Градозащитники третий год ждут ответа от губернатора о судьбе деревянного зодчества Петербурга

Градозащитники третий год ждут ответа от губернатора  о судьбе деревянного зодчества Петербурга 09.03.2015

Градозащитники третий год ждут ответа от губернатора Георгия Полтавченко о судьбе деревянного зодчества Северной столицы.
Петербургские деревянные дома похожи и на каменные дворцы классицизма, и на немецкие жилища с фахверком (наклонными балками), и даже на средневековые замки... Не похожи они разве что на избы в провинциальном и старомосковском стиле. В XVIII-XIX веках такими самобытными домами были застроены районы на относительном удалении от Невского проспекта. К началу XX века дерево использовалось уже только для строительства дач, порой не уступавших по красоте парадному каменному Петербургу.

По данным Комитета по охране памятников (КГИОП), в административных границах Петербурга осталось 260 памятников деревянного зодчества, большинство – вновь выявленные, в отношении которых еще предстоит историко-культурная экспертиза. Чиновники не до конца представляют, в каком состоянии находятся эти дома, и какие – срочные хирургические или профилактические – меры нужны для их спасения. Последний же мониторинг, инициированный градозащитниками, показал, что треть деревянных памятников попросту заброшены, несмотря на наличие формального владельца.

В 2014 году город собирался продать принадлежащие ему деревянные памятники за символическую плату при условии, что инвесторы их отреставрируют. Но от программы с условным названием «памятник за рубль» отказались: после приватизации деревянные дома нередко горят. Или же нечистоплотные инвесторы доводят памятники до разрушения, чтобы на их месте возвести новодел. В Петербурге такое происходит и с более долговечными каменными домами, — с деревянными схема прошла бы на раз.
Последние потери от пожаров: в ночь с 7 на 8 мая 2014 года сгорел символ поселка Вырица – особняк купца Бумагина. На следующий же день на территории психиатрической больницы имени Скворцова-Степанова на Фермском шоссе сгорело неиспользуемое деревянное здание, являвшееся памятником архитектуры местного значения.

Кроме потенциальных застройщиков и пожаров, деревянному зодчеству Петербурга угрожают время, сырость и белый домовой гриб. Раз поселившись в доме, дереворазрушитель уже не уходит сам. Гриб, сначала похожий на плесень, поедая культурное наследие нашего города, становится виден невооруженным глазом, достаточно заглянуть под обшивку здания.

В феврале 2015 года градозащитники сообщили, что очередному деревянному шедевру – даче архитектора Георга Месмахера в Парголово – нужна реанимация: заваливаются флигели и пристройки, осадки проникают внутрь через дыры в крыше. После этого эксперты собрались в книжном доме «Глагол», чтобы оценить состояние этого и других больных и возможности оперативного вмешательства.

– Состояние катастрофическое, нужны экстраординарные меры, – рассказал член советов по сохранению культурного наследия при министерстве культуры правительства Петербурга Михаил Мильчик. – Два года назад члены городского совета... обращались к губернатору Георгию Полтавченко с предложением разработать специальную целевую программу по сохранению памятников деревянной архитектуры. Она должна включать в себя тотальное обследование, выстраивание очередности работ, проведение аварийных консервационных работ, временный отказ от реставрации (это дорого и долго, пока выделят финансирование, пока выберут подрядчика, – нужно действовать по принципу «не до жиру, быть бы живу»), далее поиск инвесторов на условиях реставрации и налоговых льгот.

С 2013 года градозащитники дважды напоминали губернатору о своем предложении, однако ответа так и не получили. По мнению Михаила Мильчика, идея спасения утрачиваемой деревянной красоты, тянет на национальную идею, которую с таким трудом ищут власти.
5 деревянных шедевров шаговой доступности

Чтобы посмотреть на памятники из живого материала, не обязательно ехать в пригороды (хотя и это мы настоятельно советуем).

Особняк Бремме (13-я линия Васильевского острова)

Построен в первой половине XIX века неизвестным архитектором, а в 1851-м перестраивался архитектором Гребенко, а 1906-м – Карповичем. Название получил в честь фабрики «Братья Бремме», которая была возведена неподалеку в конце XIX века и уничтожена в 2006 году. Классический экземпляр деревянного дома под классицизм, каких было много в Северной столице.


Дача Гаусвальд (Каменный остров, 2-я Березовая улица, 32)

Архитекторы Владимир Чагин и Василий Шёне, 1898. Первый образец деревянного модерна; место, где снимался легендарный советский «Шерлок Холмс». До XXI века дача использовалась как профилакторий Металлического завода. В 2011 году чиновники КГИОП выявили «угрозу обрушения аварийных конструкций»: постройки, примыкающие к каменной башне, поражены гнилью с первого этажа до крыши, стропила стоят практически без опоры. Деревянную часть здания одно время планировали разобрать и сжечь.

 

Дача Громова (улица Академика Павлова, 13)

Деревянная двухэтажная усадьба 1850 года постройки посреди Лопухинского сада, архитектор Винтергальтер. В свое время – центр притяжения петербургской богемы, где выступали знаменитые, в том числе европейские, музыканты. Отлично сохранилась лепнина, огромный камин и другие элементы декора. По слухам, в кирпичном подвале особняка растут сталактиты. Несколько портят впечатление пластиковые стеклопакеты.

 

Бывшее здание лечебницы (5-я линия Васильевского острова, 58)

Архитектор Альтман, 1878. Когда-то рядовой дом примечателен тем, что чуть ли не единственный во всем городе сохранил ворота. Поражен тем самым белым грибом, сейчас законсервирован.

 

Особняк Добберт (улица Большая Пушкарская, 14)

До 1861 года на Петроградской стороне частные лица не имели права строить каменные здания, вокруг были только деревянные усадьбы. В конце XIX века рижский архитектор Рейнберг перестроил старое сооружение, придав ему дух неоромантизма и готики. После реставрации в здании разместится медиатека театра современного танца Бориса Эйфмана.
 

Источник http://www.mr7.ru/


Возврат к списку

Наверх