет оперативно приступить к разборке здания с последующим воссозданием фасада и некоторых интерьеров.
Проблема в том, что в начале 2014 года по заказу ВООПИиК известным историком архитектуры Михаилом Мильчиком была сделана государственная историко-культурная экспертиза дома Шагина. КГИОП ее утвердил, и дом Шагина был включен в список выявленных объектов культурного наследия. В этой экспертизе к предметам охраны отнесены не только лицевой фасад, но и дворовый фасад, капитальные стены, парадная лестница с отделкой, остатки декора парадных помещений третьего этажа. Аттестованный Министерством культуры эксперт не соглашается с мнением рабочей группы, что блокирует принятие решения КГИОП, который должен издать документ, определяющий предметы охраны.
Повторимся, что это версия инвестора. Версия градозащитников выглядит иначе. С 2008 года инвестор, получив дом Шагина, не принимал мер к сохранению здания. В январе 2012 года, не получив необходимых разрешений, инвестор произвел самовольный снос двух дворовых корпусов, за что был оштрафован на полмиллиона. Именно тогда возник скандал, губернатор Петербурга Георгий Полтавченко распорядился приостановить все работы до полного выяснения всех возможностей по сохранению дома.
ВООПИиК по договору с администрацией Адмиралтейского района заказал техническое обследование лицевого корпуса, которое подтвердило его ремонтопригодность. Инвесторы настаивали на обратном, подтверждая свою позицию новыми и новыми техническими экспертизами. В итоге городские власти потребовали от инвестора отремонтировать дом Шагина, он письменно обещал, но не сдержал слово. Дело дошло до того, что городские власти через суд пытались расторгнуть инвестиционный договор, но проиграли процесс.
Тогда ВООПИиК заказал историко-культурную экспертизу.
Дом по набережной р. Фонтанки, 145, был построен на рубеже XVIII и XIX веков, нынешний вид с выразительным эклектичным фасадом получил в 1877 году после перестройки по проекту Дмитрия Знобишина. Но главное основание включения дома Шагина в список памятников – его историческая ценность. В конце XIX – начале XX века в нем находилась редакция крупнейшего отечественного исторического журнала «Русская старина», первого публикатора десятков исторических документов, мемуаров и свидетельств о жизни постпетровской России. У редактора-издателя журнала генерала Сергея Зыкова на Фонтанке, 145, бывал весь цвет русской культуры того времени.
Экспертиза Михаила Мильчика возвращена на доработку, и он действительно не соглашается на радикальный «секвестр» предметов охраны. Недавно вместе с техническими специалистами Мильчик посетил дом Шагина, они снова подтвердили, что там нет необратимой аварийности. Градозащитники полагают, что дом сознательно доводится инвестором до руин. Хорошо известно, что реставрация в разы дороже нового строительства.
Конфликт с домом Шагина сильно напоминает громкую историю с домом Рогова. Тогда было много споров, вплоть до суда, является ли плохое техническое состояние объекта основанием для невключения его в список памятников, может ли аварийное состояние отдельных элементов быть основанием для невключения их в перечень предметов охраны.
Тогдашнее руководство КГИОП дважды меняло свои решения. В итоге спасти памятник не удалось. По свидетельствам градозащитников, в 2012 году личное вмешательство тогдашнего председателя КГИОП Александра Макарова спасло дом Шагина от сноса. Как поступит его однофамилец, неясно.
Отдельные вопросы – насколько разумно создание копии утраченного памятника, а в том случае если такое здание все же воссоздается – точность этой работы. Практика показывает, что всегда вносятся правки, на первый взгляд, незначительные, но в итоге меняющие облик здания.
Как бы там ни было, на сегодня и земельный участок, и сам дом Шагина находятся в городской собственности. Этого вполне достаточно, чтобы заинтересованным горожанам была предоставлена вся информация о действиях инвестора, состоянии дома, а оппоненты могли бы встретиться и обменяться своими аргументами на открытой для всех интересантов площадке – например, в одной из городских библиотек.
 

Источник СПб ведомости


Возврат к списку

Наверх